ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта комиссия – 18 человек из Госстандарта в сопровождении начальства: Суханова, который замещает Нейланда, и Стучалкина, - сначала посетили трубу Т-101 и статзал, а затем в кабинете Кутьинова за чашкой чая с бутербродами и коньяком обсудили вопрос о предоставлении ЦАГИ статуса ведущей организации не только по самолётам, но и по ветродвигателям и высотным сооружениям. Вот тут-то и понадобился мой фильм. Кроме него я также показал некоторые фильмы, снятые мной в 1993г. Из прежних фильмов особенно эффектен фильм о флаттере модели ИЛ-96 в трубе Т-104.

Гости смотрели фильмы с большим интересом, но что касается нужного документа, то они запросили за него большие деньги. Понимая, что такими деньгами ЦАГИ сейчас не располагает, они предложили сначала внести лишь первый взнос, а остальное выплатить по частям в течение нескольких лет в виде процентов от тех контрактов, которые ЦАГИ будет иметь благодаря новому статусу. Цифры не назывались. Так я побывал на крупном совещании.

  

Расчёты по контракту с Боингом я закончил ещё весной. Потом эстафету перенял Казбек, но и он уже закончил проектирование. Теперь в дело вступают производственники. Проект одобрен: сам Джим Краудер приезжал сюда летом и подробно знакомился с проектом. Более того, согласно контракту уже пришёл в ЦАГИ аванс, но начальство никак не может решить, каким образом обналичить доллары, чтобы заплатить нам аванс.

Снова замерцал Китайский контракт. Прошедшей зимой я с Ишмуратовым удачно доделали недостающую статическую аэроупругость. Когда Карклэ предложил нам решить вопрос о распределении гонорара в 11 тыс USD, то я предложил делить его в отношении 5:4:3:1 (Мос, Наб, Куз, Рыб), а мне и Фанилю (за КС2) - по 2 части. Рыбаков обиделся и отказался вообще от гонорара, но на следующий день успокоился и извинился, - всё-таки, 650 долларов, - это большие деньги, наша зарплата за год. Вообще с этим контрактом затянули, и обещанные доллары не дали. Эдуард, например, демонстративно прекратил всякую работу с программой КС2. Придёт утром, поиграет пару часов в преферанс на компьютере, а потом уходит домой до следующего утра.

  

17 августа 1995 года, четверг. Предзащита Мосунова.

С запозданием на 15 лет (а может быть и больше) Валера Мосунов наконец представил кандидатскую диссертацию. Сначала в июле был семинар. Одобрили, сделали ряд замечаний и назначили предзащиту через месяц на 10 августа, но вот собрались только сегодня.

Есть много среди научных работников таких, которые не желают ни под каким видом защищать учёную степень. Таким был наш незабвенный начальник Лев Сергеевич Попов (1913-1995): он считал, что важно как можно правильнее и надёжнее обеспечить безопасность от флаттера самолётов, а что касается учёной степени, то он это презирал, как всё показное. А показное в Советском Союзе было почти всё! Не будем сейчас вспоминать об этом.

Подражая во всём Попову, отказался защищать учёную степень и его преемник Евгений Иванович Соболев.

Валера не защищался по другой причине: из-за того, что вся процедура защиты учёной степени противна как мертвечина. И в этом я с ним согласен. Действительно, писать диссертацию так же противно, как сочинение в школе. Но! Надо, Федя! Надо! Кто твёрдо усвоил, что это верный путь к повышению оклада, увеличению отпуска, тот, не желая терять эти блага, заставлял себя пройти все эти процедуры.

Но человеку с мягким флегматичным характером невозможно преодолеть этот психологический барьер. И Валера так бы и остался учёным без степени, но обстоятельства сдвинули это с мёртвой точки. Во-первых, при очередном повышении, всем назначили добавки за учёную степень, а ему – нет. Во-вторых, эта удивительная дружеская помощь Рыбакова Мосунову. Толя Рыбаков добровольно взялся за текст Мосуновской диссертации и стал делать за него самую нудную противную работу, придумал две главы, кое-что, списав с разных отчётов и статей, напечатал на красивой бумаге и т.д. Видя, как старается за него Рыбаков, Валера не выдержал и тоже взялся за работу, написав две самые важные главы, привёл несколько замечательных примеров расчёта, и нарисовал 7 плакатов.

Теперь защиты диссертаций стали редким явлением. И уж совсем редкость – такая отличная работа, как у Мосунова. Дай Бог!

Отпуск 4 сентября – 27 октября.

Мои отпуска я описывал много раз. Тот же сбор облепихи у друга. Такие же ремонты чужих телевизоров. Но было и новое.

Один молодой человек, студент 5-го курса МФТИ, заказал мне солидную работу: перевести семейную кинохронику с кинолент 2х8 S на видеокассеты. Это были ленты начала 1980-х с общим временем показа 6 часов. Сам по себе перевод с кинолент на видеокассеты не труден. Но я при этом всё озвучиваю. Я подобрал музыку ко всем сюжетам. Я заранее был предупреждён, что джаз недопустим, предпочтительна старинная музыка, но не духовная. Короче говоря, этой работой я занялся с удовольствием, и готовая продукция получилась очень удачной. Клиенту понравилась и лютневая музыка 17в, и эстрадная - Гараняна. Гонорар 210 тыс руб.

В другой раз я получил заказ снять на видео курс лекций Ю.А. Ершова на религиозную тему. Съёмки продолжались шесть недель по воскресеньям с 12 до 15 час. Всего получилось 4 трёхчасовые кассеты. Чтобы не связываться с микрокассетами, я приносил с собой полный видеомагнитофон, тем более, что лекции проходили рядом в школе №1.

Клиент уже заплатил 350 тыс руб, а остался должен 218 тыс. Теория Ершова с геометрическим доказательством существования Бога (это он научил меня писать Бог с прописной буквы) несколько наивна. Но если подумать, то ведь человек (как и любое животное) – это только средство бессмертного продолжения живой информации. Откуда она взялась? Откуда эти гены?

9 ноября 1995 года. 70-летний юбилей М. С. Галкина.

У Михаила Сергеевича день рождения 6 ноября, но это был выходной, и поэтому юбилейное торжество назначили на 9 ноября. Была какая-то сумма от дирекции ЦАГИ, да ещё Рыбаков собирал по 5000 руб (так и хочется сказать: по пятёрке, хотя по продовольствию это соответствует 50 коп). Я никогда не участвую в чествованиях, и сам ни разу в жизни не отмечал ни своих дней рождения, ни юбилеев, но на этот раз что-то растаяло в моей душе, и я принял участие в торжественном обеде. Собралось около 40 человек. В прежние годы такие банкеты проводили либо в одном из ресторанов: в «Ракете» или «Спутнике», либо в кафе «Шашлычная», но теперь это не по карману цаговским учёным, и обед устроили прямо на рабочем месте и в рабочее время. Пировали с 13 до 17 час.

Накануне Костя иронизировал: «Считается, что мы все ученики Галкина…», но я его не поддержал. В самом деле, при чём здесь научные заслуги? Для меня Галкин – это добрый несчастный человек, с которым мы проработали вместе 40 лет.

Я жалею, что не принёс на банкет мой фильм с цаговской кинохроникой 1958г, - там Галкин был ещё худым кудрявым брюнетом. Я сейчас и не помню, перевёл ли я эти киноленты на видеокассеты. Помню только, что этот кинофильм в 1988г я показывал на 25-летнем юбилее НИО-19.

В 1955г молодые учёные: Галкин, Сухов, Нуштаев, - все сидели в одной комнате с техниками: Кирюшкиной (Венедиктовой), Обломковой (Чернышёвой), Колобаевой (она так и осталась Колобаевой). Я студент-дипломник сидел с ними же. Они пели прекрасные романсы. ЦАГИ тогда был в полном расцвете. Галкин, как и я, увлекался математикой. Мы подсовывали друг другу математические этюды. Самое заметное влияние Миша произвёл на меня в 1963г, когда он вопреки сомнениям нашего начальника Льва Сергеевича Попова настаивал на моём назначении в должности начальника сектора. Помню, тогда Попов очень удивился: «Такой большой оклад: 300 руб!» А Галкин уверенно подтвердил: «Да, пусть Буньков получит 300 руб».

И ещё был незабываемый разговор с Мишей в 1964г. Тогда 1 мая небольшой компанией: я, он, Назаренко и примкнувший к нам Кирштейн, - мы взяли отгулы и на неделю отправились в Крым в Планерское с намерением сфотографировать весенние Крымские цветочки (сагитировал Назаренко). Помню обжигающе холодную воду в море, по вечерам долгие беседы. Мы с Мишей обсуждали состояние социализма в нашей стране. О том, что трудящиеся в капиталистических странах живут хуже, чем в Советском Союзе, я верил вплоть до 1985г, но ещё тогда я уже задумывался: что-то не так! Я всё приставал к Мише со своими сомнениями, но как теперь я понимаю, для него уже тогда сомнений не было, и он твёрдо знал, что основной принцип социализма: «Всем на всё насрать!» Но он хранил это в себе. Однако он иногда давал полезные советы, например, увидев у меня записи Галича, советовал уничтожить их (я не уничтожил, но убрал подальше). Итак, мы долго беседовали о социализме (социализм или коммунизм, - для меня это одно и тоже). Наверное, я был очень настырным и надоел Мише. Тогда он похлопал меня по плечу и сказал: «Володя, ты настоящий коммунист!» После такой высшей в моём понимании похвалы я успокоился.

340
{"b":"589672","o":1}