ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А наша Света Кузьмина опять осталась без дополнительно заработка. Эдик её успокаивал обещанием, что уж следующий заказ (это, вероятно, будет самолёт МЗ им. Микояна), отдадут ей. Но вообще она сама виновата, т.к. она всегда не любила громоздкие заводские расчёты и боялась излучения от дисплея.

Когда я захожу перед обедом в ЦАГИ, а свой визит я приурочиваю к обеденному перерыву, чтобы посмотреть шахматы, я нахожу в нашей комнате Тамару за терминалом, Эдуарда после 10-рублёвого обеда спящим в кресле, а мои электронные часы на стене неумолимо отсчитывают время.

* * *

Февраль 1992 года. Я – коммерсант.

Спекулянтов теперь называют коммерсантами. С одним из них я знаком уже много лет. Это Лёша Гринберг. В 1985г я обменивался с ним видеокассетами, а познакомил меня с ним Володя Глотов, который дружит с Гринбергом-отцом на основе морских экспедиций.

Лёша весёлая и щедрая душа. Когда я приезжал к нему домой (в Москве на Ленинградском пр), то он, поздно проснувшись, ходил по квартире в трусах с бутербродом, намазанным толстым слоем чёрной икры. Он приглашал и меня поесть чёрной икры, но я стеснялся.

Даже в хорошие годы сытой жизни ряд вещей были недоступны для меня. Поэтому я равнодушно смотрел на чёрную (и красную) икру, на такси, на импортные туфли, рестораны, - как будто их не существует.

Потом Лёша жил в Раменском, и иногда заезжал ко мне домой. Его жесты и поведение отличались особым шиком. То он мне оставлял на неделю десяток видеокассет для просмотра (возможно, ему некогда было их проверить). То он предлагал мне огромные деньги 3000 руб за мои колонки, которые мне сделал Лёня Шитов из НИКФИ за 1300 руб.

Я бы клюнул на это предложение, но я никогда не расстаюсь с любимыми вещами.

А однажды было очень тонкое дело. В 1987г моё увлечение видео подняло мою квалификацию до такого уровня, что я уже сам стал делать декодеры для видео. В результате у меня оказалось два ТВ с системой Pal/Secam: «Рубин-Ц202», в котором декодер был сделан одним умельцем из Москвы в 1985г за 270 руб, и «Рубин-Ц266» с моим декодером. Мне тогда в голову не приходило, что можно пользоваться одновременно двумя ТВ. Наоборот, я считал это абсурдом, и решил от одного из них избавиться. Я объявил знакомым, что продаю Ц266 за 1300 руб, а Ц202 за 800, - любой на выбор. Как раз в те дни у меня часто бывал Лёша. Он говорит: «За 1250 руб беру! Сейчас погружу на свою тачку, и в Москве тут же продам за 1300». Мне стало жалко терять 50 руб убытку, и я не согласился. А Олег меня пугал: «Смотрите! – останетесь со своими телевизорами! Потом никто не купит!» Но я знал цену своим вещам. А вскоре мы с Олегом привыкли смотреть два ТВ: на одном идёт «Время», а на другом – видео. Потом я купил ещё и третий ТВ (ц266), - для семьи. И тогда в подвале шли: «Время» и видео, а в гостиной «Семнадцать мгновений весны». Ещё перед самой инфляцией я успел купить ТВ «Славутич» (я уже писал).

Кстати, для Лёшки в те годы были характерны такие операции. Ему привозят из Германии партию 100 штук микросхем TDA4510, за 7 тыс.

Глотов нашёл для него оптового покупателя за 8 тыс. За это Глотов получил в подарок одну МС и сделал себе декодер для видео. Далее эти МС поползли по городу по цене 85 руб. Вот это и есть коммерция, тогда она называлась спекуляцией, и преследовалась, как и всё, что давало прибыль в частные руки.

Я тоже всегда был немного коммерсант, однако, я законы уважал и к спекуляции относился брезгливо. Интуитивно я действовал как коммерсант, хотя один из моих друзей Витя Немиров учил меня: «Вовик, ты ничего не понимаешь в коммерции!» Я всегда всё покупал с запасом, особенно если цены были на уровне оптовых. У меня дома, например, есть шурупы по одному кг всех размеров, - в годы застоя они стоили всего по 2 руб за кг. Сейчас наверняка 200, - их просто нет!

Покупая в 1990г умножитель для ТВ, я подумал, почему один? И купил три. Сейчас у меня два запасных и их цена вместо 21 стала 180 р.

Один из умножителей я поставил в январе на ТВ Гриши Шлемака, и взял 150 руб. Мало взял! Гриша и сам мне иногда говорит: «Володя, не стесняйся, называй любую цену. Я заплачу, сколько скажешь». Однажды он мне объяснил, что его пенсия двойная: как ветеран войны и как инвалид. Это 560 руб, а у меня тогда была зарплата 500 руб.

Но вот у Гриши ко мне появился солидный заказ. И не как к мастеру, а как к коммерсанту. По-видимому, Гриша угадал во мне коммерческие способности. Да, наверное, они есть. Ведь всегда ко мне обращаются за советом, когда надо купить телевизор или фотоаппарат и т.п. Иногда я сам навязывал свои советы окружающим. Так Набиуллина и Рыбакова я уговаривал купить телевизоры, пока они не согласились это сделать, и теперь они счастливы. Я и Свету уговаривал, но она никогда не слушает других, и купила ТВ, только когда это стало дефицитом.

Гриша, конечно, не мог не заметить моих коммерческих способностей, потому что много лет с благодарностью помнит, как всего за 25 руб я организовал для него покупку и доставку из Москвы первоклассного ТВ «Рубин-ц266» (как у меня). И вот в январе он звонит мне и просит поспособствовать в одном деликатном деле. У него подходит очередь на холодильник, а цены на них огромные, - не знаю как для ветеранов, а свободные цены 10-14 тыс руб. И в связи с этим ему надо продать серебряные монеты: царские рубли. И ещё есть серебряные вещи. Его трудность состоит в том, что ему нельзя ездить на электричке, т.к. электрическое поле может подействовать на электростимулятор сердца, который вставлен у него в груди. Не смог ли я сделать это для него? Комиссионные гарантируются.

Могу. Я всё могу. На другой день вечером я иду к нему домой, он живёт в 10 мин на улице Серова. Несколько царских рублей, серебряный подстаканник с Кремлём. Я совершенно не представляю цену серебра, но надеюсь разобраться с помощью Глотова, т.к. он мастер на все руки, в том числе любитель-ювелир. Я тут же от Шлемака звоню ему и объясняю задачу. Он удивляется: «Тебе зачем эти хлопоты?» Я ему обещал половину комиссионных. Он оживился.

У Глотова есть большой справочник по ювелирным изделиям. Он тут же нашёл в нём сведения по серебряной рюмке, - их известна всего одна штука, кроме той, которая принадлежит Шлемаку. Вес её 20г, - это не менее 540 руб (как лом). Глотов советовал подарить её в исторический музей. Подстаканник подарочный 100 г с большевистской символикой: серп и молот, кремлёвские башни. Проба конечно высшая: 875 (по старинным обозначениям 84, что означает 84 из 96). Глотов оценил подстаканник в 8 тыс и обещал пристроить его в местную коммерческую комиссионку, директор которой ему знаком. Там берут 20% комиссионных.

Что касается царских монет, то он послал меня в нумизматический магазин на Таганке. По монетам у меня в семье есть специалист: Ваня. Он много лет посещал клуб нумизматов в Жуковском, у него накоплена небольшая коллекция, в основном американские монеты. Ваня предложил услуги какого-то знакомого нумизмата, который берёт 10% комиссионных. Он готов был и сам предложить мне по 120 руб за монету. Но Ваня молодой и нахальный. У меня у самого лежит с юности коллекция из 300 монет, и я больше понимаю, чем Ваня.

Я стал изучать рынок серебра. Март 1992г: золото $350 за унцию (28.4 г), т.е.$12.3 за грамм. Серебро $4.10 за унцию, т.е. 0.144$ за гр. Известно, что золото сейчас принимают по 1085 руб за гр, но на рынке оно не менее 1200 руб. Кстати, золотоискателям платят 500 руб, а 15 лет назад платили 2 руб за гр. Если судить по курсу доллара: $=100 руб, то для золота цена 1200 соответствует мировой цене. Но вот с серебром происходят странности. Серебро должно было бы стоить 15 руб за грамм, но… звоню в ювелирный магазин-скупку «Лазурит», телефон которого мне дал Глотов, там отвечают, что серебряные изделия 900-й пробы принимаются по 27 руб за грамм, как лом. Странно, Антоша Белоус оценил мои царские рубли по 200 руб, столько же предложил мне Шалаев, который на досуге занимается ювелирным делом, а исходя из их веса 20 г, они должны стоить 540 руб.

275
{"b":"589672","o":1}