ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А меня беспокоят домашние дела. С 5 час мне не спится. И холодно, и тревожно, будет ли Ирина сегодня варить варенье? Я в отчаянии от её бесхозяйственности. Ведро за ведром я раздаю яблоки: Вале Буньковой, соседке М.И. , Рае Мулловой, иначе эти яблоки пропадут, - ни себе, ни людям! А Ирина то по судебным делам, то на кладбище, то с М.И… Сегодня она обещала обязательно законсервировать облепиху, и под это обещание я собрал ещё 5 литров облепихи. Но куда там! Уже 2215, а она только что вернулась из роддома от Лили, а когда же варенье? А я устал: мы с Ваней с 13 до 16 привезли от родственников М.И. тяжёлый диван-кровать, который они на время подарили Лиле.

В 18 час я съездил к Рае Мулловой, отвёз ей ведро яблок китайки (Юра в Иркутске). А китайка в этом году удивительно ароматная и такая сочная, что её можно есть как вишню. Но, к сожалению её нельзя хранить больше 3-5 дней. А варить её не хватает сахара. Рая дала мне поиграть новый компакт Вики: там два концерта Мендельсона, - и подарила кассету Quincy Jones. Она рассказала об Италии, где жила всё лето у Гали. И она с благодарностью вспоминала, как в 1986г я защищал Юру от нападок КПСС. Это был какой-то бред!

4 сентября 1991 года, среда.

Сегодня весь день полон хлопот по устройству Лилиной комнаты, а в конце дня она и сама вернулась из роддома с нашей внучкой. Привёз её на автомобиле её однокашник по детсаду и школе наш сосед Дима Петраков. Молодые родители назвали ребёнка Женей.

А у меня весь день возня с ВМ-12 Орлова. Он купил его за 4 тыс, но в нём не работает запись. Причину я пока не нашёл. А между тем Жора такой же ВМ-12 купил у нашего общего друга Виктора всего за 2500 р.

Вечером я начал делать сетку для сушки яблок, - надо хоть как-то спасти богатый урожай яблок в нашем саду. Звоню Широкопоясу, он приглашает за нержавеющей проволокой для сетки.

5 сентября 1991 года, четверг.

Весь день ушёл на яблоки:

813 – изготовление рамки для сушильной сетки, 1316 – сбор яблок, 1719 – поездка к Широкопоясу за проволокой, 191 – плетение сетки.

Но всё по порядку. Пока я до обеда делал рамку, по ТВ шёл прямой репортаж о последнем съезде СССР. Горбачёв за 6 лет правления достиг вершин искусства управления парламентом. Сегодня я убедился, что никто другой не смог бы так ловко уговорить упрямый и гордый съезд принять все нужные законы для переходного периода.

За два ветреных дня в саду нападало столько яблок, что для их сбора у меня ушло три часа. Получилось 4 ведра аниса с пепин шафранным, 2 ведра китайки и ещё 1 ведро я набрал с верхних ветвей позднего сорта, который мы называем антоновкой. Весь ужас в том, что нет сахара. У Ирины есть только минимальный запас для облепихи, которой ещё наберётся ведро. Да ещё 4 л облепихи стоит в холодильнике, на обработку которой у Ирины нет времени, т. к. она занята внучкой.

Когда я приехал на велосипеде к Широкопоясу, то обещанная проволока оказалась диаметром не 1 мм, а 2 мм, что совершенно не годится для изготовления сетки. Он, как и многие, не различает на глаз 1 мм. Кстати, у него тоже очень много облепихи, и ему ещё работы на много дней: у него больше нашего в 5 раз. Он меняет 1 кг облепихи на 2 кг сахара. У его сына Ильи оказалось много телефонной проволоки от многожильного кабеля. Вот из такой проволоки и надо плести сетку.

Размер рамки 60х60 см. Шаг 1 см. Основа заняла по 2мин каждый луч, а уток – по 4 минуты.

6 сентября 1991 года, пятница.

Впервые яблоки из нашего сада не будут гнить, сваленные на веранде. В этом году я взял это дело в свои руки. Раз нет сахара, то можно засушить яблоки на компот. Моя сушильная сетка работала весь день. Я загружал её трижды по целому тазу нарезанных яблок. Таз яблок – 3.8 кг. Отбрасываю сердцевины, - остаётся 2.5 кг. После сушки - 300 г. Таким образом, на 1 кг компота требуется более 10 кг яблок.

7 сентября 1991 года, суббота.

За лето я отвык от бассейна, но пора возобновить. Я посетил сеанс на 900, когда ещё довольно свободно. Дети на 1и 2 дорожке, а также на 8-й, где вышка. На остальных плавало по одному взрослому. Проплыл 1500.

Встретил Мишу Лимонада и Лёню-архитектора (А-й Кочетков). Лёня достал CDP “Вега» за 3000 р, а они свободно продаются за 2640. Теперь он не знает, что с ним делать, т. к. диски мгновенно исчезли из продажи, а у спекулянтов они по 100 руб.

Сегодня сушка компота происходит медленнее, чем вчера. Вместо трёх мешков получилось только два. Я наполняю компотом те мешочки, которые в количестве 30 штук я нашил в молодости для походов. С 12 до 15 провозился с радиоприёмником Шлемака, а с 17 до 19 – с лестницей М.И. Ирина кроме кухни занялась исключительно только стиркой пелёнок и купанием внучки. Она и меня пыталась привлечь к этому делу, но это дело Алёши, а не моё.

8 сентября 1991 года, воскресенье.

Последний день последнего отпуска. Всему приходит конец.

Я собрался съездить в клуб Горбунова, о котором мне много рассказывал Антоша. Поскольку я полностью исправил CDP «Эстония», то тот портативный CDP, который мне когда-то продал Антоша за 2000 руб, теперь можно продать за 4000, и это легко сделать в клубе Горбунова, т. к. это вроде Птичьего рынка. Но задуманная поездка не состоялась, т. к. вышла из строя батарея, с помощью которой я собирался демонстрировать мой CDP.

Пришёл Гриша Шлемак забирать свой приёмник ВЭФ-208, за ремонт которого я с него взял 25 руб, а он заверял меня, что для него это не накладно, потому что он получает пенсию 560 рублей. И снова одновременно с Гришей пришёл Учитель с вопросом, как объединить две антенны: обычную и кабельную.

9 сентября 1991 года, понедельник.

Утренняя шахматная разминка была украшена игрой Фаянцева, которого я не видел с весны. Все, и он в первую очередь, спрашивают, как я воспринял, находясь в отпуске, известие о ГКЧП 19 августа. Я ответил, что сначала я узнал только об отставке Горбачёва (ведь мы были в это время в полёте), и обрадовался, что отстранили болтуна, но на промежуточной посадке в Красноярске узнал подробности и, как все, встревожился, но не унывал и приободрял других. Фаянцев же был уверен, что ГКЧП – это был возврат к 1937 году.

Без меня тут вовсю шли расчёты. Тамара, которая проводит здесь все дни, добилась, чтобы Эдуард, кроме её хвоста, рассчитал на флаттер весь самолёт МАИ-89. Пока же этот самолёт допущен лишь к лётным испытаниям. Сейчас расчётом подбирается нужный балансир для элеронов. Тамара придумала поставить на элерон отрицательный момент инерции, - в этом явно сказывается влияние школы Белянина, т. к. тот нередко вводил отрицательные балки, когда хотел снизить жёсткость самолёта. Приём рискованный. Это просто вздор!

10 сентября 1991 года, вторник.

Я опять неудачно подсказал в блице Фаянцеву. Утром он играл с Рыбаковым, а я ему подсказал вилку, и он, воскликнув: «Знаю!» - так и сходил… и моментально проиграл коня. Тогда он с раздражением посмотрел на меня и упрекнул: «Опять ты лезешь со своими подсказками!» А все были страшно довольны, т.к. все болеют против него, а за него болею только я, и такой бестолковый подсказчик!

Сегодня в нашем секторе был полный состав: я, Эдик, Толя, Валера, Света и Марина. Да ещё Тамара. Семь человек, - это уже утомительно. Все по уши влезли в расчёты, и поэтому Лабтам перегружен. Только я один сижу без расчёта и наблюдаю. Соболев дал мне задание посчитать давление на модели американского крыла, которое англичане будут продувать в ЦАГИ зимой. Только на следующий день я сообразил, что это почти невыполнимая задача: как мы узнаем деформацию упругого крыла при гармоническом возбуждении? А пока раздумывая над этой новой задачей, я провожу время за рукоделием. Новые стереодиапозитивы по Амуру я принёс на работу, но не было коробки для них. В прежние годы я мастерил фанерный ящик, а на этот раз я решил сделать проще и быстрее: склеить картонную коробку.

Научил Орлова, как переделать ламповый телевизор на видеовход.

253
{"b":"589672","o":1}