ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приезжала Суворина из Дубны. Дали ей отчёт Мосунова и ленту «141».

6 мая 1988 года, пятница. С утра прибыл Колоцей. Его вопрос о перекосе элерона, вращающегося не на двух шарнирах, как схематизируется у нас, а на трёх. Задача статически неопределимая, но я ему посоветовал почитать то, что я сделал 20 лет назад: «Учёт деформации сдвига…» Но создаётся впечатление, что Колоцею просто лишний раз хочется удрать с завода, а в ЦАГИ отметишься, – был в командировке! Так что, через пять минут он испарился. Вот и наши деятели: Рыбаков и Набиуллин, - исчезли в предпраздничные дни. НЭН – тот хоть утром появился часа на три, а РАА вообще не пришел на работу, – наверное, где-нибудь в детском саду мусор возит.

Крапивко принёс статью Шмелёва в «Новом мире» (№4, 1988) – Новые тревоги – о трудностях перестройки. Это мне всё известно.

С 1100 до1230 состоялось партбюро, на котором мы совместно с партгрупоргами назначили комиссию по составлению «Положения о СТК в НИО-19». В комиссию назначили: Стрелкова, Синявского, Бессолову, Сопова, Карклэ, Стюарта, Азарова, Клюкина.

Сегодня «Правда» очень пухлая: с повестью Ю. Германа «Лает собака». Статья о политэкономии – эта наука у нас в запущенном состоянии со времён «основоположника» Сталина.

Сопов хочет повесить плакат «Вся власть советам!».

7 мая 1988 года, суббота. Рабочий день по решению совета министров. С утра до 11 час сидели на совещании у Соболева по поводу заключения для микояновцев. От них было четверо во главе с начальником отдела Ю. М. Померанцевым. От нас: Соболев, Карклэ, Алексеев, Грецов, Я, Рыбаков, Мосунов – итого, набралось 11 человек. Погода была пасмурная сырая, так что было приятно у открытого окна. Получилась неприятная история: не было на месте трёх наших отчётов с расчётами, потому что они были посланы на завод в двух экземплярах для утверждения, и вторые экземпляры должны были вернуться, но прошёл месяц, а они там застряли. Как говорит Померанцев, они пришли на завод всего лишь две недели назад. Ну и что! Надо было тут же вернуть наш экземпляр обратно!

Заключение подписали, и гости разъехались, кроме Померанцева, который ещё должен был собрать недостающие подписи. После совещания, в 1130 Алексеевич исчез, наверное, уехал в Смоленскую область. Удивительное это нововведение: «зелёные талоны!» – имеешь такой талон и можешь в пятницу работать только до обеда. (Я ошибся: они хоронили Мишу Огородова).

Итак, последний день перед отпуском! Ещё предстоит получить отпускные деньги и зарплату за апрель. А 10 мая в 19 час отправление поезда «Дружба». Да ещё за мной долг: я обещал Ан. Тим. Пономарёву (ВВИА) написать отзыв на его диссертацию от ведущего предприятия (тема: расчёт бафтинга), но Галкин успокоил меня: напишешь потом!

8 мая 1988 года, воскресенье. Первый день отпуска. В нашей жизни, окутанной паутиной бюрократии, очень много «якобы». Я пишу в заявлении: отпуск якобы на 24 рабочих дня, а на самом деле – это отпуск на 20 рабочих дней. Этот анахронизм остался с 1960-х годов, когда от одного выходного дня перешли к двум выходным. И стало с тех пор пять рабочих дней в неделю вместо шести, но по инструкции до сих пор считается, что якобы в неделе шесть рабочих дней. Когда я выйду из этого отпуска 6 июня, у меня ещё останется в запасе отпуск на 24 рабочих дня за прошлый год и 48 –за этот.

В прошлом году отпуск прошёл оригинально. Шёл Международный Московский кинофестиваль, и я ездил две недели подряд в Лужники – там зал очень большой и каждое утро можно было свободно купить билет на утреннюю пару: с 9 час до 13 час. А вечером снова было кино, но уже дома и с видеокассеты. А в позапрошлом году отпуск тоже прошёл в кино: две недели с утра до вечера я с ещё одним таким же любителем (это Олег) смотрели фильмы с видеокассет. Если быть точным, энтузиастом и знатоком кино был он, а я только смотрел готовенькое. Он знал киноэнциклопедию почти наизусть, знал, какие фильмы стоящие, знал, где их достать, однако у него не было аппаратуры, поэтому мы и заседали у меня. Таким образом, за три года мы посмотрели с видеокассет 900 фильмов! Я веду в специальном журнале учёт просмотренного: название фильма, режиссёр, главные роли, хронометраж и год. Перед нами за эти годы прошли в основном все лучшие режиссёры зарубежного кино. Советские фильмы мы смотрели редко, т. к. их можно было видеть в кинопрокате.

В основном программа знакомства с зарубежным кинематографом выполнена! Осталось познакомиться с кинофильмами Японии, Китая, Турции и прочих стран, стоящих на второстепенных позициях по сравнению с кино США, Франции, ФРГ, Англии и Италии. Но не надо. Для кинолюбителя иметь возможность смотреть фильмы авторские: Формана, Феллини, Антониони, Копполы, Кубрика, Хичкока и др., - это трудная проблема. То, что ходит по рукам в городе Жуковском, - это в основном коммерческая стряпня. Авторские фильмы циркулируют на руках у ходячего клуба. Ходячий клуб – это некий кружок энтузиастов, в основном, бедняков, но зато горячо увлечённых и знающих мировой кинематограф. Этот клуб не имеет своего помещения. Собираются, где попало, и меняются кассетами, обычно на один-два дня. Я получил доступ к этому только благодаря большим затратам на аппаратуру. Так же было и с джазовыми записями в 1974-1984гг, когда благодаря первоклассной аппаратуре (я по существу располагал домашней студией) я мог сделать записи высокого качества, и это было удобно для других любителей, и хорошие записи стекались ко мне сами собой, и уже накопилось 300 лент из лучшего, что есть в мировом джазе.

10 мая 1988 года, вторник. Первый день путешествия.

Организовала туристскую поездку на поезде «Москва – Закарпатье – Молдавия – Крым – Москва» Мария Eгоровна Шатунина.

Дневник научного работника (СИ) - img_11.png

Поезд отправляется вечером, а пока надо сходить в ЦАГИ и получить зарплату. В 13 час во время обеденного перерыва там, как всегда, шёл шахматный бой. Крапивко драл Рыбакова, и тому удалось отыграться только один раз. Потом сел гость Чудаев Б. Я. – он играл с блеском, но у него упало время. Я на прощание повесил на доске ещё одну шахматную четырёхходовку (А. Калинин) из газеты «Труд» от 7 мая. Эту задачу я вчера решал весь день и только к вечеру решил. 8 матов! МАТ В 4 ХОДА.

И вот мы уже едем. Сейчас 2030 . Первая смена пошла в вагон - ресторан ужинать. В поезде 12 вагонов с туристами и 3 вагона-ресторана.

11 мая 1988 года, среда. Туристский поезд полон сюрпризов. Во-первых, нет нужды занимать очередь в туалет, т. к. поезд приходит на «базу отстоя», где имеются все удобства рядом с поездом. На вид это пустая площадка: тупик для трёх поездов. Но вот вы заходите в каменный тоннель рядом с поездом, спустившись по ступенькам вниз, и попадаете в подземное хозяйство для туристов.

Завтрак в 830, обед в 1615 , ужин в 2030. Я сегодня провёл на ногах 10 часов. Поскольку с Киевом я уже знаком, то у меня свой независимый маршрут. С 9 до 13 прошёл бульвар Шевченко и улицу Леси Украинки. Потом, когда пасмурная погода сменилась на солнечную, я занялся фотосъёмкой, для чего съездил на базу отстоя (метро Левобережная) за ранцем с фотоаппаратурой. Это чемодан с заплечными ремнями, который вместе с аппаратурой весит 17 кг. В прежние годы я его носил легко и с удовольствием, а теперь тяжеловато. Сегодня снял 12 пар на бульваре Шевченко. Стереосъёмка с каждым годом становится всё труднее, потому что одна из камер «Киев-6» (та, которая с 1972г) часто не дотягивает плёнку и снимает 15 кадров вместо12, так что часть кадров налезают друг на друга. Мои соседи по купе: В. И. Сёмин, Валерий Егоров и ещё один рабочий. Интересы совершенно другие, но это не страшно.

12 мая 1988 года, четверг. КИЕВ. План фотосъёмки на сегодня: Киево–Печёрская Лавра и Родина-мать. После завтрака (питание отличное!) сначала занялся регулировкой аппарата и провозился с ним полтора часа. Вся группа в это время гуляла по Киеву (по плану начало в 1130 у Лавры). Я ходил по городу самостоятельно и снял 4 плёнки. Не обошлось без приключений. Утром у отеля «Салют» привязался милиционер: «Фотографировать не разрешается!». Долго вели с ним переговоры, не понимая друг друга, хотя и говорили по-русски. Оказалось, что в Киеве никто не снимает с треножника бесплатно – это всё частники. Когда я наконец догадался об этом, я успокоил его. Потом около монументальной бабы подошли ещё два милиционера, когда я со своей аппаратурой забрался на холм. Они проверили мои документы и записали. И вообще часто подходили любопытные со своими разговорами. Типичный вопрос: «Оправдывает ли себя эта аппаратура?» Надо понимать, окупается ли? Доказать, что я снимаю для собственного удовольствия невозможно: это другой мир. И ещё я понял сегодня, что спрашивать о том, как пройти, надо минимум у двух, чтобы два ответа совпали.

24
{"b":"589672","o":1}