ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

30 июля 1997 года, среда.

Новый контракт с фирмой Боинг оказался на грани срыва.

Сначала всё шло хорошо. 9 июня состоялась встреча в представительстве фирмы Боинг на Тверской с Джимом Краудером. С нашей стороны были только двое: Амирьянц и я. Джим обсудил с нами условия контракта. Предполагалось, что мы вдвоём с Амирьянцем в результате теоретических исследований и командировок к ним в Сиэтл представим схему новой державки, а они на фирме Боинг спроектируют и изготовят этот прибор, предназначенный для измерения поля скоростей в их аэродинамической трубе.

Джим со всем согласился и спросил о нашей цене. Гена дипломатично ответил, что нас не столько волнуют деньги, как возможность заняться научной работой, а что касается контракта, то Джим должен видеть огромный объём предстоящей работы.

Тогда Джим предложил 50 тыс долларов, и все были довольны.

Прошло полтора месяца, и оттуда пришёл проект контракта. Первые пять пунктов совпали с тем, что было уже обговорено, но появился шестой пункт… о возможности участия фирмы Боинг в конструировании и изготовлении прибора в ЦАГИ. Это было 24 июля, а вчера Гена отправил туда факс (который он сочинил с помощью Парышева и Мамедова), в котором отмечалось, что ЦАГИ не обещал конструировать и изготавливать, и что это должна была делать фирма Боинг. Что это? Недоразумение?

Я же всё прекрасно понял, в чём дело. По прежнему контракту в 1995г ЦАГИ за ничтожную цену 56 тыс $ не только обосновал двойную летающую державку, но и сконструировал, сделал и продул в Т-128, где каждый пуск стоит 2000$. Теперь, если новую державку будут делать на Боинге, то это им обойдётся в миллион долларов. Такие деньги акционеры не утвердят, потому что акционеры не любят терять миллион там, где можно сделать за 50 тыс, а это они видели: возможно за счёт ЦАГИ. Это моё мнение я высказал Гене. Он приуныл, и мне кажется, начал понимать, что и в самом деле, конструировать придётся нашими руками. Там это невозможно: во-первых, для них это дорого, а во-вторых, получается «сделай то, сам не знаю что!» – не могут они конструировать, не понимая идеи, а идея наша.

Тогда Гена спросил меня, а нельзя ли использовать старую конструкцию, которую мы продували в Т-128? Я ответил, что можно, для чего надо укоротить верхнее крыло и заменить оба узла. «Так, если ты уверен в этом, то давай напишем об этом письмо и срочно пошлём им». Но в том то и дело, что я не уверен, потому что когда в марте 1996г был флаттер на нижнем крыле, то амплитуда была страшная, и нет уверенности, что это лёгкое углепластиковое нижнее крыло не претерпело внутренних мало заметных разрушений.

Самое важное, как объяснил мне Гена, успеть утвердить этот контракт как можно быстрее, чтобы попасть в бюджет Боинга текущего года. Но, увы! Похоже, что это не выйдет. Что касается меня, то я отношусь к этому равнодушно. Когда неделю назад пришла бумага, и мы ещё не подозревали о провале, Гена объявил мне, что из 50 тыс $ половина предназначена для зарплаты нам двоим. А я подумал вслух: 12 тыс $ - это огромная сумма; куда столько? Но Гена успокоил: ничего особенного, нормальные деньги! Да, в цивилизованном мире это нормальные деньги. Например, наши Корейские друзья получают 36 тыс $ в год. Но! Их Северо-Корейские соседи получают 10 $ в месяц, и голодают. И так всюду, где коммунистический режим.

31 июля 1997 года, четверг.

Я ведь второй день работаю после отпуска!

Редкий случай, когда я уходил в отпуск не с понедельника, а со среды. Это было 2 июля. Дело было в том, что 1 июля было заседание Учёного совета с защитой кандидатской диссертации (что теперь бывает раз в три года). Защищалась Елена Юрьевна Сомина из НИО-3, выпускница МФТИ. «Динамические нагрузки при посадке самолёта на воду».

Итак, я брал отпуск на 4 недели и провёл его в Волгограде в гостях у дочери Лили, зятя Алёши и внучки Жени. У них хорошая однокомнатная квартира. У Лили отпуск два месяца. Климат там очень тёплый, да и вся их жизнь стала счастливее. Я привёз им в подарок ВМ «Panasonic-650» за 430$, и ещё столько же дал денег (2.5 млн руб). Так что все мои доллары улетучились. В Волгограде у меня были удачные стереосъёмки, и появился новый (15-й) ящик стереодиапозитивов. Кстати, название Царицын произошло от речки Царица, а это звучит по –татарски Сары-Су (жёлтая река), и было это в 1589г.

13 августа 1997 года, среда.

В ЦАГИ нагрянула делегация из фирмы Боинг. По этому поводу Нейланд собрал совещание ведущих специалистов ЦАГИ, чтобы обсудить совместно с гостями возможности заключения ряда контрактов. От нашего НИО на это совещание пригласили Амирьянца, поскольку он у нас сейчас самый плодотворный учёный. Заседания проходили в двух секциях: по аэродинамике и прочности. Амирьянца пригласили на аэродинамическую, т.к. из его трёх проектов два связаны с аэродинамикой: наша летающая державка, и его гибкое адаптивное крыло. Его третий проект – универсальная модель для трубы. Меня Гена тоже взял с собой, чтобы я показал гостям фильм о летающей державке. Этой державкой заинтересовались не только деятели с Боинга, но и наш крупный учёный Леонид Михайлович Шкадов. Он подходил после совещания, чтобы выяснить, как же всё-таки такая державка устойчиво летает против потока, (конечно, это парадокс!).

19 – 24 августа 1997 года. Авиасалон МАКС-97.

Авиасалон, проводимый в Жуковском каждые два года, стал уже привычным явлением. О нём всё известно. Но одновременно с ним проводится международная конференция в ЦАГИ, и вот что оказалось.

Среди прочих докладов по прочности и аэроупругости летательных аппаратов был доклад Кузьминой, Мосунова и Карклэ о расчёте флаттера на трансзвуковых скоростях. Этот доклад они делали в июне на конференции в Риме. Доклад читала Света, а Карклэ делал ещё один доклад об истории исследований по аэроупругости в ЦАГИ. А что касается Мосунова, то он и вообще не ездил в Рим: в ЦАГИ мало денег.

Поскольку научная жизнь в ЦАГИ затихла, а семинары не проводятся уже много лет, то их доклад я не видел и не слышал. Тут и появилась такая возможность познакомиться с их докладом прямо на конференции. Сижу, слушаю. Света докладывает на русском языке (в Риме на английском) хорошо известные мне вещи: программа КС2, её программа ТРАН, - о расчёте аэродинамических сил на трансзвуковой скорости, и, наконец, моя гипотеза одномерной динамичности, на которой построен расчёт флаттера на трансзвуке (жаль, что Света не догадалась вписать меня в соавторы).

Но вот она начала говорить о расчёте ИЛ96-300. Я был поражён: я ничего об этом не знал. А дело в том, что на этом самолёте наблюдается тряска на числах Маха М=0.82÷0.87. Никакие расчёты ни у Соболева по программе РИФ, ни у Поповского по нашей программе КС2, - флаттера не дали. Оказалось, пока я был в отпуске, Поповский попросил Свету посчитать трансзвук, а в качестве исходной итерации взять частоту и форму колебаний прямо из лётных испытаний. И вот – победа! Флаттер за счёт скачков уплотнения!

30 сентября 1997 года, вторник.

Целый месяц я занимаюсь расчётным исследованием летающей державки для Боинга. Я даже обещал Амирьянцу написать в сентябре отчёт об этом, но результатов так много и они такие сложные, что это описывать бесполезно, т.к. необходимо их объяснять и обсуждать в кругу специалистов. Но пока таких специалистов всего один человек: это Серёжа Парышев. Сейчас, когда всё уже кончено, я понял, почему Серёжа ещё в прошлом году сразу после эксперимента в трубе Т-128 настаивал на исследовании отдельно нижнего крыла.

Дело в том, что верхнее крыло весит 28 кг, а нижнее всего лишь 1 кг. Такое преобладание ведущего звена в весе – это принцип, который я заложил в проект ещё в 1994г. Это дало возможность избавиться от взаимного влияния одного звена на другое, потому что у нижнего звена не хватит энергии, чтобы раскачать тяжёлое верхнее звено.

Сейчас, когда я заново провёл все расчёты, заменив все теоретические жёсткости экспериментальными, полученными Мулловым и Ефименко весной 1996г, всё наконец встало на свои места: совпали все частоты восьми тонов колебаний, полученных Парышевым в частотных испытаниях. Подтвердились все флаттерные случаи в марте 1996г (их было три). Наконец, объяснилось, почему в июне 1996г на исправленной машине возникал флаттер на частоте 71 гц (в расчёте 75) при скоростном напоре q>6000, а также флаттер на частотах 11, 14 и 27 при некоторых конфигурациях (к счастью не расчётных): это оказался всего лишь затяжной безопасный флаттер с плывущей частотой от 12 до 24 гц при росте скоростного напора с 2000 до 7000.

353
{"b":"589672","o":1}