ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

1. Вчера вечером пришёл мой давнишний клиент Серёжа из Колонца и принёс на ремонт магнитолу «Медео». Лучше бы её сразу назвали «Казахстан», чтобы не морочить голову! Я ещё никогда не отказывался от таких лёгких ремонтов, как устранение хрипа. Неисправность казалась лёгкой, а Серёжа надеялся, что дело в мелочи и больше 100 р не понадобится. Но это уж слишком! Я тут же ответил: 150!

Но за весь день с 8 до 18 час я так и не справился. Хрип я устранил, заменив два неисправных триода: КТ315 и КТ817, - музыка стала чистой, но… выходные триоды по-прежнему в том канале перегревались. Значит, это не надолго! Конструкция магнитолы плохая. Регулировки тока покоя нет. Я возьму с клиента вместо 150 всего 50, и от дальнейшего ремонта откажусь!

2. А до этой магнитолы утром с 6 до 8 я занимался Гериным телевизором. Там я тоже был в отчаянии. Придётся идти к Приходьке за советом. Может он догадается, в чём дело.

3. Ещё одна неприятность: Гера поступил на платные курсы оккультных наук. Плата 3000 руб. Это меня так огорчило, как будто надули не его, а меня. Я так и сказал ему, что он зря тратит деньги и время на такую глупость. Я не верю ни в Нострадамуса, ни в Глобу…

15 июня 1992 года, понедельник.

Вышел снова на работу Юра Муллов. Он путешествовал по Швейцарии, Италии, в Лондоне и в Берлине два с половиной месяца. По моему примеру он вёл дневник. Я попросил этот дневник, но он говорит, что в нём отмечены только пункты и даты. Кое-что он уже рассказал. Его основной вывод: весь мир идёт вперёд, и только наша страна – наоборот. У нас всё не так! Например, у нас после дождя на дорогах лужи, а автомобили в грязи. У них же луж нет, а автомобили после дождя становятся чище.

Пять дней назад я описывал приказ №140, а сегодня объявили ещё один: №141, - в котором говорится о сокращении 5% всего состава института. А в это время готовится ещё один: об увольнении 20%. Вот когда по-настоящему на нас обрушился рынок!

У меня появился новый единомышленник в джазе Валерий Озеров (телефонное знакомство). Он принёс чистую видеокассету, чтобы я на неё переписал вчерашний рок-н-рол Джерри Ли Льюиса. Обещал принести фильм Кубрика «Механический апельсин».

В обеденный перерыв позвонил Серёжа насчёт магнитолы Медео102, и как раз в это время я уже имел идею, как её исправить окончательно.

Эту идею пришлось отложить до конца дня, но, уже вернувшись с работы, я принялся за эту магнитолу и к 19 час всё закончил. Выходные триоды КТ817Г больше не перегревались. Вместо дурацких импортных триодов F450 я поставил надёжные советские триоды КТ361Г, как и было положено по схеме.

16 июня 1992 года, вторник.

Дома наступило затишье, т.к. Ваня уехал на военные сборы. А в августе он уедет в Крымский пионерский лагерь пионервожатым. По привычке я называю «Пионерский». Теперь просто дети, а не пионеры.

Известный предприниматель Вячеслав Фёдоров сказал, что реформа в стране ещё не начиналась: правительство отпустило цены, отдав весь народ на разграбление монопольным структурам. Дело сдвинется с мёртвой точки только тогда, когда в стране всё будет приватизировано. Для этого надо весь материальный фонд в стране раздать населению в виде чеков на 100-200 тыс руб, - пусть куда хотят, туда и вкладывают причитающуюся каждому долю.

В 9 час на минуту заглянул новый знакомый Валерий Озеров. Я вручил ему записанный для него фильм, а затем мы обменялись видеокассетами: я ему дал «Муху», а он мне – 4-часовую кассету с фильмами: «Механический апельсин» и «Весь этот джаз» Боба Фосса.

В обеденный перерыв ко мне пришёл Саша Гоноровский, и мы с ним решили эти фильмы списать. Я выдал ему свой японский ВМ и кассеты. Он всё это унёс к себе и обещал к ночи всю работу закончить.

Вчерашний приказ об увольнении каждого 20-го не обсуждался. Я поговорил об этом с Крапивкой, он предлагает проект: всех пенсионеров перевести на полставки. Я приветствую такое решение, но надо сделать исключение для Соболева: ведь он работает как молодой, да и возраст только 61 год.

Третью неделю Мосунов в Корее, а тут без него случаются непреодолимые трудности с его программами.

17 июня 1992 года, среда.

Наступила настоящая летняя жара, когда ночью можно спать без одеяла. Кратовский пруд собирает многочисленных купальщиков. Я с удовольствием купался там каждое лето, но теперь мне рассказали, что там якобы полно заразы, и воодушевление исчезло. Так что я плавал, не погружая головы в воду, чтобы случайно не хлебнуть грязной воды. Пробовал ходить на руках, - всё получилось, как в молодости. Надо попросить Муллова, пусть снимет меня на видео.

С 9 до 12 и с 14 до 16 заседали в кабинете Поповского, - в основном наш отдел №4, - по поводу приказа директора о составлении 75% -го фонда. Все остальные отделы уже подали списки, кого включать в золотой фонд, а кого заморозить. Это слово: заморозить предложил я (заморозить зарплату, т. е. не повышать), и его стали охотно применять.

Проблема безработицы раньше никого не волновала, но, теперь создав 25% «чёрных», мы обречём их на увольнение, потому что увольнять в первую очередь будут тех, кто не вошёл в «золотой» фонд (этот термин предложил тоже я).

Наш Соболев, как всегда, затянул решение щекотливого вопроса. Он из 60 человек нашего отдела предложил заморозить только 9 человек: Каширина (ему идёт 83-й год), Венедиктову (она 7-й год на пенсии), Козлову и ещё кое-кого. После долгих споров он дополнил до 11. Не хватает ещё трёх, т.к. всего требовалось 14. Вообще 25% от 60 – это 15 человек, но Поповский решил не включать в состав отдела д.т.н: Галкина, Дорохина, т.к. судьба главных научных сотрудников будет решаться централизованно. Вероятнее всего, их внесут в золотой фонд.

Итак, недоставало троих. Их надо было выбрать из следующих 12 кандидатур: Калинина, я, Лыщинский, Лёвкин, Шалаев, Борисов, Ерёмина, Михайлов, Максимов и ещё трое. Спорили яростно. Соболев заявил, что если заморозят Калинину, то он тут же уйдёт с должности начальника отдела. Я же возмущался, какое имеет отношение Калинина, которая не умеет ни писать, ни рисовать графики, к Золотому фонду специалистов! Тогда Соболев парировал: «Если заморозят Калинину, то пусть замораживают и Ерёмину!» Я отвечал с иронией: «У Ерёминой общественная нагрузка!» – это я в тон председателю цехкома Борису Смирнову, который горой стоит за Ерёмину. «А что! Вы все получаете продовольственные заказы? А кто их обеспечивает?»

Дело свели к тайному голосованию. Голосовали только шесть представителей от нашего отдела. При первом голосовании Михайлов получил 6 крестиков, Лёвкин – 5, а ещё трое: Калинина, Шалаев и Максимов, - по 4. Некоторому риску подвергались я с Лыщинским, т.к. нам поставили по одному крестику. Голосовали повторно из троих: Калинина, Шалаев и Максимов. Заморозили Калинину. Она в Израиле.

18 июня 1992 года, четверг.

На семинаре Белоцерковского докладывали о компьютерном учебнике.

Я задал вопрос, можно ли на некоторых «страницах» этого учебника показать мультфильмы. Ответили, что можно. Делали учебник специалисты из Энергетического института и Филиала ЦАГИ. Учебник о применении метода вихрей. Цена 10 тыс руб. Я подумал, почему бы и нам не сделать такой учебник по флаттеру. Да на английском языке.

19 июня 1992 года, пятница.

Пока я вчера отсутствовал, здесь всё переиграли и некоторых выпавших из золотого фонда вернули обратно. Вернули Лёвкина и Михайлова. Нашли замену на их место из других отделов.

Чудаев второй год торгуется с нами, чтобы купить систему КС2, или хотя бы аэродинамическую часть от неё. Наконец, договорились продать аэродинамику за 30 тыс руб. За небольшой добавок 10 тыс мы согласились отдать в придачу и всю КС2, но только на один год. Сегодня он звонит, и говорит, что на один год – это ему мало. Нельзя ли навсегда? «Нет», - ответил я. И таким образом, сделка с 40 тыс уменьшилась до 30 тыс.

20 июня 1992 года, суббота.

У нас в гостях Надя Беневоленская.

295
{"b":"589672","o":1}