ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По этому поводу надо заметить, что часто встречаются люди, которые много и плодотворно работают, но не умеют хорошо распорядиться своими сбережениями и отпуском. Райхер – типичный пример такого невезучего. Ещё в студенческие годы было обнаружено, что жребий выполнять нудную работу всегда выпадал на Райхера. Например, во время летней практики вся наша группа 15 человек жила в классной комнате в 1-й школе. Каждое утро мы приносили с базара ведро молока, и ходили за ним по жребию. И что Вы думаете? – Конечно, Витюше выпадал жребий два дня подряд. После этого Витя отказался от молока.

Если Витя терял очки, то он уже не мог их найти, потому что ничего не видел. Однажды мы готовились к экзамену по марксизму. Для этого было удобно заниматься в парткабинете. Там нас сидело человек восемь. А в те далёкие времена в школьных партах были встроенные чернильницы, а в парткабинете в столах – тоже. Но чернила давно уже пересохли, так как люди ходили туда редко. Мы начали искать по всем столам, и я тут же придумал забаву: не обязательно заглядывать в чернильницу, а достаточно сунуть туда палец. Эта забава всем понравилась… в зале оказалась только одна чернильница, наполненная «химическими» (фиолетовыми) чернилами. И думаете, кто туда засунул палец? Конечно, Районный.

Невезенье преследовало Витю всю его жизнь. Около четырёх лет назад он продал свою «Волгу» за 10 тыс руб и положил эти деньги на сберкнижку, - так они там и лежат до сих пор, а такой автомобиль сейчас стоит 10 млн руб.

Перед инфляцией он купил на 20 тыс акций АСКА, - сейчас они стоят немного больше, а цены возросли в 1000 раз…

Но я отвлёкся, собравшись рассказать о видеокамере. А началось всё с турбазы. Перед моей поездкой на турбазу к нам домой как-то зашла некая Тамара – редактор КТВ. Тут придётся рассказать заодно, почему вдруг к нам зашла эта Тамара, хотя ни я, ни Ира не были с ней знакомы.

Тамара – это коллега Саши Зуева, - политического обозревателя из КТВ. Саша по вторникам приходит к нам за Гериной сметаной и творогом. Я писал, Гера занимался оптовой торговлей молочными продуктами. Он сдаёт творог в магазин по 500 руб кг, магазин продаёт по 650, и поэтому он небольшую часть (флягу того и другого) поручает продавать маме по 600 руб.

Итак, Саша Зуев однажды привёл ещё одного клиента: это и была Тамара. Она, узнав, что я еду в Пушкинские места (Михайловское), проявила горячий интерес. Если бы я снял там видеофильм об этом, то его бы показали по КТВ, - им очень недостаёт для показа такого интересного материала. Вот так в моём сознании невольно засела мысль: «Фотокамера хорошо, но видеокамера лучше!» И на турбазе от нечего делать в дождливые вечера я мечтал вслух о видеокамере, имея в виду не столько себя, как Бориса Демьяновича. Я ему внушал: «Твои слайдфильмы – это хорошо, но видеофильмы были бы лучше». Он не клюнул на эту агитацию, а я наоборот, сам загорелся. У меня такой характер, что если я кому-то внушаю идею, то постепенно сам проникаюсь этой идеей. Помню, 33 года назад к нам в отдел прислали дипломника Женю Синицына. Я предложил ему в качестве дипломной работы сделать расчёт колебаний пластинки методом Ритца в степенных рядах. Я его долго агитировал, но он не стал решать эту задачу, а я решил взяться за неё сам. Так родился метод полиномов.

В годы застоя я смотрел на видеокамеры в комиссионке, как на нечто недоступное. Ещё бы! – Видеокамеры были дороже автомобиля. А теперь видеокамеры входят в быт и цены на них стали умеренными.

Вернувшись с турбазы 30 августа, я решил остаток отпуска до 11 октября посвятить приобретению видеокамеры. Однако из оставшихся шести недель часть надо было затратить на неотложные дела: неделю - на сбор облепихи у себя и Широкопояса (как и в прошлом году, я снова собрал около шести ведер). Неделю – на ремонт телевизоров и прочей техники, которая требует постоянного ремонта, ещё мелкие дела…

Короче говоря, в субботу 11 сентября я уже купил свою мечту: это была видеокамера «Panasonic G120» ценой $650. О цене я знал ещё на турбазе из газет, которые полны всякой рекламы.

Я начинал с изучения информации. Выбор остановился на двух камерах: либо «Panasonic G120», либо «Panasonic M3000». $650 и $1075.

Одна маленькая и плёнки в ней на 45 мин, а другая – профессиональная, с обычной большой кассетой и при съёмке ставится на плечо. Умом я знал, что мне больше подходит маленькая, но душой мне хотелось иметь профессиональную М-3000. К счастью, у меня было только 800$, и недоставало до профессиональной 300$. Да у меня и не хватило бы терпения добывать ещё недостающие 300$.

Я эти 800$ добыл случайно. 100$ у меня оставалось с весны от покупки видеоплеера “Panasonic”. Кстати, с этим плеером тоже целая история. Началось с того, что зимой мы с Герой начали ссориться из-за того видеомагнитофона, который мы с ним купили в складчину прошлым летом. Я ему советовал смотреть фильмы у нас дома, но ему хотелось обязательно смотреть у себя дома. Я ему внушал, что от частой переноски видик непременно сломается (тем более, у него просмотры всегда с выпивкой, да и вообще у него нет аккуратности). Кончилось тем, что он вернул мне мою долю в виде ВМ-12, а я ему отдал один из моих двух японских ВМ (я себе оставил JVC-21, а ему отдал AIWA-910). Мы остались при своих интересах. Я вскоре понял, что японский был явно лучше, чем ВМ-12. И тут мой друг Приходько похвастал, что его знакомый лётчик может мне привезти из Эмиратов (ОАЭ – Объединённые Арабские Эмираты), за 150$ видеоплеер. Я воспользовался его советом, распродал по 20 тыс руб велосипеды, которые я покупал по 5 тыс (а сейчас они по 36 тыс), потом ВМ-12 за 100 тыс руб, кассетники по 15 тыс. С гонорарами у меня набралось 265$ (я немедленно превращал рубли в доллары, - в апреле они были ещё только по 740 руб). Мой друг меня не подвёл, и в июне мне привезли плеер «Panasonic P5» за 180$ плюс 5$ на такси. Оставшиеся 80$ вскоре дополнились до 100$.

Мне не хватало ещё 550$. Но поскольку страсть меня обуревала, то я лихорадочно думал, что бы распродать. А тут ещё один мой друг Широкопояс спросил, нет ли у меня на примете дешёвого ТВ для его сына Ильи, который женился и решил жить отдельно. «Купи один из моих четырёх, - ответил я, - Славутич-ц281». «Сколько?» «100$». Через три дня он принёс эти 100$.

Потом я продал свою коллекцию монет (там было около 250 штук) в два приёма. Сначала часть – за 86 тыс – знатному нумизмату (это был дядя Широкопояса). А остальное - перекупщику за 170 $, причём там одна из монет: рубль 1726г, - стоила 75$. Конечно, монеты можно было продать и дороже в полтора раза, но по одной и долго, а я спешил.

Итого, у меня уже было 450$. Недоставало ещё 200.

И тут я вспомнил, что летом Гера уговаривал меня продать ему мои колонки. Я в таком молодом возрасте до 50 лет тоже увлекался высококачественным звучанием. С 1976г у меня звучат студийные колонки, сделанные в НИКФИ. Тогда я их купил через Учителя (Китца) за 1300 руб, потом в 1986г Лёшка Гринберг хотел выманить их у меня за 3000 руб (когда в продаже уже имелись первоклассные советские колонки 100АС за 1040 руб). Я подумал, мои самодельные, которые у Вани, звучат почти так же, а мне уже всё равно. И тогда я предложил Гере то, о чём он мечтал: эти колонки, но с нагрузкой в виде усилителя «Корвет-100», - в сумме за 600$ (400 колонки + 200 усилитель). Дорого? Но это было 1 сентября. А 10 сентября мне недоставало всего лишь 200. И тогда я Гере всё это отдал за 420$. Сейчас он с гордостью говорит, показывая друзьям на эти колонки: «Мои!» (а они стоят пока в нашей гостиной). Да какая разница! Ведь расчёты между родственниками – это же чисто символическая операция.

Итак, у меня в руках 870$. Я ещё размышлял, не взять ли взаймы у Птицына 200$, чтобы купить М-3000, но, во-первых, он соглашался дать только 100$, а во-вторых, от покупки большой камеры отговаривал.

Маленькую – решено! В пятницу 10 сентября после обеда я еду в Москву второй раз (первый раз – это было утром, когда я продал коллекцию монет за 170$, кстати, тому человеку, который в прошлом году навязал мне номер своего телефона, а я до сих пор его не выбросил). Довольно быстро я нашёл тот магазин на улице Ильинка около ГУМа. Выписываю счёт: 714$ (с кассетами). Подаю в кассу свои доллары, а кассирша одну из 100$-х купюр не принимает, потому что у неё надорван уголок (не оторван, а всего лишь разрыв в 5 мм от края). У меня, однако, была ещё в запасе целая купюра, но куда я тогда дену надорванную?

326
{"b":"589672","o":1}