ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ира дружит с соседкой Элей. Вчера зашёл ко мне её зять Саша – крупный специалист в БРЭ (бытовой радиоэлектронике). За один час я узнал больше, чем за год моей повседневной возни с электроникой.

Ваня тайком взял у меня лучшую из шести стамесок и кому-то отдал в общежитии, а тот уехал на каникулы. Такая досада! Эдик меня понимает: дети хватают из инструментов самое лучшее и портят. Его сын Ренат вот также угробил его лучший топорик. Извините, обошлось.

Сегодня последнее посещение бассейна. Жара. Из 30 человек было только двое: я да ещё одна женщина, не считая шести местных ребят. Я проплыл на прощание спокойно 1500 м за 42 мин. Итого я в этот сезон снова проплыл 60 км, что с Пицундой составляет 150 км за 10 мес, т. е. в среднем 500 м ежедневно.

А после бассейна было назначено заседание видео-кружка. Я догадался пригласить Стрелковых, но пришла одна Инна – она любит фильмы с Бельмондо. Она не досидела до конца, сон одолевал её. Кстати, оказалось, что она тоже ездила в бассейн. Я спросил: «Почему же я тебя там не видел?» Она ответила: «Забыла купальник, пришлось вернуться назад».

29 июня 1991 года, суббота.

В 9 час мы разбудили Ваню. Он всегда оставляет на видном месте записки, будить во столько-то. В 930 мы проводили его с другом Федей в Крым на два месяца работать пионервожатым.

А у меня сегодня большой план: закончить отделку усилителя.

30 июня 1991 года, воскресенье.

Первый вылет самолёта – это понятно, волнующее событие. У меня в тысячи раз проще: первый пуск самодельного усилителя. Но всё равно волнуюсь. Есть искушение пустить поскорее, не тратя времени на окончательную проверку. Вот и в этот раз я долго размышлял, ещё раз всё проверить или пустить на удачу. Наконец я выбрал промежуточное решение: отдельно проверить блок питания, а что касается усилителя, то он ведь у меня уже был налажен три дня назад (тоже не без ошибки, но всё обошлось без аварии). Наконец ещё вчера в 19 час усилитель заработал, и когда пришёл Олег на очередной видеосеанс, в подвале играла стереофоническая музыка с помощью нового усилителя и CDP.

Лиля гостила у нас сутки, заняв комнату уехавшего на юг Вани. Гера взял в сарайчике подростковый велосипед и укатил с Аней купаться. Я ездил на Кратовский пруд с Антошей, не дождавшись Ирины.

Резко упал интерес к чтению. Книгу Троцкого о Сталине я вернул Смирнову, так и не дочитав. Зато с удовольствием занялся приведением в порядок инструментов и материалов.

Выписки из дневников 1971-1981гг.

«5 июля 1973г. Нашему сектору присудили 1-е место за 2-й квартал».

Нельзя эту запись оставить без современного комментария. С тех пор прошло 18 лет, и мы больше никогда не получали 1-го места, но зато такие сектора, как Амирьянца или Чижова получали часто. Дурацкая система проверки работы за квартал! У нас знаменатель был всегда очень большой (три кандидата и один доктор), а числитель обычно очень маленький: один отчёт. Вот и получался очень низкий бал. За отчёты давали 3 очка, а за статьи 5 очков. Наш отчёт – это какой-нибудь новый СПАРФ (Сборник Программ и Алгоритмов Расчёта Фл.), и пользовались им все заводы и многие отделы в ЦАГИ, в том числе тот же сектор Амирьянца. Наши СПАРФы – это целая эпоха в аэроупругости, но формально это были всего лишь отчёты. Только однажды 10 лет назад за них дали премию 500 руб, и мы поделили эти деньги так: мне 200, а НЭН, РАА и Мос – по 100 руб.

«30 мая 1974г, 917. Научно-практическая конференция в инженерном корпусе. Секретарь ГК КПСС Перфильев похвалил моё выступление».

Я очень добросовестно относился к партийной работе. Но иначе и быть не могло, т. к. я верил в коммунизм. Я радовался со всеми, когда Хрущёв предсказал, что мы будем жить при коммунизме. И ещё я был тщеславен: похвала для меня была дороже денег.

«8 июня 1974г. С новым ЗГ-10 устранил низкочастотное возбуждение в моём усилителе. Гулял с детьми». …Гулял с детьми. Им было 9, 6 и 4 года. Купались в Раменском озере. Оно было ещё большое. Катались на автомобильчиках. Я снимал кино 2х8, - эти ленты сохранились.

«7 янв 1975г. Начал писать СП426 – эффективность элеронов и рулей».

Я всегда свою научную работу мыслил не в методах и не в алгоритмах, в программе для ЭВМ. Попутно я сочинял для этой программы метод и все необходимые алгоритмы. Программа – это инструмент, который должен был точно и безаварийно решать какую-либо проблему. Кстати, проблему я тоже ставил по-своему. Так что когда я с этой программой залез в чужой огород в отдел Пархомовского (но уже тогда за него всю работу в отделе выполнял Амирьянц), то возникли трения. Яков Моисеевич пожаловался моему начальнику Попову. Пришлось взять в соавторы Амирьянца, хотя соответствующая статья в «Учёных Записках ЦАГИ» №4 за 1976г была целиком придумана мной. Матричный аппарат в этой статье – он даже непонятен Амирьянцу, т. к. он любит писать уравнения в виде систем линейных уравнений. Мне даже пришлось признаться Пархомовскому, что я только программировал, а всю теорию якобы делал Амирьянц. Иначе бы он препятствовал публикации статьи, а мне так хотелось! А с Геной мы договорились, что в авторах на первом месте буду стоять я. Но прошёл год, и в редакции пришлось уступить 1-е место Амирьянцу. У меня только осталось утешение, что более правильный алгоритм, как я убедился в прошлом году, был мной опубликован в 1969г, а именно, в Трудах ЦАГИ, выпуск № 1166.

По поводу дневников 1971-81гг.

Это как вахтенный журнал, в котором упоминается одно-два события каждый день. Путеводитель по памяти, если в ней что-то осталось. Вот, например, 26 апр 1977г, - защита диссертации Рыбаковым в 1430, - это я помню. Помню, что несколько минут провёл на его банкете, но очень спешил домой, где в подвале работали трое плотников, – они настилали пол (доски вместо лаг, плюс фанера). Ещё тогда они одного послали в магазин за водкой, а двое оставшихся прибивали шурупами фанеру к доскам (а я просил, не прибивать, а привинчивать). Выполнив работу, они с трудом вылезли из подвала. Что, кроме них в этот день работали у меня ещё Володя Глотов с приятелем Витей Онегиным, - они делали новый пол на кухне, - и это помню. Но, что ещё девочки красили окна, – это я забыл навсегда, и только дневник 1977г напомнил мне об этом.

Или такой факт: я был председателем Окружной избирательной комиссии, - сам этот факт позволяет вспомнить подробности. Когда в полночь мы вскрывали урны, и я собирался организовать подсчёт голосов, то Рита Ознобкина посмеялась надо мной: «Зачем это? И так всё ясно!» Меня это покоробило на всю жизнь.

Продолжая читать дневники тех лет, я заметил, что 1979 г был у меня очень активным. Теперь 12 лет спустя я бы не смог так густо заполнить разнообразными событиями свою жизнь.

1 июля 1991 года, понедельник.

По-прежнему жара больше 30о. Валера включил вентилятор, поставив его на окно, но, по-моему, он не угадал направление движения воздуха, которое называется сквозняк, и в результате воздух остановился.

В обеденный перерыв соседка М.И. попросила меня исправить ТВ «Радуга-714», с которым я занимаюсь уже год. Я, не откладывая это дело (это было в пятницу), тут же в промежутке времени от конца работы и до бассейна (с 1730 до 1900) успел найти неисправность и ещё кое-что переделал. «Сколько я тебе должна?» «10 руб». Она удивилась, что так дёшево, и обещала иметь это в виду на будущее. А я, во-первых, не в курсе, сколько берут за ремонт такого старья, а, во-вторых, М.И. так много для нас делает! Ира хранит у них в погребе нашу картошку. М.И. часто приносит нам целую кастрюлю сыворотки от творога, и я пью её вместо кваса.

…2 апр 1980г был любопытный случай. На другой день после похорон И. П. Шепелёва (1903-1980) я ездил в Москву и там потерял паспорт со справкой, а потом он нашёлся у директора магазина на Комсомольском проспекте. А 24 апр 1980г мне было поручено Тепеницыным достать 2 кг гречки для совместного путешествия по Кавказу с 1 по 11 мая. Я пошёл по совету Рыбакова в стол заказов, а там говорят: «Нету!» Тогда я сказал: «Я от Рыбакова» «А это другое дело! Сколько Вам?» «2 кг». У меня возникает иногда догадка, что он работает совсем в другом месте, а в ЦАГИ только числится.

240
{"b":"589672","o":1}