ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я спросил Белянина, чей это самолёт, но он рассердился: «Это не должно тебя интересовать!» «А если это китайский?» - возразил я. «Твоё дело получить и помалкивать», - остановил он моё любопытство.

25 декабря 1992 года, пятница.

Сегодня на Западе Рождество, - начинаются рождественские каникулы.

Обещают устроить каникулы и для работников ЦАГИ с 1 по 10 января.

26 декабря 1992 года, суббота.

Я уже как-то писал: большие и маленькие неудачи переживаются одинаково. Так же и удачи: любая удача всегда поднимает настроение. Мне даже пришла в голову мысль, что люди, умеющие поднимать настроение, - они самые приятные, самые желанные. А пословица: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей», - она говорит о том же, - это и есть те люди, которые поднимают нам настроение.

Сегодня я не собирался в бассейн, потому что мой абонемент кончился в прошлую субботу, но Ира, у которой осталось ещё одно посещение, заявила, что без меня она не поедет. У меня была запланирована поездка в Тушино, - она догадалась, что это мне надо совместить с бассейном: из Раменского сразу в Москву. Так я и сделал.

Я ходил по рынку с 12 до 14 час. Сначала я купил для Птицына 4 аккумулятора по 250 р (заменяют пальчиковые батарейки АА по 1.5 в). Потом я видел эти аккумуляторы в нескольких местах, - везде по 250 руб. Я купил себе 8 штук (для плеера). Поскольку все они были голые (не как японские!), то во избежание замыкания я их все изолировал друг от друга. Почему-то мне вздумалось заняться этим в пути на платформе Выхино. Я завернул Птицынские батарейки в бумагу, а свои 8 не успел, потому что в это время подошла электричка (в 1525). Тогда в спешке я рассовал их все восемь батареек в разные карманы. Вернувшись в Жуковский, я сначала зашёл к Птицыну и оставил ему покупки, а потом уже направился домой. Я стал выкладывать из карманов свои аккумуляторы, и не досчитался одного. Из восьми карманов один оказался дырявым. А уже наступали сумерки (1630). Я в надежде найти потерянную батарейку прошёл до станции Отдых и обратно, но пропажи не нашёл.

В моё отсутствие мне звонил Серёжа Птицын и сообщил, что у него в прихожей валялась лишняя батарейка. Вот так я огорчался из-за пропажи маленькой батарейки за 250 руб, но особенно сильной была радость, что она нашлась.

28 декабря 1992 года, понедельник.

ЦАГИ оказался накануне очень важного события. С Нового года готовится приказ о переходе на 4-дневную рабочую неделю. По этому поводу Поповский созвал совещание президиума НТС. Заседали с 10 до 1145 и ещё с 1430 до 16. Четырёхдневка означает неполную рабочую неделю, т.е. неполную занятость. Оклады будут повышены в 1.4-1.8 раз, но будут оплачиваться из расчёта 4 дня вместо 5, т. е. на самом деле повышение будет в 1.12  1.44 раза. Поповский настроил НТС оспаривать право по-прежнему работать пять дней в неделю, хотя и с тем же фондом зарплаты, который выделяется для нашего НИО.

До и после обеда в отделах успели провести собрания, чтобы узнать мнение коллектива. В большинстве отделов голоса разделились поровну за 4 и за 5 дней в неделю. В частности я за 4, а Эдуард за 5. Те, что за 5, уверяют, что это лучше для научной работы. А те, что за 4, считают: одинаковый заработок за 4 и 5, - значит лучше работать только 4. Я же считаю, что 4 – это больше свободы. А те, кто хочет заниматься наукой, могут работать ещё и в пятницу. Ведь в молодости я занимался 7 дней в неделю, не обращая внимания на вечера и выходные. Бесплатно? Учёные всегда работают в выходные бесплатно!

  

1993

Прошёл Новогодний праздник.

Прошёл и январь 1993 года.

Уже 9 февраля, а продолжать дневник нет смысла, потому что из написанных пяти томов читателю должно быть всё ясно.

Рождественские каникулы в ЦАГИ – это редкое событие. Только такой талантливый директор, как Загайнов, мог догадаться преподнести сюрприз одновременно многим тысячам своих сотрудников. И главное, государству это ничего не стоило. Несмотря на то, что мы прогуляли 10 дней, зарплата будет выплачена в полном размере.

Готовилось и ещё одно нововведение: 4-дневная рабочая неделя. И даже было принято решение об этом 4 января (начальство работало без каникул), но вскоре правительство отменило это решение, ссылаясь на то, что вся отрасль работает 5 дней, - значит, и головной институт должен работать так же.

Некоторые друзья оказались едва упомянуты, - так редко мы встречаемся. Один из таких друзей: Олег Горбачевский. В юности я помогал ему поступать в МФТИ. На Физтехе он не доучился, перейдя в экономический институт. После окончания института он работал в Магаданской области шофёром, а потом золотоискателем. Вернувшись с золотых приисков, он работал то преподавателем в музыкальной школе, то зам директора какой-то кинокартины при Мосфильме. Но основную часть жизни он провёл в Узбекистане, как художник и фотограф. Теперь он навсегда вернулся в Жуковский, и стал часто бывать у меня.

Я не стану описывать обычные встречи друзей: джазовая музыка, просмотр видеофильмов, беседы о политике. Но не могу опомниться от его рассказа о покойном отце. Он и вернулся в Жуковский из-за отцовского наследства: однокомнатная квартира и всякий хлам. Вот об этом хламе и пойдёт речь.

Отец Олега работал начальником конструкторского отдела в ЭМЗ им. Мясищева. Владимир Андреевич Горбачевский в возрасте 80 лет проявлял юношеский талант и активность. Но старость, в конце концов, берёт своё, да к тому же он прозевал какую-то болезнь…

Накопленный за всю жизнь хлам потряс наследника. С его слов он потряс и меня. Потряс и напугал, потому что в его хламе я как в зеркале увидел свой хлам. Прежде всего, это мемуары. Олег показал руками: полметра, - вот такую стопу составляют мемуары. По тому, с каким пренебрежением говорил Олег об этих мемуарах, я понял, что мемуары рискуют уйти в мусоропровод, как ушли туда сотни пустых консервных банок, коллекция старинных утюгов и многое другое.

У меня тоже накоплено с сотню консервных банок, но прежде чем их выбрасывать, я надеюсь, хватит ума разрезать их на жесть: будет пакет прекрасной лужёной жести (это последняя такая жесть, будет пластик).

  

Вдова Глотова пригласила меня помочь пристроить куда-нибудь оставшийся ей в наследство радио-хлам. До меня там уже был Гринберг, он у неё купил прекрасный звуковой генератор «TESLA» за 1500 руб. Побывал у неё и Приходько, но ничего не взял. Люся при всяком упоминании о муже начинает плакать. Я её успокоил, обратив внимание, как в Грузии в мирное время гибнут совсем молодые мужчины. Каково тем вдовам? Люся очень надеялась, что я заберу хлам к себе. Там было кое-что интересного, например, много динамиков (он собирался сделать колонки), ламповый вольтметр. Я на своих грузовых санках в два приёма перевёз всё к себе, и предложил ей 4000 руб. Она согласилась и тут же вернула 1000 руб за содействие. Я просил также продать мне профессиональный микрофон «Beyer», - я этот микрофон часто брал у Володи для записи джазовых концертов. Этот микрофон – цаговского происхождения (ещё один такой я брал в НИО-7).

Я предложил ей за этот микрофон 2000 руб, но она надеется продать его дороже. Конечно, он стоит дороже, но если бы пара, а то один!

  

Постепенно в ЦАГИ отмирают и забываются многие атрибуты большевистского режима. Ушли в прошлое соцобязательства, полит-информации, партсобрания, стенгазеты и прочая шелуха тоталитарного лагерного быта. А с Нового года прекратила своё существование и физзарядка. Она и раньше проявляла себя только в виде двух музыкальных радиопередач в 11 час и в 1530. Два раз в день по 10 мин, - это создавало какое-то настроение. В такие минуты по длинному коридору начинали ходить женщины с электрочайниками. На некоторых этажах возникали редкие физкультурники, например, в нашем здании зарядку делали только я и Набиуллин (да ещё Перетягин до 1990г, пока не ушёл на пенсию).

323
{"b":"589672","o":1}