ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карклэ приготовил для нашего сектора сюрприз: после трёхлетнего отпуска выходит на работу его сотрудница Марина, и он хочет посадить её в нашу комнату на место Ларькина. Мы запротестовали, но Соболев приказал. А всё из-за того, что наша комната выглядит просторно, хотя нас пятеро, а в других комнатах в среднем по четыре, но всё захламлено, и заставлено столами.

19 апреля 1991 года, пятница.

Я поехал на улицу Ахмет-хан-Султан дом 11, кв 60 к Калашниковой Вере Артамоновне. Она – организатор группы плавания в бассейне по пятницам. К сожалению, я присоединился к этой группе в исключительно неудачный момент. У них все годы всё было хорошо налажено, но, как известно, со 2 апреля всё подорожало в 2-3 раза, а они этого не учли, и вот с автобусом тут же получился сбой. Поскольку я сдуру привлёк в эту группу и своих 14 друзей, то я чувствую себя виноватым. У Веры Артамоновны телефона нет, и никто ничего не знает. Я разузнал её адрес и в 1630 заявился к ней на 9-й этаж 14-этажного дома. Её муж, тоже пенсионер, спит. Внук с книжкой в руках спит. И сама она разбужена моим приходом. В общем, сонное царство. Она с облегчением вздохнула, сбросив с себя обузу с этим автобусом. Я забрал деньги за своих 15 человек (со мной) – 234 руб, и раздал их обратно, настроив всех ездить на электричке, не надеясь на заказной автобус. Кроме того, я по просьбе Веры Артамоновны обзвонил всех других её людей и даже выслушал их претензии и недовольства. Но я-то при чём? И так уже две недели пропали, а они всё ещё надеются. Должны быть довольны, что я внёс ясность.

Как действует на человека паника или ажиотаж? Практически безотказно! Дело было так. В 1855 я вышел из дома, чтобы поехать на электричке 1927. По дороге ко мне присоединилась Инна Стрелкова (сам он травмирован). Когда мы с Инной подошли к кассе, там уже собрались Амирьянц, Замула и Калашникова. И в то же самое время подошла электричка. Я догадался, что это электричка не моя, а предыдущая в 1914. Но все галдят: «Давай! Давай! Быстрей!» Инна уже присоединилась к ним. Электричка стоит, двери ещё не закрылись. И тут я поддался: купил билет за 20 коп и успел войти в вагон. И только в пути я осознал, что я подвёл всю остальную компанию, которой я назначил ехать на 1927. Так что в бассейне я всё равно их ждал.

20 апреля 1991 года, суббота.

Ко мне в гости приехал Вадик Винников. В студенческие годы он был Вадик, а теперь Вадим Александрович. Он пробыл у меня с 1020 до 1800.

Целый день! За 36 лет после окончания института я его видел только один раз в 1980г на юбилейном вечере. Тогда я, по-видимому, и пригласил его запросто приезжать, а он запомнил. Я вообще в те годы был очень щедрый на общение. В тот раз ко мне собирался приехать Вилли Мирер, но вот вместо него приехал Вадик и с запозданием на 11 лет. Как говорят, чего только не пообещаешь по пьянке! Я хоть и не был пьян, но видно пообещал джазовые записи.

21 апреля 1991 года, воскресенье.

Вчера выбитый из привычной деловой колеи, кроме Винникова ещё и другими гостями: в 20 час пришёл Миша Жуков и привёл какого-то паренька по имени Саша Незнамов (по кличке «Чужой»), – я сегодня с утра нехотя взялся за работу в своей мастерской. Там всегда наготове имеется план работ из 10-15 пунктов, из которых 4-5 – первоочередные.

На этот раз я взялся за проект стробовспышки на 50 гц, и довольно быстро изготовил вспомогательный блок-прерыватель на герконе, который давал импульсы с частотой 50 гц.

А тут подошла очередь идти к клиенту. Герин товарищ Олег Минаев, очень ловкий парень (см июль 1988г), просил исправить его телевизор «Рекорд ВЦ-311». Гера хвалится, что этого Олега легко обдурить, но что-то не верится. И в этот раз Олег предлагал Гере 25 руб за то, что он свозит из Колонца ко мне домой ТВ, а за ремонт мне - отдельно. Но я возразил, потому что неизвестно, какой трудности ремонт. Я решил прийти к нему сам. Забираю, как всегда, рюкзак с приборами, и к 12 час являюсь к нему домой. Он уже приготовил для меня схему и включил ТВ. Я с первого взгляда увидел, что работы на 5 мин, но у меня не было с собой нужного прибора для этого. Олег по серости поставил стабилизатор напряжения на ТВ, что привело к намагничиванию кинескопа и полному искажению цвета. Да к тому же для современных ТВ стабилизатор не нужен. Я командировал Олега на велосипеде к себе домой за дросселем для размагничивания кинескопа (Ваня ему выдал), и он за 20 мин его привёз. Когда Олег спросил: «Сколько я Вам должен?» я ответил, что минимальный ремонт стоит 20 руб. Но он стал спорить, что половину работы он сделал сам, поскольку ездил на велосипеде за моим дросселем. Договорились за 10 руб.

Оставшуюся часть дня я переписывал несколько катушек джаза для Винникова, т. к. он вчера понял, что работа эта очень нудная и оставил мне заказ на шесть полуторачасовых катушек по 5 руб.

22 апреля 1991 года, понедельник.

Ещё не кончился шахматный блиц, а Рыбаков уже затеял дискуссию, почему плоха политика Горбачёва - Павлова. Они ему очень навредили, и в результате получилось такое горе, что у его семьи слёзы капали, когда они в выходной день увидели на своём участке вместо старательно высаженных саженцев яблонь, облепихи и смородины, пустые ямы, - всё украли. Мы решили, что это вырвали свои.

Вопрос о земельных участках был основным и на сегодняшнем заседании президиума НТС. Нашему отделению предстоит проработать в подшефном совхозе 500 человеко-дней за право осенью закупить по государственным ценам определённое количество картошки и капусты. Говорят, что просто так уже ничего не купишь. Уже сейчас в Жуковском даже тапочки продают по спискам. И ещё 350 человеко-дней надо отработать за 5 огородных участков по шесть соток, а желающих 100 человек.

Сабанов в угнетённом состоянии. Он захотел сравнить заводской расчёт из Реутово с расчётом по нашей методике, для чего привёз оттуда распечатку, и стал набирать на Лабтаме. Но на заводе умудрились из простой ракеты сделать настолько громоздкую систему, состоящую из 8 УП, в каждой из которых до десятка балок и сотни масс, что он в отчаянии. Уже и программа заметила: bad file! Алексей за голову схватился, поняв, как далеки на заводе от научного подхода к сравнительно простой задаче. А ещё они пытаются делать запрос об утверждении их методики (копии с Рыбаковской диссертации) в качестве основы для сертификации!

23 апреля 1991 года, вторник.

Сегодня к нам приезжают англичане, но их в пристройку не поведут, – уж слишком здесь мрачный вид. Вчера их встретил Долбнев и отвёз в шикарную гостиницу в Химки-Ховрино. С англичанами намечается контракт на экспериментальные исследования флаттера в трубе Т-128. В связи с этим они у себя уже двоих экспериментаторов уволили.

Вышел после долгой болезни Лыщинский, и я ему решил показать флаттерную кинограмму (и ещё Крапивке). А также Муллову, Попову и приехавшей Тамаре Юрченко. Особый разговор о Попове. Лев Сергеевич проработал во флаттере более 50 лет. Он и сейчас каждый день приходит на работу и что-то пишет. Флаттер – это кажется, единственное его увлечение, не считая охоты. Я, будучи уверенным, что мультфильм о флаттере доставит ему радость, стал его звать к себе на 4-й этаж, но он буркнул: «Хорошо, хорошо», и даже не пошевелился. Он и раньше был нерешительный, а сейчас совсем стал всего стесняться. Короче говоря, мне пришлось его уговаривать. Но, зато, когда он увидел мой мультфильм, он не мог оторваться. Уже все: и Крапивко, и Муллов, и Лыщинский и др, - посмотрели и ушли, а он всё стоял и смотрел на этот мультфильм, а я всё подкручивал круг, поддерживая синхронизацию. И мне хотелось сказать ему: «Вот Вы и дожили до того времени, когда компьютером стало возможно вычислить мультфильм о флаттере любого самолёта». Но я не решился, так как он и сам это понимал. А тут ещё появился Борис Антонович Кирштейн, - он иногда приходит навестить «своих ребят»: Грецова и Комарова, - он посмотрел, но, не понял, т. к. изображение было маленькое: 10х21 см, - а в коридоре темно. А Мызин сказал: «Теперь мне ясно, что тебе не зря присвоили степень доктора наук».

227
{"b":"589672","o":1}