ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну, а недостающие 2 часа я дремал перед ТВ: «Клуб путешественников», «Международная панорама» с А.Бовиным и т. п.

23 сентября 1991 года, понедельник.

Последние холодные сырые ночи в квартирах.

Скоро включат батареи, и снова будет тепло и уютно. К этому теплу мы привыкли, а вот в Китае (когда мы плавали по Амуру, нам рассказывали) – там с энергией хуже. В школе не топят, и поэтому каникулы зимой, а летом учатся. Так что наша страна ещё не пришла к бедственному положению: пока есть хлеб и тепло.

Выяснилось всё с Тамариным расчётом. У её самолёта МАИ-89 крыло – биплан. Все частоты очень близки, и приходится учитывать в расчёте на флаттер 17 тонов колебаний. В пятницу я предложил упростить аэродинамическую часть расчёта и уменьшить число вихрей (панелей) с 300 до 110. Все результаты повторились. Значит, в аэродинамике сомнений нет. Формально скорость флаттера равна V1=120км/час, и при этом реальный Струхаль равен Sh=5, а задавался Sh=2. Но мы с Эдуардом предложили ей учесть трение конструкции, и тогда при декременте =0.05 получается V2 = 180 км/час, а если принять во внимание экспериментальный =0.2, то и ещё больше: V3 = 280 км/час.

Да и Струхаль при этом опустится с 5 до 2, что и надо. Так что Тамара успокоилась, и, задав ещё дополнительный вариант расчёта с балансиром, уехала в 15 час домой.

У Ирины сегодня очередное заседание Раменского суда. Теперь, когда после двух лет судебной волокиты стало ясно, что ответчик проиграл, он находит всякие зацепки, чтобы оттянуть свой проигрыш. В предыдущем заседании он подал жалобу, что якобы Ирина подкупила Верховный Суд РСФСР, а в этот раз он заявил, что Ирина подделала бабушкино Завещание. Теперь, как сказала адвокат, придётся долго доказывать, что мы не мошенники. Бедный Советский суд! Многие годы требуется, чтобы отсудить у грабителя нагло захваченную жилплощадь.

24 сентября 1991 года, вторник.

Мы с Широкопоясом собрались почистить залежи инструментов покойного Володи Кузнецова. Он уже выкупил у вдовы объектив Гелиос-40 по цене 1960г, т. е. 60 руб, а она вообще хотела отдать ему даром. Теперь я агитирую его выкупить у вдовы токарный станок, а мне всю мелочь. Но Владимир Антонович задумал купить себе настоящий токарный станок за 10700 руб +5%. Я отговариваю его, т. к. этот станок будет у него зря стоять. Но он уверен, что когда в стране наладится рынок, этот станок будет цениться высоко, и не в рублях, а в долларах.

Давно я не был на заводе Сухого, а сегодня съездил, предварительно созвонившись с Раей Афоничевой. Я не надеюсь на Белянина, - его трудно поймать, а предпочитаю иметь дело непосредственно с расчётчиками. У них в бригаде всё по-прежнему. Расчётчиков осталось всего двое: Люда Ворона и Рая Афоничева. Остальные – мне непонятно, что делают. Белянина нет, - он в длительной командировке (так отвечают по телефону). Исходные данные по Су-54 уже давно готовы, - ведь этот расчёт начинал ещё Бурцев, а он уволился с января. Мне непонятно, почему в отличие от прежних лет, теперь никто не интересуется нашими расчётами. Я даже подумал, что они не прочь отказаться от договора, чтобы не платить нам деньги, а деньги немалые: 4480 руб – зарплата, значит, цена договора около 27 тыс руб. Сейчас многие заводы стараются придержать деньги, чтобы получить побольше себе. Я взял распечатки с БЭСМ-6, другой ЭВМ у них нет.

13-14. Магазин «Электроника». Опять мне повезло: были в продаже кассеты ВК-120. Промокший и голодный, я в 16 час вернулся домой.

25 сентября 1991 года, среда.

Не успели успокоиться страсти после Амурского путешествия, а Мария Егоровна начинает готовить путешествие на следующее лето, на этот раз по маршруту «Улан-Удэ, Селенга, Байкал». Пять лет назад эта активная группа начинала именно с этого маршрута, а теперь они хотят повторить. Я пока что записался, но не уверен, найдутся ли у меня деньги, - ведь я уже буду пенсионером.

Сабанов активно включился в работу нашего сектора (он уже и в сводке сектора приписан вслед за Мосуновым). Те исходные данные, которые я привёз вчера с завода, воодушевили Алексея на трудовой подвиг, и он уже начал вводить эти данные в Лабтам. Я предложил ему на выбор: или пусть думает над общими параметрами, т. е. начнёт разработку принципов расчёта, или пусть пока рисует схему на миллиметровке. Но он спешит на терминале сначала набрать привезённую математическую модель, а там будет видно.

Тамара закончила свой расчёт и решила вывести графики на бумагу, но вот беда! – фломастеры уже давно истощились. Я ей посоветовал ограничиться тремя картинками, что она и сделала, размочив фломастеры водой.

Кузнецов, встретив меня в коридоре, поговорил о ГОС (гипотеза одномерной стационарности), - оказывается, он это делал задолго до меня для балочной схемы. Я с ним не спорил, и подтвердил, что для балочной схемы это действительно сделано давно, и не им, а Гроссманом. И называется это Гипотезой Стационарности. Потому-то я и добавил слово Одномерной.

26 сентября 1991 года, четверг.

Потеплело, как и предсказывали синоптики неделю назад, и наступило бабье лето. И как только на улице стало совсем тепло, так сразу затопили батареи. Вот так всю жизнь!

Наш новый сотрудник Сабанов уехал в совхоз. Тем, кто будет собирать урожай моркови, продадут морковь по 80 коп за кг. Ирина говорит, что это обман, т. к. морковь в магазине продают по 85 коп. Да и я не советовал Алексею ехать ради этой моркови, хотя бы потому, что её негде хранить, но он бодро ответил, что её можно закопать. Так что с утра за расчёт взялись мы с Эдиком. Он вводит исходные данные в Лабтам, а я на миллиметровке изучаю общую схему самолёта. Можно считать, что половину подготовительной работы мы уже проделали, но тут вдруг я обнаружил крупные сшибки в управляемом стабилизаторе. Он у них составлен из двух частей. Беру, например большую часть: масса = 0.0122 (вес 12 или 122 кг?) Момент инерции = 0.188. Но I=mr2 и, значит, r = 3.9 м. Весь стабилизатор около 5 м, и такой большой радиус инерции невозможен. Звоню на завод Рае Афоничевой, - она обещала завтра найти ошибку, а я приеду в понедельник.

27 сентября 1991 года, пятница.

Сегодня Эдуард работает последний день перед отпуском. Он уйдёт в отпуск на два месяца, так что в будущем мы пообщаемся всего лишь один месяц декабрь. Почти 30 лет мы проработали с ним вместе (считая с его дипломной работой и кандидатской диссертацией) и вот остался всего лишь один месяц, когда мы будем ещё общаться, а после этого расстанемся навсегда. Я с Нового года возьму отпуск, и, не возвращаясь из отпуска, уйду на пенсию. Дело в том, что меня с Эдиком связывает только совместная научная работа, а что касается досуга, то тут у нас с ним нет ничего общего. Ко мне домой он зашёл лишь однажды за тележкой. А так затащить его в гости невозможно.

В этот день в подготовку исходных данных для расчёта на флаттер Су-54 включился Сабанов, сменив Эдуарда, так что этот самолёт мы готовим втроём. Эдуард – раму, я – крыло, а Алексей начал собирать киль. Я заметил, что Алексею эта работа очень по душе, и он работает за терминалом с большим удовольствием. К концу дня, как обычно все исчезли, а в 17 час и я покинул Алексея, да и он долго не засиживался.

По вечерам ко мне зачастил Орлов. Он не внял моему совету, и купил всё-таки декодер советского производства. Сработала его страсть к экономии: этот стоит 189 руб, а импортный 234 руб. Без квалификации он не может наладить его. Орлов, хоть и нахальный парень, но он мне симпатичен своей энергией и любознательностью. Когда-то мне помогали Приходько и Волков, и теперь я считаю своим долгом также помогать Орлову. Он рад, что я за консультацию не беру с него деньги (в радиолюбительстве ещё никто никогда не брал деньги за консультации). Я ему дал осциллограф.

28 сентября 1991 года, суббота.

8-11 – обычная поездка в бассейн. Но не совсем обычная! Сегодня впервые за два года со мной в бассейн поехала Ира. Сначала она долго доставала справку, потом сомневалась насчёт купальника. И вот бодро встав в 7 час, мы в 750 вышли на электричку 815. Я пошёл несколько впереди, т. к. мне надо покупать билет на электричку, а ей это не надо, т.к. у неё удостоверение участника блокады Ленинграда, дающее право ездить на всех видах транспорта бесплатно, в том числе дважды в год на дальнем транспорте. Я проплыл 1600 м за 45 мин, а Ира 500, но она была рада больше меня. Вода чистая и прохладная, зал просторный и светлый. И ещё я догадываюсь, она счастлива, что я езжу один без каких-либо женщин. Тут смотрит, в бассейне никого.

256
{"b":"589672","o":1}