ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сегодня Рыбакова нет, Эдик говорит, что он сегодня в комиссии по переоценке товаров в магазине. Он ведь все годы был общественным контролёром. Кстати, он собирается на ближайшем партсобрании выходить и партии. Вообще таких кругом много, которые уже целый год не платит партвзносы: Булычёв, Стюарт, … - но выжидают. А ведь есть инструкция, что тем, кто решит вернуться в КПСС, неуплаченные взносы аннулируют.

Вихрь очистил прилавки магазинов. Ирина ещё не успокоилась и шастала по продовольственным магазинам. Напоследок она уже вечером купила несколько килограмм моркови, а я её ругал: «Куда столько моркови? Ещё та не сгнила, а ты уже новую несёшь!» Пока она по телефону болтала с соседкой М.И., я в это время натёр моркови и угостил Лилю.

2 апреля 1991 года, вторник.

С большим нетерпением спешили на обед в столовую Фаянцев и Набиуллин, чтобы пообедать по новым ценам. Вместо 1 руб обед теперь стоит от 2р 50к до 3 р. В магазинах пока пусто, да и талоны пока не напечатаны и не розданы по домоуправлениям, но новые цены уже висят. Рыбаков принёс газету с новыми ценами, и весь 4-й этаж ходил к нему, чтобы познакомиться с ними.

В 15 час в радиогазете выступил председатель горсовета Лапин. Он сказал, что бюджет г. Жуковского наконец утвердили: это 100 млн руб, - по 1000 руб на каждого жителя. Из них 20% - из государственных средств (из центра), а остальное, – за счёт предприятий. Что касается фондов на продукты, то будет сокращена продажа водки на 30% и табака на 50%. Жаль алкоголиков и курильщиков.

К приезду англичан в конце апреля Соболев хочет продемонстрировать на Пи-Си графики и кинограммы, но перевести всё это на РС с Лабтам очень трудно. Мосунов, например, не берётся за такой короткий срок, и обещал подумать об этом Юра Долбнев, - он у нас самый квалифицированный системщик.

Пришла Таня Филатьева и начала нас пугать, что терминал Лабтам даёт рентгеновское излучение, которое опасно для нашего здоровья. Никто, кроме Светы не испугался, а Света была так напугана, что решила передвинуть все столы, так чтобы загородиться от терминала. Я же уверял, что её расстояние до терминала: 3 м, - достаточно далеко, чтобы излучение ослабло в десятки раз. Речь идёт об опасности для сидящих за терминалом. И вообще надо сначала провести исследование с помощью кусочков фотоплёнки, завёрнутых в чёрную бумагу и разложенных на целый день в разных расстояниях от терминала.

3 апреля 1991 года, среда.

Утром пришёл к нам Пётр Дм. Алексеев с заключением по флаттеру Миг-29, которое лежит неподписанным с декабря, а там заделаны подписи кроме Лыщинского, Алексеева и Грецова, ещё и по расчёту – Бунькова и Рыбакова. Это то самое заключение, ради которого мы с Лыщинским в январе проделали массу расчётов st29, а потом как-то успокоились и забыли. А спецчасть всё время напоминает. И как раз в конце квартала у них очередная ревизия незавершённых документов – вот они и потребовали закрыть эту бумагу. Петя предложил, чтобы мы сегодня разобрались в наших результатах по отчётам прошлых лет и завтра с утра доложили бы у Соболева. Тогда я посоветовался с Толиком, - он был не против того, чтобы я сходил в спецчасть за шестью отчётами по этому вопросу. Шести там не оказалось, т. к. в спецчасти не дремлют и все трёхлетней давности отчёты отправляют в архив. Но и четырёх оставшихся было достаточно, чтобы разобраться во флаттере самолёта Миг-29.

После обеда всё сильнее стала проявлять беспокойство Света по поводу рентгеновского излучения от терминала Лабтам. Эдик и Толик уже почти уступили и собирались передвинуть все столы, куда хочет Света, но тут мне в голову пришла спасительная мысль загородить Свету от излучения книжным шкафом. Света сразу же согласилась на этот вариант, - шкаф передвинули, она плотно забила его всякими отчётами и книгами, и после этого успокоилась. Мы с Эдиком сделали вывод, что с женщинами бесполезно спорить, - проще уступить.

4 апреля 1991 года, четверг.

С утра, как и намечали, состоялось совещание у Соболева по поводу заключения. Евгений Иванович ставит дело так, чтобы мы сначала всё обсудили, а для него представили бы доклад, а он только подпишет. Сначала докладывал Миша Грецов о продувках моделей в трубе Т-104. Потом – Петя Алексеев о продувках в Т-109, а уж о расчётах доложил я (а Рыбаков отвечал на вопросы). Все результаты и в трубах, и в расчётах были такие, что для выдачи заключения о безопасности еле хватает запаса. Я вспоминаю, как в таких случаях сидели с Поповым: полдня, не обращая внимания на обед. Соболев же разбирается во всём гораздо быстрее, так что не прошло и часа, как мы всё закончили.

Я спросил Муллова, правда ли, что Вика родила. «Да, - ответил он, - А откуда тебе это известно?» « Из джаз-оркестра Лундстрема, - они же имеют связь с мировой музыкой. Кстати, Олегу Лундстрему 2 апреля исполнилось 75 лет». «А ты при чём?» «А они через их конферансье пасутся у меня в смысле джазовых записей». «Да, Вика родила и сейчас живёт в Лондоне». «А как же контракты?» «Э-э! У них на Западе всё запланировано на 5 лет вперёд. Так что такие случаи предусмотрены. Это у нас женщина бросает работу внезапно, когда ей вздумается, и так же внезапно возвращается на работу, когда ей понадобится».

В коридоре оживлённые дискуссии о 3-м съезде России (уступка Полозкова Ельцину) и о повышении цен (сырковая масса в 6 раз).

Я попросил Толика найти в архиве результаты на Лабтаме с интересной кинограммой флаттера, а помог ему в этом Валера. Это оказался самолёт М5. Однако пока переводить кинограммы с Лабтам на Пи-Си мы не умеем, есть надежды на Долбнева.

5 апреля 1991 года, пятница.

Вчера мои орлы отмечали полгода Ларькина. Я Эдика пытался отговорить, чтобы он перенёс это на Пасху 7 апр, но он сказал, что этого делать нельзя, и пошёл выкупать коньяк за 44 руб, да ещё есть бутылка у Кости Кравцова. А сегодня утром они зашли на 5 мин и на весь день ушли на кладбище. И опять я им советовал отложить это на Пасху, но Эдик ответил, что Пасха само собой, а поминки само собой.

Я всегда волнуюсь, когда проявляются события многолетней давности. Я уже не раз об этом писал. Вот и сегодня всплыло событие 22-летней давности. Утром заходит Инна Сухова и подаёт мне книгу «Классическая механика» Голдстейна: «Это твоя книга?» Там на обложке моя подпись. Конечно моя. Она разбирала библиотеку покойного Сухова, который умер 15 лет назад, и увидела книгу с моей подписью. Тогда я достал мой красный долговой блокнотик и там написано: у Сухова с 19.09.1969.

В 14 час появился Ваня-студент. Карклэ как руководитель, дал ему задание рассчитать стабилизатор на флаттер. По-видимому, это какая-то модель для испытания в трубе. Ваня обратился ко мне за помощью. Хотя и не принято разводить семейственность на работе, я всё же решил научить его считать на Лабтаме. Мы с ним сидим на терминале 2 часа. Научить расчёту на флаттер немудрено, но это будет учёба без понимания теории. Мой совет почитать теорию флаттера не действует.

Первая поездка группы в бассейн провалилась, – подвёл транспорт.

6 апреля 1991 года, суббота

Я чувствовал себя приговорённым, когда шёл в хлебный магазин. Вместо обычных 70 коп я истратил 1р 80 к. Как и все граждане нашей страны, я ещё не ощутил ничего, кроме досады, но математический расчёт показывает, что через месяц в нашей семье наступит бедность.

Заметно подорожали и радиодетали: СМРК-2 для М.И. пришлось купить за 50 руб (хотя и за её счёт), а ещё в марте они были по 30 руб.

Снова Миша Жуков искал свою потерянную компакт-кассету. Он почти уверен, что она осталась у меня. Мне пришлось напомнить ему подробности его визита в марте, и он сделал вид, что поверил и догадывается, где он её мог оставить. Мише сегодня 40 лет, и я обещал ему в подарок списать уникальные записи джаза в ДК Москворечье начала 1980-х. Из тех записей его больше всех заинтересовал Биг-Бенд Юрия Маркина. Оказалось, что со многими музыкантами у нас общее знакомство. Когда я ему рассказывал, кто у меня бывал: Георгий Гаранян, Борис Кузнецов, Алексей Баташёв, Саша Ростоцкий, Гена Бондарев, Виктор Алексеев и ещё кое-кто, то Миша с восторгом вспоминал, с кем из них он работал в Царицынском музыкальном училище. Мы завели Маркина, и возродился миг из 1982г. Мои шесть микрофонов стояли тогда в средине оркестра, и сегодня мы с Мишей снова оказались в средине оркестра из того уже недоступного прошлого. Да, недоступного, во-первых, потому что я уже не могу возить на себе аппаратуру весом от 40 до 50 кг, а во-вторых, потому что прошли те бедственные времена забвения советского джаза, и теперь почти все те ансамбли, которые записывал я и мой покойный друг Вл. Георгиев, вышли на дисках фирмы «Мелодия». И теперь те ансамбли не нуждаются в энтузиастах магнитофонной записи.

224
{"b":"589672","o":1}