ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

4 декабря 1990 года, вторник.

На дискуссии обсуждали закон о частной собственности на землю.

В 812 прибыл Бурцев. У него были странные вопросы по математической модели самолёта С-80, - это было продолжение вопросов, возникших в октябре. Выяснив пустячок, он срочно выбыл.

Лабтам до сих пор не работает, и Рыбаков перешёл на тот Лабтам. А расчёт «1-44» на носу, да и моя ракета не ждёт.

В 11 час заглянул гость из Киева Сафронов А. Вас. В 1140 Сабанов попросил исходные данные Крапивкиной ракеты, т. к. тот дал ему задание посчитать её на флаттер.

Вик. Мих. Шурыгин хочет присоединиться ко мне и выйти из КПСС. Пока что он написал протест против действия партократии в КПСС и РКП и перестал платить взносы. Если его протест не примут, то через три месяца он выйдет. Я ему советовал перейти в демократическую партию, но он любит коммунистическую, хотя «коммунизм» – чисто условное слово в названии партии, конечно, он не верит в коммунизм.

1430-1630. Заседание Учёного Совета с защитой диссертации Вл. И. Городниченко из НИО-18. Сначала почтили память Т. А. Француза. Как всегда заседание вёл А. А. Белоус, а документы читал В. М. Чижов. Кстати, внук Белоуса уволился из ЦАГИ и перешёл в совместное предприятие, и занимается теперь коммерцией. Защита прошла успешно. Как всегда, активно задавала вопросы старушка Знаменская, которая всегда сидит рядом с Пархомовским. В счётной комиссии были я, Белозёров, Беклемищев. Счёт традиционный: 15 / 1.

5 декабря1990 года, среда.

Гере наконец удалось выйти из беды. Я уже писал, что летом он уплатил 1500 руб за частную квартиру на полтора года вперёд, а хозяин его обманул и пустил за 3000 руб других жильцов, обещая вернуть Герины деньги через два года. Тогда Гера пожаловался на этого Сириго прокурору, а тот пригрозил обманщику судом и лишением квартиры. И не прошло месяца, как Сириго с испугу расплатился.

Сегодня с утра заработала Лабтам, и мы кинулись делать расчёты.

Рыбаков, однако, уже два дня работал на той Лабтам, которая у нормистов, - они с Мизиновой редактируют новые исходные данные для расчёта «1-44», но Эдик позвонил ему туда, и он срочно вернулся на родную машину. Я занял терминал в нашей комнате, а ему пришлось пойти в зал Афина.

Весь день я набирал исходные данные для Крапивкиной ракеты (в файле так и написано). Я как и Толик, столкнулся с непредвиденными осложнениями в редакторском модуле Мосунова. Но Мосунов сейчас в Чехословакии, а в отчёте об этом ничего не написано. Кое-как, я всё-таки закончил набор данных и запустил расчёт на флаттер. Считала 10 мин и получилась чепуха. Тогда я вывел на экран картинку, и увидел, что из восьми панелей одна оторвалась и передвинулась в смешное место. Завтра исправлю.

6 декабря 1990 года, четверг.

Вчера вечером ещё раз основательно занялся ВМ-12 Виктора. Разобрал трансмиссию, прочистил подкатушники и счётчик, подкрутил скорость ведущего вала (ВВ). В результате его ВМ стал работать лучше моего (Ленинградского). Можно теперь смело рекомендовать Виктору продавать эту вещь. Госцена 1200 руб, рыночная цена (как говорили раньше: на чёрном рынке) от 2400 до 3600. Подержанные ВМ 5-летней давности 1600. У Виктора я бы оценил в 1400, но из них 100 – мне.

Ночью в 045 смотрел репортаж Суэтина о победе Карпова в 17-й партии.

Утром в 730 меня разбудил писк будильника из подвала. Бесшумно в темноте собрался на работу и в 758 вышел. Удивился только, увидев в кухне варёные яйца для приготовления пирожков. К чему бы это пироги? – подумал я, а когда в 930 начал записывать дату 6 дек, то что-то в этой дате мне показалось знакомым. И вспомнил: у Иры день рождения. И тогда в перерыве зашёл в ЖУМ что-нибудь купить.

Лабтам трудится вовсю. Наш терминал занял я и только в 1500 исправил все ошибки в Крапивкиной ракете. К этому времени как всегда, остались только я да Света. Эдик ушёл ещё утром встречать племянницу, а Толик с Ирой настолько устали на Афине, что в это время пошли отдыхать. Мои результаты оказались несколько завышенными по сравнению с частотами Педоры. Завтра разберусь. А Крапивко между тем просит скорее написать научный отчёт, чтобы оформить денежный договор. Ира напекла пирожков и созвала всех молодых, только Ваня пока холостой.

7 декабря 1990 года, пятница.

Изобилие БРЭ (Бытовая Радио- Электроника) в доме приводит к постоянным хлопотам по её ремонту. В последнее время неисправности стали возникать почти каждый день. Ещё бы! 4 телевизора, 5 магнитофонов, 3 усилителя, 3 приёмника, 2 осциллографа, 6 часов…

Дневник научного работника (СИ) - img_61.png

В понедельник заскрипел ролик на Кировском ТА1, а вчера появилась серьёзная неисправность на Фрязинском ТА1: сорвался на валу рычаг прижимного ролика: плотная посадка не выдержала. А завтра, как всегда по субботам, приезжает Головач, и он привык записывать на этом ТА1. Срочный ремонт!

Наш сектор занял три терминала: Света в нашей комнате, Толик в ВЦ (на Афине), я в комнате у Крапивки. Сегодня я дважды обновил все исходные данные Крапивкиной ракеты. По корпусу всё было ясно, во сколько раз надо ослабить жёсткость. Осталось выяснить, как надо ослабить заделку крыльев и стабилизаторов. Сначала я уменьшил все пружины с 106 до 104 и в 1240 получил новые частоты. Перебор! Корпусные частоты стали правильными, а крыльевые – слишком малыми. Сидя в кабинете у Крапивки, пришлось невольно принять участие в дискуссии с Дорохиным. Он с нескрываемой радостью поделился новым законом о пенсиях в РСФСР. Потом спросил меня, что ждёт нашу страну. Я ответил, что это не так важно, как сохранить весь земной шар в XXI веке. К сожалению, на всё население земли имеется один воздух и одна вода океанов, и это касается всех: и передовых стран, и отсталых. Страдать всем. Поэтому нам помогут, лишь бы мы не портили воздух.

Эдик исчез до обеда, Толик – до 16, и опять я остался со Светой. Новый расчёт с пружинами 105 попал в точку! Первые 8 частот ракеты практически совпали с экспериментальными частотами (~10%).

8 декабря 1990 года, суббота.

Дневник научного работника (СИ) - img_62.png

Предполагаемая причина неисправности магнитофона оказалось ошибочной. Убедившись, что рычаги на валу сидят туго, я стал подозревать соленоид: там что-то на дне застряло и не пускало сердечник до упора. Я разобрал соленоид, и нашёл там маленькую резиновую деталь, - это был резиновый подпятник для смягчения удара сердечника о донышко соленоида. Причём, дно кончается усечённым конусом, а в сердечнике есть встречная выемка. Резиновый подпятник отклеился и выпал.

Головач был точен и прибыл в 11 час. До 16 час мы с ним записали пять CD: Ray Charles, Mingus, и три - Monk. Его магнитофон (который я исправил вчера вечером) записывал безупречно, а мой, к сожалению, последние полчаса захрипел. Это и раньше иногда бывало с Кировским ТА1, но это блуждающая неисправность и найти её будет нелегко. Я надеялся, что обойдётся, но когда Головач уехал и я проверил качество записи, то убедился, что последние полчаса, в самом деле, испорчено.

9 декабря 1990 года, воскресенье.

День получился неудачный. Во-первых, в бассейне проплыл 1500 м вместо 1600. Во-вторых, мне подсунули на ремонт старый электрофон с неисправным ползунковым потенциометром – регулятором громкости. Я с ползунковым потенциометром никогда дела не имел, и по глупости пытался его ремонтировать, но только зря провозился много часов, пока не понял, что это бессмысленно.

Итак, день прошёл бездарно. Единственная радость: пришли Лиля с Алёшей. Алёша жил без отца, и он с большим интересом проводит время около меня в подвале. Гера возится со своим усилителем, который он когда-то купил за 100 руб (самодельный), и который пострадал на даче от броска напряжения, – там тоже буря рвёт провода.

202
{"b":"589672","o":1}