ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

31 декабря 1991 года, вторник.

Я занял очередь за хлебом в 850. Через час меня сменила Ирина, и она к 12 час достоялась и купила кроме хлеба ещё и печенья.

1992

1 января 1992 года, среда.

В Новогоднюю ночь все дети разошлись по своим новогодним компаниям. Так что Новый год мы встречали втроём: я, Ира и наша 4-месячная внучка Женя. По телевидению вместо традиционного приветствия генсека КПСС, речь произносил Михаил Задорнов. Потом он ходил на руках по сцене и делал шпагат.

Сегодня проснувшись, я думал: если ЦАГИ обанкротится, то в Жуковском уже нечего будет делать. Электростанция остановится и в 40-градусный мороз город погибнет за 10 дней.

Можно будет менять многие мои вещи за еду, но далеко добираться до продовольственных районов, да и кому будут нужны мои усилители и видеокассеты! А цены уже выросли до гигантских размеров. Позавтракать (в Львове, куда ездили Гера с Аней) 25 руб. Телевизоры по 120 тыс руб. Видеомагнитофоны 60 тыс руб.

А может 1992-й год будет не хуже 1991-го? Ведь 1991-й год был не таким уж плохим!

Январь 1992 года. Расчёт координатника.

Четыре года я вёл синхронный дневник, записывая ежедневно по 43 строчки. На пятый год я понял, что такая монотонность утомительна для читателя и решил перейти на свободное описание. Я поделился этим решением со своим лучшим другом Владимиром Антоновичем Широкопоясом, но он неожиданно для меня выразил своё несогласие: «Напрасно ты так решил! Писателя из тебя всё равно не получится, но твоя многолетняя хроника имеет исключительную ценность. Прежде всего, это документ. Ведь ты же давал мне читать твои дневники. Там описаны наши повседневные дела, о которых трудно будет судить через многие годы, потому что они не попадут ни в книги, ни в картины, ни тем более в газеты. Мелочи жизни вообще исчезнут из памяти навсегда. А в твоих дневниках они останутся, потому что ты их описываешь по горячим следам».

И я согласился с ним. Конечно, очерки ни к чему, но и описывать каждый день тоже нет смысла, т.к. некоторые дни похожи друг на друга как две капли воды. Теперь понятно, почему в опубликованных дневниках даты идут не подряд: просто неинтересные дни выброшены.

Только что я упомянул Широкопояса. Он зашёл ко мне в гости 20 марта после работы вернуть книгу о ремонте магнитофона «Электроника ТА-003». В прежние годы мы общались на почве общих интересов в фотографии, магнитофонных записей, книг. Но вот в стране наступил кризис, и наши интересы сузились до продовольственных проблем. Я вспомнил, что осенью, когда я нечаянно попал в водоворот инфляции, выбрав неудачное время для замены моей аппаратуры на японский ВМ, тогда я предлагал ему купить у меня CDP «Эстония», - я же знал, что он искал его. Но он тогда ответил, что теперь не до этого: надо запасать продовольствие.

И вот прошло полгода, и я вспомнил об этом и спросил, где он доставал консервы, кажется и мне пора запасаться тушёнкой. Он подробно рассказал, и нарисовал план, как ехать. Он уже накупил 36 банок тушёнки (китайской) по 40 руб, - получается сравнительно дёшево: по 73 руб за кг. Надо сойти у станции метро «Волгоградский проспект» и проехать 5 остановок на 186-м автобусе и там недалеко от Южного порта на Кожуховской улице несколько магазинов, редко посещаемых основной массой москвичей. Кроме того, он сам туда собирается в среду, и может захватить меня на своём автомобиле.

Но мы с Ириной решили не ждать среды, и в понедельник она отправилась туда самостоятельно. Вообще в деле доставания продуктов Ира достигла больших успехов. Например, она умудрялась покупать молоко в Раменском, где оно всегда было дешевле, чем в Жуковком. При этом она вместо паспорта с Раменской пропиской подсовывала какой-то документ покойной бабушки. В магазинах, указанных Широкопоясом, и в самом деле продавалась китайская тушёнка по 40 руб банка, но… по спискам ветеранов войны. Но всё же кое-что она там купила, в том числе 250 г масла по низкой цене 50 руб (а вообще оно по 150 руб) в комплекте заказа.

А теперь о ценах. На страницах прошлогоднего дневника я не раз удивлялся и возмущался скачком цен. Помню, как я расстроился, когда цена лазерных дисков поднялась с 20 руб до 42 руб. А теперь они по 380 руб, и я уже не удивляюсь, - я просто смотрю на них равнодушно. Тех 65 дисков, которые я купил в прежние годы, мне вполне хватит. Фантастически поднялись цены на инструменты. Так, дрель вместо 36 руб, стоит теперь 3120. Коловорот вместо 4 руб стоит 304 руб. Я с юности чувствовал, что инструменты у нас продаются по баснословно низким ценам. Покупаешь какие-нибудь плоскогубцы за 2 руб, и можешь пользоваться ими 100 лет! Недаром я не упускал ни одного случая, чтобы не купить какой-нибудь новый инструмент. И теперь у меня 7 разных дрелей (было 8, но я недавно одну дрель подарил Гере). Некоторые инструменты я покупал во множестве и дарил друзьям. Помню, однажды подарил 3-рублёвый алмазный стеклорез Назаренке, а он, не умея им пользоваться, подумал, что я ему всучил бракованный, и тогда я взял кусок стекла и на его глазах ловко нарезал узких полосок.

Я, как и многие, не подозревал, что после многих десятилетий ровных и неизменных цен на нашу страну обрушится шквал катастрофической инфляции, но чутьё всегда мне подсказывало, на что надо тратить деньги. И теперь у меня есть всё! Одних телевизоров у меня 4. Один ТВ стоит в гостиной для семьи. Два стоят в подвале, и я привык смотреть сразу оба. И ещё один ТВ гостит 2-й месяц у соседки Каринэ, - его взял у меня напрокат её племянник Рубен. Это «Славутич», который я переделал на видео, и сдаю напрокат за 10 руб в сутки. За месяц – 300.

Это заметный добавок к зарплате, которая в течение 20 лет была постоянно 500 руб в месяц, а вот уже два месяца: январь, февраль, - стала 1400. Но поскольку с 1 марта я ушёл в отпуск, а по существовавшим всегда правилам отпускное пособие назначается по среднемесячной зарплате за предыдущий год, то получилось всего 800. Но мне обязательно надо было уйти в отпуск, чтобы избежать чествования в честь 60-летия, - не люблю.

Второй год я ошибаюсь в способе ведения дневника. Год назад я вообще решил прекратить это дело, но спохватился через неделю после Нового года. В этом году я наметил записывать отдельные события, и не каждый день, а иногда. И опять я ошибся. Уже прошёл квартал, а я всё откладывал, надеясь на свою память. Но вот я сел за дневник, а события уже поблекли, и невозможно всё вспомнить.

В школьные годы нас учили на уроках литературы: сочинения надо начинать с плана. План у меня есть, но не на бумаге, а в уме. И это снова ошибка: хотя бы план следовало где-то фиксировать. И в результате от моего плана осталось только два пункта: 1) Описать наши новые расчётные исследования. 2) Как я стал коммерсантом.

Итак, о нашей так называемой научной работе в ЦАГИ. От неё ничего не осталось. Все исследования перешли на коммерческую основу.

После Нового года первую неделю я расслаблялся, потому что было много утомительной работы с октября по декабрь. Я даже надеялся отдыхать весь январь, но… Примерно 7 янв Буданцева (она у нас ведущая по самолётам фирмы Сухого) сообщила пренеприятную вещь: одна из договорных работ, а именно, расчёт самолёта 10В, якобы перенесённая с декабря на январь, на самом деле должна была закончиться в декабре. Никаких отсрочек быть не может, т.к. Соболев уже давно, ещё летом прошлого года, все деньги по этой работе уже истратил, а, кроме того, Белянин (заказчик) обещал послать в ЦАГИ письмо об отсрочке, но на самом деле забыл об этом.

«Поэтому, - сказала Ольга Васильевна, - выход только один: срочно сделать эту работу, оформить отчёт и подписать его декабрём».

Дневник научного работника (СИ) - img_94.png

Получив от меня заверение, что я всё это сделаю за неделю, она успокоилась. Я и в самом деле за неделю всё сделал. Отчёт, как обычно, я напечатал дома. На подпись к Стучалкину, как всегда, она носит сама, - они на короткой ноге. А что касается подписи военпреда С.В. Фёдорова, то он в последнее время стал очень покладистым, т.к. его отправляют на пенсию, и ему всё теперь «до лампочки». Так что получить от него подпись не составляло труда, и вообще он уже не придирается к нашей готовой продукции. В те же дни мне приходилось ходить к нему визировать суммы, которые мы предъявляем к оплате заводом Сухого и Микояна. Конечно, сразу заметно, как изменился Серёга. Раньше бывало, он ершился и сыпал издевательскими, точнее ироническими, остротами, а теперь он спокойно всё подписывает и объясняет. Там, кстати была одна тонкость с заводом Микояна: договор был заключён давно на много лет, и на каждый год предусмотрена оплата в расчёте на зарплату 3140 руб в год. В те годы это была зарплата всего сектора на два месяца, но теперь этого хватит только на одного человека. Серёга объяснил, что мы должны по-прежнему писать старую цифру 3.14 тыс, т.к. коэффициент на завод ещё не спустили. Ожидается двойка.

273
{"b":"589672","o":1}