ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я возился с новой Крапивкиной ракетой весь день. Такое крыло я уже считал год назад, достаточно открыть этот дневник на стр 30.01 и 4.02.

Казалось бы, повторить похожий расчёт нетрудно. Но несколько часов я бился со стыковкой, т.к. в программе Мосунова автоматически подправляется соединение концов. Пока я не стёр все пружины Аверченки, и не ввёл свои с точностью до пяти знаков, ничего не получалось. Но наконец в 1730 расчёт закончился отличным результатом. Я показал его Крапивке, и мы вместе пошли домой.

А что касается отчёта о 10М, то я собрался напечатать его дома, сразу без черновика, но только напечатал 3 стр, как меня отвлёк Самсонов. Он живёт совсем в другом мире, нас связывает только хобби. Его бизнес мне кажется каким-то странным приключением. Например, он только что вернулся из Финляндии, где продавал водку по $13.

26 декабря 1991 года, четверг.

Если открыть этот дневник на 13.05, то там есть расчёт флаттера американского крыла и эксперимент. Светлана Ивановна Кузьмина сделала замечательный научный отчёт. Она для того крыла посчитала флаттер в диапазоне чисел Маха М = 0.9÷1.1, т.е. транзвук. Ну и конечно, она сделала методику и соответствующие программы для Лабтама. Её результат практически совпал с американским экспериментом. Очень довольны Соболев и Стрелков. А Стрелков даже предлагал развить рекламу и созвать семинар с приглашением англичан. Единственно, что не учёл Стрелков, это то, что удачное совпадение одного расчёта с экспериментом ещё не есть научное доказательство, тем более что метод основан всего лишь на ГОС с расчётом стационарного обтекания. А ведь это флаттер!

Декабрьский аванс выдали, не дожидаясь января. Получившиеся лишние 250 руб плюс различные гонорары 200 руб я немедленно отнёс Нессонову, и долг уменьшился с 1100 до 650 руб. Я спросил Нессоновых, что они теперь едят. Они едят в основном хлеб, но нечем мазать. Позавчера продавали масло по 500 г на резервные талоны, но они прозевали, да и очередь на целый день. А моя Ира достигла высокой квалификации по доставанию продуктов по талонам. Она объединила свои усилия со всеми соседями. Любые выбросы продуктов тут же сообщаются всем соседям. Перед обедом в гастрономе №30 выбросили растительное масло по ноябрьским резервным талонам очень дёшево: 2р 70 к, - и вот Ира после обеда стояла полдня в льготной очереди (как блокадница) и принесла 3 кг масла. Я ей относил недостающую банку, т. к. 3кг не входит в 3-литровый бидон.

Уйдя пораньше домой, я всё-таки допечатал отчёт о 10М на своей машинке Olympia и к 22 час всё закончил. Вот теперь-то усталость сменилась Новогодим настроением.

27 декабря 1991 года, пятница.

Надо сшить отчёт и отнести на подпись Соболеву. Недоставало титульного листа, - бланки нашлись у Лёни Кима. А заглавие напечатала Гоноровская. К сожалению, подписывать сегодня некому, т.к. Соболев ушёл на похороны Вадима Ульянова. Таким образом, получился день отдыха, и я сижу и слушаю в наушниках Радио России.

Второй день над Кремлёвским дворцом висит Российский флаг вместо флага СССР. Тяжело идут реформы в стране. Даже у нас в отделе не хотят понять, что платить надо по-новому. Соболев, например, собирается все оклады умножить вдвое. Вот и разбегается молодёжь, а пенсионеры сидят и радуются. Ещё бы! Венедиктова имеет оклад почти как у Мосунова, хотя на Мосунове держится вся система КС2 – основа для работы всего сектора, а ведь Венедиктова могла бы спокойно уйти на пенсию, и никто бы не заметил.

Шурыгин жаловался мне, что ему снизили оклад вдвое (наверное, отказались увеличить вдвое как всем?)

После обеда вернулись и Соболев, и Стрелков и подписали отчёт без всякой задержки. Причём, Костя – любитель наставлений, ещё до прочтения отчёта учил, как надо писать выводы: «Представь себя на месте конструктора самолёта, - говорил он, - и ты надеешься в выводах найти рекомендации как улучшить самолёт. А вы все учёные любите в выводах писать, как ловко решили свою задачу». Я ему ответил, что это наставление не для меня, пусть сначала прочитает! Прочитав выводы из 5 пунктов, он ничего не смог возразить. Он подписал ещё Мосунову секретный отчёт Рыбакова.

28 декабря 1991 года, суббота.

Выходные дни перенесены на 30-31, а сегодня – завтра работаем. Мой любимец Фаянцев второе утро подряд проигрывает Боре Венедиктову гамбит Муцио. Я его прошу дома изучить этот гамбит, а он храбрится, что это чепуха, он просто ошибся (и вчера тоже).

Крапивко очень доволен расчётом на флаттер, который проделал для него я с Мосуновым. Это кривое железное крылышко я ещё осенью в беседе с представителями ракетного КБ определил как очень опасное для флаттера. Скорость флаттера получилась 250 м/сек, а надо 500. Крапивко, вливаясь со своим сектором в наш отдел, потребовал от Соболева, чтобы тот не делил премию всем поровну, так что Бунькову достанется жалкая сумма 70 руб, а чтобы ракетные деньги дали тем, кто работал над этим: Бунькову и Мосунову.

29 декабря 1991 года, воскресенье.

Последний рабочий день, - у многих праздничное настроение, но только не у меня, потому что ещё не всеми начальниками подписан отчёт о 10М. Вчера я поручил Буданцевой добыть недостающие подписи Поповского, Стучалкина и военпреда Фёдорова (Буданцева – ведущая по договорам с МЗ им. Сухого). Вчера же она и подписала у первых двух, и отнесла на подпись Фёдорову. Целый день было тихо, не как всегда, когда Фёдоров разражается хохотом при чтении наших отчётов, а утром всё уже было в порядке. Сергей Васильевич просил только перепечатать одну страницу на машинке. Это мелочь! – Надя в секторе Лыщинского запросто сделала это за 20 мин. Дальше предстояло этот отчёт зарегистрировать в техбиблиотеке у Герасимовой Люси. Та была немного раздражена тем, что даже в праздник мы лезем со своими делами. Но инвентарный номер оформила. Таким образом закончился мой трудовой год, - один из самых трудных. Не помню, что я делал в начале года, но последние три месяца были напряжёнными: каждый месяц расчёт нового самолёта с оформлением отчёта. Да и у моих орлов работы было много! Так получилось, что я обслуживал КБ Сухого, а они втроём – КБ Микояна. А Света своим отчётом закрыла годовую тематическую работу (там, однако были и мои расчёты). Единственно кто оплошал, - это Мосунов, который так и не написал диссертации, и из-за этого с Нового года у него будет самый маленький оклад: 685 руб в месяц, в то время как у нас: я – 1400, НЭН – 1235, РАА – 1100, Света – 955. Рыбаков расчувствовался и пообещал январь посвятить Мосуновской диссертации. Я на перепутье. Собирался на пенсию, но инфляция привела меня в оцепенение. Вчера обед в столовой стоил 9 руб (для Эдуарда), а с января ожидается 20 руб.

И непонятно, что делать с дневником, продолжать или нет? Валера подарил мне новый чистый ежедневник – можно начинать пятый том с 1 января. Но надо ли? Синхронный дневник надоел (читателю тоже). Надо продолжать в форме рассказов.

30 декабря 1991 года, понедельник.

Мы с Ирой поехали в бассейн, но напрасно: там сегодня и до 8 января проводятся Новогодние Ёлки. Так что я ограничился покупкой абонемента на январь-март. Это обойдётся мне 2р 40 к сеанс вместо 3 р, если покупать разовые билеты. Вообще инфляция такая стремительная, что, в парикмахерской каждое посещение становится вдвое дороже. В августе я зашёл – 80 коп вместо 40 коп, как я стригся всю жизнь, в декабре заглянул – 1р 30 к. А в январе наверняка будет 3р.

Мой дневник синхронный. Как на днях мне сказал Г.М. Фомин, что я как казах, который едет по степи и поёт о том, что видит вокруг себя. Он ещё не читал моего дневника, но откуда-то уже знает о нём.

Однообразные занятия ежедневно, - это может надоесть читателю, но не мне. Опять полдня ремонт усилителя «Корвет», - то я им восхищаюсь, то критикую. Там в блоке питания конструктивный брак: важная шина сделана из железа и припаяна к печатной плате.

Да Бог с ними, с этими бесконечными ремонтами для себя и других! Лучше я выскажу ещё раз свое мнение о крупнейшем событии этого века: краху СССР и рождению СНГ. Молодцы 11 президентов, которые с великими трудностями сбросили наконец с себя кабалу большевистского центра. Да, действительно большевистского, потому что Горбачёв как был генеральным секретарём так и остался. А как его стыдили два года назад в Прибалтике: «Вы только вдумайтесь в слова Гимна: Союз нерушимый республик свободных навеки сплотила великая Русь». В нём почти каждое слово ложь. А эта балаболка годами болтал, ничего не понимая в философии: Союз! Союз! А какой фальшивый был референдум о сохранении Союза! – там недоставало только обещания колбасы. Среди президентов мне наиболее симпатичен белорусский Шушкевич, - он доктор наук и чуть больше понимает, чем Ельцин. Но и Ельцин молодец! У меня была интуиция: когда Минаев уговаривал меня не выходить из партии, я ему рекомендовал Ельцина как единственно достойного политика, хотя тогда Ельцин был ещё никто. Минаев твердил, что Ельцин авантюрист. Но Ельцин первый провозгласил: «Долой партийные привилегии! Только заработанные деньги должны определять все блага!»

272
{"b":"589672","o":1}