ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока я читал, Нессонов всё время приставал ко мне со своими разговорами, но, кстати, иногда очень интересными, например, в Чите он вспомнил, как в 1946г в этом городе он носил наготове пистолет для защиты от грабителей, а вот в Германии обошлось без оружия, когда однажды в немецком доме наткнулся на Фрица: он этого Фрица просто выбросил из окна вместе с рамой.

Полдня ехали вдоль реки Шилки, - нигде не видел похожей на неё реки! Просто чудо! В прицепленном за нами вагоне едут американские туристы, и Серёжа Парышев продал им сувенирные значки за $5.

Вслед за мной книгой о Переходе завладел Нессонов, а Кира вручила мне ещё одно пособие: журнал «Восхождение» со статьями Николая Рериха и т. п. В общем, школа на колёсах!

3 августа 1991 года, суббота.

Последний, шестой день в поезде. Эта группа ездит организованно уже 5-й год подряд, причём многие участвовали до трёх раз, например, я ездил с ними в Закарпатье и Якутию. Организатором всех экскурсий была М.Ег. Шатунина, а в ядро входит Буданцева, Андреева и ещё кое-кто. Мне скучно с этими людьми, т. к. в основном это женщины пенсионного возраста. Они не могут участвовать в спортивных выходах (как мы с Олегом Катиным в Якутии залезли на утёс!) Зато у них отличный нюх, где что можно купить или организовать!

У меня кончилось чтение на духовные темы (у Киры было только 4 книги), и я перешёл на современный детектив. Демьяныч многое рассказал из своей армейской жизни. Тот образ молодого офицера никак не вяжется с его современным образом. Жизнь офицера в мирное послевоенное время (1946г) – это бесконечный ряд курьёзных, нелепых поступков. Например, группа во главе с генералом, и в том числе он Нессонов, едет на рыбалку. На рыбном месте они глушат рыбу гранатами, а на обратном пути на их катере внезапно глохнет мотор и у самой пристани катер несёт под большой колёсный пароход. Капитан успел остановить вращение колёс, и катер вклинился между плицами. Все сошли, а генерал сидит, а его сынок кричит на берег: «Мама, папа обкакался!». Опасаясь огласки, генерал срочно демобилизовал Нессонова домой. И все остались довольны.

4 августа 1991 года, воскресенье.

Поезд прибыл в Благовещенск вовремя, т. е. в 640 по местному времени. На теплоход надо являться 6-го, и если бы не забота о предстоящем ночлеге, то это было бы прекрасно. Оставив в автоматических камерах свои чемоданы и рюкзаки, вся группа разбрелась по городу. Женщин в первую очередь интересует воскресная барахолка, потому что многие из них были настроены купить нитки жемчуга. И поэтому они укатили на троллейбусе в город. Я уговорил Нессонова пойти в город пешком. Мы были единственные из всей группы, кто обошёл город пешком. Идя больше часа по улице «50-летия Октября», мы увидели, что улица кончается стеной леса, и я подумал, что это Китай, - и я не ошибся. Мы вышли к красивой набережной Амура, а на том берегу стояла аллея. Благовещенск - очень красивый город. Ближе к вокзалу он похож на Новосибирск 1930-х.

Символично: в Благовещенском храме в 12 час звонил благовест, – шла служба. Борис Демьянович кое-что уже сфотографировал, а я наметил программу на завтра. Кроме ночлега была забота о покупке обратных билетов. Нессонову поручили отнести коллективную заявку, но в Агентстве Аэрофлота сказали: билеты есть, покупайте без всякой заявки, но не на 19 авг, а на 20 авг. После нас туда побрели остальные, а мы с Нессоновым – на базар. Кругом сидят много китайцев и продают майки по 200 руб. Мы с Б.Д. пытались отгадать, почём шапки, думали по 500, а они оказались по 700. На центральной площади стоит памятник Ленину, который никто не собирается убирать. В самом помпезном здании Исполком, от Обкома КПСС – ни духу. Флаг России.

5 августа 1991 года, понедельник. Купание на реке Зее.

Нашей группе предстояло найти ночлег, поскольку на теплоходе нас примут только 6 августа, в крайнем случае, 5-го вечером. Героем дня на этот раз стала Римма Горсенская, - она договорилась с городским турбюро, чтобы нас отвезли на турбазу Мухинская в 40 км от города. Я колебался, ехать ли туда, или скоротать ночь в городе, чтобы заняться фотосъёмкой и, в конце концов, остался сидеть один на лавочке у вокзала, а автобус с 22 членами нашей группы уже готов был отъехать (остальные 7 устроились в другом месте). Наконец я не выдержал и ринулся со всеми вместе. И не жалею. Там с нас взяли по 6р 10к за ночлег, и по 4р 45к за проезд. Что касается питания, то на этой турбазе оно стоит 10 руб в день, но у меня в рюкзаке столько продуктов, что мне столовая была не нужна.

Рядом с турбазой река Зея. До неё идти 25 мин. Турбаза находится на высоком берегу, и сверху от турбазы видно, что река Зея в многочисленных песчаных отмелях и островах. Пляжи там великолепные! Купание в реке Зее незабываемо! Нас туда ходило 12 человек. Я вместе с Олегом Катиным решили переплыть Зею до песчаных отмелей на том берегу. Но Олега снесло, и он попал в прибрежный кустарник на 200 м ниже пляжа, я же всё-таки доплыл до тех отмелей, и там нашёл компанию с одним мужиком с Камчатки. Потом, чувствуя хорошую спортивную форму, походил на руках, а Б.Д. хотел меня сфотографировать, но не успел.

В 17 час, вернувшись в город, пытались попасть на наш теплоход, но капитан согласился нас принять не раньше 22 час. В томительном ожидании мы разбрелись кто куда. Мы с Б.Д. – по городу, а потом купаться в Амуре. На ул. Ленина есть фирменный магазин Вега. Там мы обнаружили CDP цена 2640 руб. Нессонов загорелся, - он хочет не отстать от меня и тоже купить себе лазерный проигрыватель.

Ужасно много было переговоров и волнений из-за дележа кают, в частности долго велись переговоры с Серёжей Парышевым, - в результате он с Олегом пошли в трюм, а я с Б.Д. – вверх, но Б.Д. обещал Серёже доплатить компенсацию.

6 августа 1991 года, вторник.

Теплоход «Миклухо-Маклай» отправляется по Амуру. Мы с Б.Д. ночевали в каюте №229. Но оказалось, это каюта 1-го класса не для нас. Там путёвки по 786 руб, а у нас (у меня) по 755. Так что утром мы перебрались в №238. Б.Д. впервые в жизни едет в такой роскошной каюте. Для этого пришлось уговорить Серёжу Парышева перейти в трюм за солидную компенсацию 120 руб. Однако выяснилось, что с Б.Д., как и с нас всех тоже взяли 40 руб в пользу некой Иды, которой было отказано в компенсации (Ну правильно! –говорит Рудик, - она и так каждый год получает компенсацию!) – тогда Серёжа согласился снизить компенсацию до 80 руб. А вообще Серёжа молодец! – он на Мухинской турбазе, будучи выбран старостой, целые сутки напряжённо работал: получал и сдавал бельё за 23 человека, собирал деньги отдельно за ночлег и за питание, - так и не искупавшись в реке Зее. Я считаю, что эта работа стоит 25 руб, а, учитывая, что он пожертвовал днём отдыха, - вдвое больше.

В 7 час я поспешил в трюм в каюту 012 к Олегу с Сергеем, чтобы забрать забытые там часы (ведь сначала пожертвовали мной в пользу Б.Д.), и отнять у Сергея лишнее полотенце (в 4-м классе полагается только одно полотенце, а не два). Но их невозможно было разбудить ни в 7 час, ни в 8 , ни в 9. Но потом здесь в дневнике Серёжа приписал: «Враньё! На самом деле, мы с Олегом давно были в городе». А Валя Лимонад рассказала, что они, присоединив к себе Мишу (её мужа), пили коньяк и пели до 3 час, пока Валя не выгнала их вместе с гитарой.

С 10 до 12, обойдя центр города, я успел кое-что сфотографировать, хотя солнце было слабое в дымке. Чувствовалась большая влажность, и я был весь мокрый от пота. Случайно наблюдал редкую сцену: какая-то девочка тренировала овчарку, жестоко заставляя её волочить по асфальту тяжёлый груз: шину от грузовика. Много бегунов.

В 1400 теплоход стартовал. Левый берег наш, а правый китайский. Я сразу заметил, что китайские домики стоят боком к реке и без окон, я же привык, что в Сибири домики на берегу реки всегда стоят фасадом к реке, глядя на неё своими тремя окнами, как в деревнях.

7 августа 1991 года, среда. Первая зелёная стоянка.

247
{"b":"589672","o":1}