ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  

Чтобы наконец найти причину сбоев в Герином ТВ я изучил работу модуля кадровой развёртки по книге Ильяшевича, которая осталась у меня на память о погибшем Саше Щукине. Появилась надежда, что причина – в обратной связи по постоянному току.

Я всё время помню, что надо мной висит долг 11 тыс руб Птицыну. Олег обещал продать мой старый ВМ-12, и сегодня он забрал его у меня, оставив залог. Я впервые держал на руках 22 новеньких пятисотки, - на них по-прежнему Ленин и Герб СССР. А металлические рубли, говорят, во Владивостоке можно продать по $10 – это 1500 руб.

22 июля 1992 года, среда.

С утра в доме было оживление. Алексей встал в 630 и направился в кухню, где Лиля сварила для него с вечера кастрюлю пельменей. В 730 встал Ваня, и, сварив себе 2 яйца (и заодно мне одно), уехал с другом Сергеем в Москву. В 750 заехал Гера на минуту на огромном грузовике и внёс в квартиру флягу с творогом (по 36 р). На этот раз у Геры вместо прибыли убыток 4 тыс руб, потому что в понедельник он проспал.

Я предупреждаю и Ваню, и Геру, что коммерция – ненадёжная профессия, и что они рискуют остаться без работы. Тем более, у них нет ни магазина, ни склада, ни собственного транспорта. Случайные закупки неизбежно будут перехвачены более энергичными и твердолобыми купцами. Сотрудничество с товарищами невозможно застраховать от обмана и предательства. Вместо доверия требуется осторожность и твёрдый расчёт. Так что заняться коммерцией – это обречь себя на одиночество.

Сегодня решается вопрос о моём долге Птицыну 11 тыс руб. Я ему уже говорил в обед, когда относил 1 кг творога, что Олег увёз в Москву мой ВМ-12 и вечером всё выяснится. Я обещал ему немедленно сообщить о результате, но Сергей настолько нетерпелив, что звонил мне в 20 час и в 21 час, а я в ответ просил ждать. Наконец я сам не вытерпел и 2120 позвонил Олегу, надеясь на его возвращение. Он и в самом деле вернулся и ужинал. Я с нетерпением спросил Олега: «Ну, как? Положительно, или отрицательно?» «Не то и не другое, - ответил Олег, - я сейчас приду и всё объясню».

Он пришёл, неся в руке мой тяжёлый чемодан. «Значит, - подумал я, - не удалось продать». Мы спустились в подвал, и он стал рассказывать: «Ну, и намучился я с Вашим магнитофоном!» «Конечно, - согласился я - возить в Москву туда и обратно чемодан весом 10 кг…»

«Не в тяжести дело! – продолжал Олег. – Мы никак не могли его включить. Тыркались, тыркались, - ничего не показывает! Наконец с трудом настроили! Потом пытались записать с телевизора, он имел в виду – с тюнера - не записывает. Да и переключатель отломан. Наверное, Ваш Герман отломил…»

Олег ещё и ещё наводил на меня тоску, на что я заметил: «Почему они не захотели приехать сюда в Жуковский? Я бы им всё показал, как следует!» А Олег продолжал: «И они ни за что не хотели покупать без коробки, - говорили, давай чемодан взамен коробки. Но я им отвечал, что чемодан дополнительно стоит 300 руб…»

Тут Олег внезапно открыл чемодан - он был пустой! Ну и шутник! Артист! – в его руке чемодан был тяжёлый, но куда же девалась тяжесть? Мы начали радостно смеяться, я пожал с благодарностью ему руку: «Молодец, Олег! Ты внёс полезный вклад в наше общее дело!»

Олег не забыл о залоге и попросил его обратно, а мне отсчитал другие 11 тыс руб. Разница существенная: его залог – это 22 новеньких купюры по 500 руб, а он привёз мне бывалые двухсотки. Кроме того, он попросил оставить за ним право выкупить чемодан за обещанные 300 р (а я подумал, что он расплатится, когда такие деньги станут ничем).

Птицын примчался в 22 час, мы с ним рассчитались, и тоже пожали друг другу руки. Я его проводил до дому, чтобы не ограбили.

24 июля 1992 года, пятница.

Между мной и Эдуардом установилось разделение труда. По квалификации он сравнялся со мной, о чём свидетельствуют и одинаковые оклады. Но этот новый оклад нам пока ещё не платят, т.к. в ЦАГИ нет денег. Возможно, июньскую зарплату будут выдавать в сентябре. Поэтому мы с ним с радостью ухватились за этот контракт по расчёту самолёта МАИ-90. Этот самолёт КБ МАИ начало делать в 1985г, но тогда они были бедными, и самолёт был законсервирован. После удачной продажи самолёта МАИ-89, который по простоте конструкции можно сравнить с раскладушкой, они вернулись к тому проекту, назвав его МАИ-90, а в предстоящем АВИАШОУ с 11 по 14 августа они выставят свои четыре самолёта (включая планер, который Эдик с Валерой рассчитывали зимой). Из этих четырёх летать будет только МАИ-89.

У Эдуарда замечательные коммерческие способности. Начиная этот расчёт, он выторговал аванс у заказчика по 3 тыс руб, которые Тамара обещала привезти до 10 августа. Работу мы с ним разделили пополам. Он взял себе крыло, элерон, закрылок и связи. Я взял киль с рулём направления, фюзеляж и стабилизатор с рулём высоты. Эдуард, как всегда, уходит домой в 1515 (а в пятницу в 1115). Я сижу с расчётом ещё лишних два часа. Ко всему прочему, меня мало интересуют деньги, и всё это я делаю с удовольствием независимо от ожидаемого гонорара.

Сегодня мы уже посчитали спектр частот колебаний для симметричных форм колебаний. Эдуарда беспокоит, что один из трёх нулевых тонов получился не чистым нулём: f=0.2 гц, что составляет 1% от первого тона. Я его успокаиваю, что это в пределах точности.

25 июля 1992 года, суббота.

Постепенно я теряю счёт клиентам и исправленным телевизорам …

…а теперь о Герином ТВ «Фотон». Вот уже третий день он работает без сбоя. Его блок кадровой развёртки стал для меня настоящей школой для поиска блуждающих неисправностей. Последняя наладка заняла у меня всё утро, и я нашёл три погрешности: царапина в печатной плате, непропай в конденсаторе и перегрев одного из диодов средней мощности КД208А (заменил на КД105) – всё это в кадровом модуле.

26 июля 1992 года, воскресенье.

Гере явно не хватает собственного магазина, т.к. продавать продовольствие в нашей гостиной, – это довольно хлопотливое дело. Гера поручил Ирине продавать сыр. Она снабдила Литовским и Буковинским сыром всех соседей по 120 и 125 руб за кг, и даже некоторых моих знакомых: Птицына, Гринбергов и др. Ирина уже распродала 2 ящика, когда обнаружила, что в 3-м ящике сырные бруски начали оседать из-за тепла. Пришлось Гере 3-й и 4-й ящики срочно сдать в магазин. Конечно, это работа на износ: закупать молочные продукты за сотни км от Москвы, и, не имея при этом ни склада, ни холодильника, срочно распределять тонны творога или сыра по различным магазинам или в ЦАГИ.

И всё-таки эта работа солиднее, чем та, которой занимаются Ванины друзья: они закупают партию мороженого и продают на пляжах в жаркую погоду. Кажется, сейчас по всей стране студенты, да и начинающие инженеры, - все кинулись в спекуляцию. Попытки заняться каким-либо производством к успеху не приводят, т.к. ценятся только добротные фабричные вещи, сработанные на уровне современной технологии.

Не повезло нашему коллеге Коле Рудковскому. Он трижды ездил на своём автомобиле спекулировать в Югославию. Проезжая по Украине, он, по-видимому, нахватался чернобыльской радиации, и вот уже год как у него заболевание крови.

Жара +27оС. Ваня уехал в Крым работать пионервожатым. Мы с Ирой не пропускаем ни одного дня купания на Кратовском пруду. Я, кроме того, каждый день хожу на руках для видеосъёмки, которую мне обещал Юра Муллов (обещанного три года ждут).

В это лето яблок не будет, но вишни в нашем саду я собрал 2 бидона.

27 июля 1992 года, понедельник.

По-прежнему стоит жара. Я и Эдик мужественно переносим жару и продолжаем дважды в день делать зарядку. Мы с ним уже наладили расчёт самолёта МАИ-90. За 30 лет совместной работы я наконец понял, чем мы с ним отличаемся. Это выяснилось в прошлый четверг, когда он потребовал от Тамары подготовить исходные данные для аэродинамики крыла. Я удивился, зачем он от неё это требует, когда проще сделать это самим. Но тут я почувствовал разницу: для него легче, чтобы сделал заказчик, а для меня наоборот. И вот почему. Когда я беру исходные данные от заказчика, то я всё равно всё переделываю, и получается двойная работа: сначала я разбираюсь в логике заказчика, нахожу ошибки и потом составляю исходные данные заново. Вот почему для меня быстрее и вернее всё сделать самому. Поэтому, когда в пятницу в 1115 Эдуард ушёл домой, я сделал за оставшиеся 2 часа всю аэродинамику на крыле, центроплане, щитке и элероне.

302
{"b":"589672","o":1}