ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но бывают же чудеса! Инструкции, сочинённые Казбеком и напечатанные, а также переведённые мной, оказались настолько толковыми, что, во-первых, я ещё в Жуковском разобрался с конструкцией полностью, а во-вторых, там на Боинге, стоило мне взять листки с инструкцией, где всё описано по пунктам, и с единственно правильной последовательностью, как процесс пошёл! (так любил выражаться Горбачёв). Сначала командовал Гена. Мы поняли, что привод собран в ЦАГИ неправильно. Стали разбирать.

Стянуть подшипник с плотной посадкой без специального съёмника невозможно. Я сейчас уже не помню, кто нам изготовил такой съёмник, может быть всё тот же Фрэнк, а может Иван Фёдорович ещё в ЦАГИ, но вот он у нас в руках и с его помощью мы привод разобрали.

Внутри важный прибор для определения угла качания нижнего крыла на скошенной оси. Этот прибор: тензодатчик. Тензодатчик, вместо того, чтобы скользить по эксцентриковой кулисе, упёрся в её основание и согнулся. Гена посерел. Я его успокоил, разогнул упругую пластину тензодатчика, и мы собрали привод вновь. Попробовали: нижнее крыло, по-прежнему качается с трением. Я понял, что надо разбирать всё снова и сказал об этом Гене, но он возмутился: «Ты что? С таким трудом собрали!» а мы уже возимся с этим приводом много часов. Я молчу. Гена после некоторой бессмысленной возни сдался: «Ладно, делай что хочешь».

Я помню, как в прошлом году я многократно разбирал ВМ зятя Алёши. Этот ВМ не смогли починить в Волгограде, хотя взяли 240 руб, а в Москве запросили 320, но собирались делать то же самое. Разбирать приходилось, чтобы с каждым разом всё точнее выставить фазу датчика Холла на двигателе блока вращающихся магнитных головок БВГ (ему поставили блок другого типа). Так что для меня повторная разборка – это не отступление, а очередной шаг к успеху. В таких случаях появляется прозрение и уверенность, что на этот раз всё будет успешно. Что касается привода, то я мысленно увидел, как должны лежать провода в полости привода. Я понял также, почему у Казбека сделаны два отверстия для вывода проводов: левое и правое. Я уложил провода в левой части полости, а трубки – в правой. Кроме того, я покачал крыло до упоров и оставил слабину ровно столько, чтобы провода и трубки распрямились, но ещё не натянулись.

Итак, провода уложили, начали одевать внешний (последний) подшипник. Ну, никак! Фрэнк отошёл в сторону, чтобы не смущать нас, и стал читать газеты. Подшипник не хочет залезать на скошенный вал. Мы в отчаянии не помним, как нам удалось его одеть в предыдущей сборке. Лёгкое постукивание через деревянную прокладку не помогает. Тогда я держу корпус, а Гене говорю: «Бей! Ещё бей!» Удар, ещё удар! Пошло! Дальше как по маслу.

Казбек всё-таки мудрый конструктор. В его инструкции написано, что тензодатчик вставлять внутрь полости после сборки. Странно? Вот именно, в ЦАГИ при сборке, вероятно, этот пункт нарушили, и в результате грубо втолкнули тензодатчик вместе с корпусом. Потому-то он и уткнулся куда попало. А его оказывается надо вводить потом (для чего есть окно) и аккуратно направлять на ощупь.

Приятно, когда осваиваешь мир логики другого умного человека. Я помню, лет 20 назад разобрал программы нескольких моих коллег: Набиуллина, Мосунова, Соболева, Рыбакова. Я побывал в их мирах, - у каждого человека свой мир в голове. Можно сказать «логика», но это не точно. Мир – это лучше подходит (или интеллект?). Помню, особенно было приятно побывать в мире Соболева.

Итак, осталось вставить внутрь тензодатчик. И тут меня охватила тревога (страх, паника или дрожь, - как хотите, понимайте): я забыл заранее ввести внутрь полости хвост тензодатчика – шлейф проводов, которые должны быть внутри, а выходить в другое отверстие, а не в это круглое окно, куда вводится датчик (плотно прилегая к окну).

Тревога продолжалась одно мгновение, потому что я сразу сообразил, как выйти из этого положения, так что Гена даже не заметил моего смятения. Я сделал длинный крючок, привязал к нему шлейф, затем ввёл его в установочное окно, а обратный конец крючка вывел в выходное отверстие. Сам тензодатчик устанавливается довольно легко на ощупь. Вот и всё. Теперь нижнее крыло вращалось совершенно свободно. Наверное, вид у меня был такой самодовольный, что Гена сказал: «Что? Ждёшь, когда тебе бросят кусочек сахара?» «Конечно!» – без стеснения ответил я. И тогда Гена пожал мне руку: «Молодец!»

Постепенно мы собрали всю машину. На это ушло три дня. И вот только тогда появилась возможность измерить высоту машины. Джиму мы сказали, что машина сделана с запасом по высоте, чтобы по их желанию оставить любой просвет до пола трубы. Джим и глазом не моргнул, он сказал, что нижний STRUT должен не доходить до пола на один дюйм. Излишек как я предсказал ещё в ЦАГИ, оказался 5 см. Итого, нам пришлось отпилить 3 дюйма. Отпиленный кусочек разделили на три профиля: всем на память.

Вместе с опорной плитой машина весила 113 кг, и её устанавливали в трубе двое механиков с помощью обычной ручной тали. В этом смысле у них оборудование остаётся неизменным 50 лет с тех пор, как была построена эта труба. Последние три дня проводились частотные испытания. Всё тот же Фил, который помогал нам в первый приезд, действовал и на этот раз. Но кроме спец-молотка он теперь пользовался ещё и вибратором (Shaker), а также китайцем, который аккуратно наклеил на нашу машину 48 датчиков (каждый датчик стоит 3000 $). Я спросил Фила, почему провода к датчикам идут без экрана. Он ответил, что каждый датчик имеет свой усилитель, а питание к ним подаётся по тем же проводам. Я вспомнил, что точно также устроены антенные усилители: туда +12 в, а обратно сигнал.

Итак, вторая поездка была трудной, но закончилась благополучно. Кроме того, мы посетили много новых интересных мест: это, прежде всего OMNIDOME, - кинотеатр, где экран образует полусферу, и ты чувствуешь себя в открытом пространстве. Там же рядом аквариум, – в нём мы с Геной ходили два часа, и всё время восхищались. По-прежнему Джим с Сэнди возили нас в интересные экскурсии. Так мы побывали над пропастью у потухшего вулкана Rainier (1392 m).

Я также посмотрел на Сиэтл с высоты башни «Space Needle». Итак, я на башне. Солнечный день. Смотровая площадка изображает летающую тарелку. Народу человек 20. Я потом только сообразил, что всё это приезжие. Это ведь так: в музеи ходят одни гости. На площадке стоят мощные бинокли. Посмотреть цена 50 центов. У меня как раз нашлось две монеты по ¼$. Сначала я направил бинокль на залив, и там вдали увидел завод Боинг, потом повернул на город, но тут бинокль выключился. Досада: ведь прошло не больше двух минут. Тогда я прошёлся вокруг по летающей тарелке; там по всем сторонам света направлены такие же бинокли и в один из них смотрят мужчина с мальчиком. Я решил дать им полезный совет и сказал: «The Device Works Only One Minute». Они испугались и ушли. Я посмотрел, а бинокль ещё работает, и не думает выключаться. Тогда я понял, что они смотрели на халяву, а про меня подумали, что я дежурный. Я смотрел в этот бинокль целый час. Увеличение около 30, - это можно определить, смотря одним глазом в окуляр, а другим – открыто. Тогда один этаж небоскрёба накладывается на 30 этажей. Я провёл на башне около двух часов. Потом я ещё решил сходить в парке на фонтан «Шутиху», который я видел сверху. Десятки струй по сложной программе меняют своё положение и силу, а масса детей бегают рядом, стараясь не попасть под внезапную струю. Родители этих детей наблюдают с парапета, окружающего гигантскую чашу фонтана. Погода была не жаркая +17оС, и я подумал, как же они не простудятся? Я вижу, от струй идёт лёгкий пар, наверное, воду подогревают. Я хотел спросить у зрителей, но вовремя сообразил, что все они такие же приезжие как я. И тогда я решил сам сойти в пологую чашу бассейна вплотную к струям, и пощупать своими руками. У меня был с собой зонтик (обещали дождь), я его раскрыл и пошёл. Дошёл до струй, пощупал: вода теплее воздуха, и пошёл обратно. Тут вдруг слышу хохот зрителей, и одновременно грохот воды на моём зонтике сверху. Оказывается, фонтан начал шутить, как ему, и положено: струи усилились и догнали меня с намерением облить. Я побежал, и благодаря зонтику остался сухим. Дети продолжали бегать, соревнуясь со струями: кто кого обманет? Я ушёл из парка в сумерках и через 20 мин вернулся в гостиницу. Ходить в безлюдном Сиэтле в позднее время боязно.

358
{"b":"589672","o":1}