ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне передали записку: «Галкину М. С. Звонил из Ужгорода Гуледжа Андрей Васильевич. Просили прислать матрицу». С этими матрицами прямо анекдот! Ещё много лет назад Галкин просил меня, чтобы я послал в Новосибирск для Годунова какую-нибудь матрицу. Наш Галкин на всевозможных конференциях при общении с видными учёными хвалится, что в ЦАГИ имеются хорошие матрицы, и тогда его просят прислать хотя бы одну. Вот и получается, что потом эту просьбу спихивают на меня. А какие им нужны матрицы? И зачем? Им, наверное, нужны плохие матрицы. Хорошие они и так могут списать из учебника по алгебре.

21 февраля 1991 года, четверг.

Сразу же после шахматного клуба ко мне подошёл Крапивко с толстой пачкой напечатанного на машинке теста. Это наш новый с ним отчёт по его ракете. Там ещё третьим соавтором числится Сабанов, т. к. из 45 стр текста 3 стр – его. Анатолий Васильевич вручил мне текст с тем, чтобы я сам вписал свои формулы и нарисовал свои рисунки. Что касается текста, то он в восторге от моего сочинения. Я и сам горжусь тем, что мой отчёт о Крапивкиной ракете получился как увлекательная повесть. К тому же я, следуя моему стилю, все рисунки вставляю прямо в текст, как это делается в научных книгах. Читатель, наверное, заметил, что и в этом дневнике встречаются рисунки. Крапивко новый отчёт начал с того, что повторил старый, т. е. он состоит из двух частей: предварительный расчёт и уточнённый расчёт.

У Ирины появились новые трудности в связи с судебной волокитой. Заседание Раменского суда 15 февраля не состоялось из-за неявки ответчика, который вместо себя прислал телеграмму с просьбой отложить суд на месяц. Судья сказала Ирине: «Ждали результата два года, - подождите ещё месяц». И отложила суд до 11 марта. Но, похоже, что ответчик переменил прописку в Москве и теперь будет некоторое время скрываться от судебных повесток. Вот так он тянет время: Авось старуха, его мать, помрёт, и тогда истца нет, – нет и суда!.

22 февраля 1991 года, пятница.

Я уже писал, что наши разговоры богаче всяких писем и дневников. И …учебников. Школьных учебников! Я вспоминаю, как повезло нам в школьные годы: наши учителя знали и говорили во много раз больше, чем написано в учебниках. Это было в Новосибирске в 1947-49гг. Наши учителя сплошь были если не профессора, то люди из университетов: математик – Давид Львович Эттингоф, физика – Отто, геометрия – Вит. Макс. Цетнерский, нем. язык – Георгий Ив. Цаннер, литература-Жаров (кличка «Примус», потому что он часто распалялся, да и сам был маленький и краснолиций), анатомия – Грюнвальд. Женщин было только две: по истории и химии. Все эти преподаватели были высокой культуры, они попали в Новосибирск в годы войны, будучи эвакуированы из Европы и расставшись с университетами и другими важными предприятиями. Они вдохнули в нас новую культуру, иначе бы мы прозябали алкоголиками.

Сегодня Света принесла самодельный торт в честь праздника. Эдик съел один кусочек, а я два, причём я не люблю запивать чаем. Я вообще никогда не пью, кроме еды. По этому поводу вспоминаю, как на вершине Ключевской сопки я съел банку сгущёнки, ничем не запивая.

Эдуард весь день ждал Белянина с завода Сухого. Тот его предупредил, что обязательно приедет. Я позвонил на завод, там Ворона ответила, что в его блокноте написано «в ЦАГИ». Но он так и не приехал, а шахматный блиц развернулся в честь 23 февраля с 14 час.

23 февраля 1991 года, суббота.

В 11 час пришёл Аркаша Минаев за очередной видеокассетой. На этот раз его дочь Маша (он её называет по-разному: Маня, Мария, Маша) заказала фильм Хичкока «Птицы». Это один из ценнейших фильмов в моей коллекции и я выпустил его из рук с досадой, и всё время беспокоился, как бы они его не пустили по рукам, но Аркаша клялся, они не выносят из своего дома. Сам Аркадий не любит видео и не смотрит, – всё для Маши. Я поздравил его с днём Советской Армии, но он кисло ответил, что, к сожалению, невозможно достать выпивку. Тут я вспомнил о Гериной яблочной браге, от которой ещё осталась треть банки. Я достал этот яблочный сидр из холодильника и налил Аркадию стакан. Он был очень доволен.

Хобби. Последнее время меня беспокоит мотор в ВМ (см 12 янв). Слегка подремонтированный мотор в «старом» ВМ-12 работает на последнем издыхании. Особенно важно не перегружать мотор перемоткой, но как назло очень многие возвращают кассеты не перемотанными. Поэтому я решил сделать устройство для перемотки видеокассет. Говорят, такая японская моталка стоит до 500 руб. У меня есть токарный станок, и это облегчает дело. Я снимаю кожух со станка, собираюсь точить первую деталь, но суппорт заклинен, маховичок невозможно сдвинуть с места. Вспоминаю, что в январе станком пользовался Ваня. Спрашиваю Ваню, не включал ли он автоматическую подачу резца. «Кажется, включал», - отвечает он. Вот так всегда, Ваня ломает, а я чиню. Пришлось разбирать весь станок, однако закончить до ночи не удалось, потому что Олег внезапно принёс три длинных фильма по 1-50, так что сидели до полуночи, и с нами Ваня с его друзьями Сергеем и Сашей.

24 февраля 1991 года, воскресенье.

Утром, идя на электричку, встретил жену Рудика Севастьянова, и она сообщила, что я вчерашним советом по телефону насчёт ремонта темброблока «Корвет» доставил ему радость, т. к. мой совет попал в точку. А я торопился на электричку, но не успел: она пришла на 5 мин раньше. Пришлось ехать на 1019, но и на ней я легко успел в бассейн, так что теперь буду выходить из дома в 1000, а возвращаться в 1400. Вся поездка 4 часа. Проплыл только 1500, т. к. слишком был сытый. На обратном пути повстречал самого Рудика. Он вёз блок мощности (БМ) «Корвет» (как у меня), который ему удалось купить в Шатуре 12 дек. В общем, все мои знакомые Hi-Fi-щики набросились на этот «Корвет», чтобы как-то истратить лишние «деревянные» рубли. Вот и Сэм купил в Раменском темброблок, и принёс ко мне на ремонт. Да и у Рудика БМ оказался с браком.

Вернувшись из бассейна, я с радостью обнаружил, что Ваня закончил за меня ремонт станка, и мне осталось только собрать его. После этого я продолжал делать видео-моталку, и к ночи макет был готов. Осталось только выточить 2 шкива, и приделать мотор от проигрывателя 1950-х.

Кстати, с этим станком хлопот было немало. На первом году лопнул вал электропривода (там даже была видна ржавчина на изломе). Я возил тяжёлый узел в гарантийный ремонт. Завод где-то в Томилино, теперь уж ни за что не вспомню, – где. А вообще этот станок – клад!

Приходил В. Коваль посоветоваться о покупке CDP Бердского завода.

В 21 час случилась беда. Бабулю хватил паралич правой половины тела. Бабуле 87 лет, она сама ходит на второй этаж (туалет там), спорит с родственниками, хотя иногда некоторых не узнаёт. Бабуля собралась в 21 час погулять на улице, но села и уже не встала. Врачи из скорой помощи сказали, что теперь она будет лежачей больной и будет всё время мочиться. Ирина хотела устроить её в гостиной, но я настоял, чтобы она осталась в своей комнате (т. е. в Гериной), и мы втроём перенесли её обратно. Днём в понедельник Ира ещё раз вызвала скорую помощь, врачи снова сделали несколько уколов, сказав при этом, что надо готовиться к худшему. Когда я пришёл в обеденный перерыв домой, то Ира сидела у постели больной матери и держала её горячую правую руку (левая парализована) со слезами на глазах. Бабуля не может открыть глаза, речь её стала бессвязной.

Хобби. Я наконец договорился с Костей Дурыниным насчёт мотора ЭПВ для ВМ-12. Он пригласил меня в правление своего кооператива «Кварц». Вдвоём с бухгалтером они посчитали: цена ЭПВ 22 руб, (новая – 44 р.), обслуживание 100, итого 122 р. Но я заметил, что хотя бы 20 руб надо заплатить мастеру, а я и есть мастер. Он согласился.

За 2 дня я сделал перематывалку и успешно испытал.

26 февраля 1991 года, вторник.

В 630 погасло электричество. Опять отключилась наша несчастная фаза. Я пытался наладить на пульте, но оказалось, что на нашей фазе нуль. Сегодня оттепель, и где-то тяжёлыми сосульками оборвало провод: ведь у нас, как говорят электрики, «воздушка»: провода, как в деревне, на столбах. Я всё собираюсь сконструировать защитное устройство от высокого напряжения, в том числе от 380 вольт, но пока не могу подобрать соответствующее реле. Тогда я обратился к своему бывшему соседу по коммунальной квартире (до 1969г) Виктору Ив. Давыдову. Пока мы с ним жили в общей квартире (там было три семьи), мы воевали друг с другом, а когда разъехались, то стали желанными знакомыми. Виктор электрик, и он мне посоветовал сделать тиристорную защиту, т. е. в случае превышения напряжения тиристор должен закоротить сеть, – пусть перегорает предохранитель! Но мне такое решение не нравится, т. к. у меня так же сделано в магнитофоне «Электроника-003» по проекту Волкова. Но при срабатывании такой тиристорной защиты там предохранители не сгорали, и продолжал идти очень большой ток через тиристор и трансформатор (обычно +5в). Надо отключать, а не устраивать сознательно короткое замыкание!

216
{"b":"589672","o":1}