ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я по уши влез в расчёт Белянинского самолёта Су-29, Валера колдует на VAXе, а Эдуард читает книгу Вайнеров «Петля и камень в траве», которую дал ему я. В 14 час заглянул Ваня. Я его спросил: «Сдал последний экзамен?» «Конечно!» – ответил он. Сдал впервые без хвостов и уж сразу «Конечно!» Откуда у него такая самоуверенность? Хотя ясно, ведь Галкин как-то мне сказал, что я от скромности не умру.

Буданцева, ведущая по Суховскому КБ, просит меня распределить расходы по изделию 54. Всего нашему сектору положено 4480 руб. До Белянина я не дозвонился, и тогда решил так: пусть в 3-м квартале будет 1180 руб, а в 4-м – 3300. Но это ещё ничего не значит, потому что неизвестно, сколько из них истратил Соболев в текущем квартале.

В 1730, выходя из ЦАГИ вместе с Володей Михайловым, спросил его, почему он не едет с нами на Амур, на что он ответил, что у него дома столько развелось внуков, что сейчас не до Амура. Перед светофором мы остановились, а какой-то старик пошёл на зелёный свет, не глядя налево, а из Москвы нёсся Жигуль и уже не мог остановиться. Я крикнул: «Эй!», и он замер, а Жигуль проскочил между его носом и выехавшим сбоку грузовиком. Старик так и не понял, что был на волосок от смерти. На этом Т-образном перекрёстке в такой же ситуации много лет назад погибла секретарша Дуся из НИО-2.

Вскоре проходную у этого перекрёстка ликвидировали навсегда.

Была жаркая влажная ночь после вечерней грозы. И я думал, скорей бы она прошла, и скорей бы прошёл сегодняшний день, чтобы вечером снова заняться «Маяком-120» Петракова. Вчера он сидел у меня в мастерской, и я ему демонстрировал на осциллографе, что творится с генератором записи. Частота подмагничивания 20 кгц вместо 100 кгц, как я определил на своём кассетнике «Вильма». Заодно я убедился, насколько культурнее сделана «Вильма» по сравнению с «Маяком». По цене они до реформы цен стоили соответственно 550 руб и 434 руб, но теперь «Вильма» стоит на чёрном рынке 3000 руб, а за тот я 400 не дам.

В 10 ч была репетиция защиты кандидатской диссертации Парышева.

Сама защита состоится в четверг в МФТИ. Серёжа доложил чётко и ясно за 20 мин. Работа очень хорошая и всё в ней гармонично. Особенно удачно завершает работу 3-я глава о теоретической оценке шарнирных моментов на рулях с учётом пограничного слоя. Без учёта аэродинамический фокус располагается на 25% хорды (это касается и крыла и рулей). А с учётом слоя, контуры которого задаются приближённо, фокус смещается назад. Такое смещение предложил в своей диссертации учитывать ещё В. Емельянов с МЗ Яковлева.

Так я и не понял, почему генератор подмагничивания в «Маяке» даёт частоту 20 кгц вместо 100. С трудом удалось поднять её до 40 кгц. Теперь запись действует, но пока не получается стирание. Завтра надо будет выяснить, почему не работает (плохо стирает) ГС: либо из-за слишком малой частоты, либо из-за малой амплитуды.

19 июня 1991 года, среда.

Уже с утра стоит зной: +230С. Днём ожидается 300. Расчёт самолёта Су-29 подходит к концу. Белянина интересует только вопрос, как влияет на флаттер аэродинамическая перекомпенсация элерона. И в самом деле, ось элерона проходит примерно на 35% его хорды. Все другие результаты Белянину уже давно известны, а самолёт летает уже много лет, и имеет десятки мировых рекордов. Однако раньше он назывался Су-26, а теперь двухместный Су-29.

В 9 час Карклэ собрал всех начальников, чтобы посоветоваться (Соболева-то нет), куда деть премию, пришедшую с заводов за 4-й квартал 1990г. Общая сумма 482 руб, - немного. На наш сектор 93 руб – по совместной работе Набиуллина и Малины. Я решил эти 93 руб разделить поровну между Набиуллиным и Мосуновым.

Жара. Командированные: Михайлова и Юрченко, - приезжают на одну минуту, чтобы успеть обратно на электричку 1020. Весь день я провёл в расчётах, – так время пролетает незаметно. Эдик дочитал книгу Вайнеров, и убеждён, что эта книга написана на реальных фактах, - я с ним согласен.

Я начал понемногу ликвидировать своё рабочее место, так как мне осталось работать до пенсии всего 9 месяцев, а если учесть отпуска, то сидеть за этим столом мне осталось всего 4 месяца. Безжалостно ликвидирую черновые тетради, если уже есть такие статьи или отчёты. Унёс все личные книги домой, – может, заинтересуется Ваня. Надо уничтожить колоды перфокарт…

Дневник научного работника (СИ) - img_80.png

Наконец я закончил ремонт магнитофона «Маяк-120». Как всегда, клиент спрашивает: «Что там было?» Я отвечаю: «Обычная глупость, но найти её было очень трудно». А было вот что. Я обнаружил, что «Маяк» стирает очень плохо, а сегодня оказалось, что он стирает только за счёт записывающей головки, т. к. стирающая головка (СГ) вообще оторвана. Когда я её припаял, то моментально восстановилась нужная частота 100 кгц генератора (сначала была 200 кгц, т. к. я там кое-что изменял). И тут я понял, что генератор использует СГ в качестве колебательного контура, а поскольку разъём, ведущий к СГ, был испорчен (по-видимому, ещё на заводе 6 лет назад), то отсюда и брак.

20 июня 1991 года, четверг.

Сегодня в 13 час в МФТИ Серёжа Парышев защищает кандидатскую диссертацию. По этому поводу он просил меня поставить в моём подвале на хранение ящик водки. И заодно просил охладить 5 бутылок в холодильнике. Оказывается, пьяницы не любят пить тёплую водку. Но обошлось без моего охлаждения, а помощь ограничилась лишь предоставлением удлинителя.

Защита состоялась не в 13, а с 1410 до 1510, т. к. в этот жаркий день Учёный совет МФТИ под председательством Жигулёва умудрился провести уже две защиты до этой. Так как по закону полагается слушать не более двух защит в день, то они смухлевали, и эту защиту посчитали как заседание №2 (якобы в другой день). Кроме того, из 24 членов присутствовало 16 (и голосовали 16:0), а я насчитал только 10.

Там же в МФТИ проходила одновременно защита дипломных проектов вечернего МАИ, и в комиссии был Олег Яковлевский, с которым мы вместе учились в институте. Пока все стояли на улице с 13 до 14, спасаясь от палящего солнца в тени деревьев, Олег мне рассказал о своих заграничных поездках совместно с Галкиным и Фоминым. Галкина звали Monsieur Corbeau.

Вечером пришёл Антоша посоветоваться со мной, покупать ли ему место брокера на бирже. «Но это дорого!» «100000, достать можно».

21 июня 1991 года, пятница.

На всех этажах затишье после банкета. Эдуард пьёт воду и сидит в кресле, закрыв глаза. Я боюсь расспрашивать, как прошёл банкет. В 900 позвонила жена Рыбакова и передала ему домой телефонограмму: «Не жди, занимайся своими делами». Я ему передал это домой, а он успел похвастать, что у них на участке уже своя клубника и овощи.

Когда я сидел внизу на Лабтаме, а рядом со мной работали Мосунов, супруги Орловы и Гвоздкова, меня по телефону нашла некая Теперина Людмила Николаевна из НИО-10. Она является посредником нового объединения под руководством Олега Белоцерковского, которое намеревается продавать программные средства за рубеж за валюту, а для этого приглашает всех желающих участвовать своими программами. Она пришла к нам, и мы с Мосуновым поговорили с ней.

В конце рабочего дня была такая гроза, что в комнате стало темно. Ливень принимался 4 раза. Я продолжал ликвидацию своего рабочего места. Всё, что было сделано для БЭСМ-6, ушло в историю. Оставить надо только теорию, математическую модель и алгоритмы.

В бассейн сегодня поехали только трое: я, Валя Сокольская и Вера Артамоновна, - да там ещё присоединились трое, в том числе Инна Стрелкова на автомобиле (а у Кости радикулит). Она и отвезла нас после плавания домой.

22 июня 1991 года, суббота.

50 лет нападения немецко-фашистских войск на СССР.

Я в тот день был в пионерском лагере «Бугринская роща», а теперь это городской парк Кировского района г. Новосибирска. Тогда Кировский район назывался просто Кривощёково и состоял из соцгорода: 12 трёхэтажных домов. В те годы пионерский лагерь был намного беднее, чем современный. Тогда ещё не было кроватей, а были топчаны (деревянные лежаки на козлах). Дети добирались до лагеря пешком, да ещё несли свои вещи. Начало войны не очень отразилось на жизни пионерского лагеря в далёком Новосибирске. У нас только начальник лагеря Иван Тимофеевич уехал на фронт, да несколько детей плакали, прощаясь со своими папами. Моего отца призвали на Дальне-Восточный фронт, но через полгода демобилизовали из-за нервного расстройства.

238
{"b":"589672","o":1}