ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Солнце уже палит. Успеть бы в дом отдыха к обеду! Узловой пункт Туменское! Если бы и дальше был прямой путь до цели! Но местные жители послали нас по шоссе к Озёрам, иначе нам бы пришлось плутать по лесам (прямая дорога не есть лучшая).

Вместо 40км получилось 100! Вместо обеда едва успели к полднику. Путь был трудный: то палила жара и мучила жажда, а то дважды шёл дождь. То порвалась камера на моём велосипеде, и Ваня заклеивал её целый час под дождём. То со мной случилась травма: на большом спуске к реке Оке напротив села Торбушево я не догадался вовремя притормозить, и на неожиданном повороте меня выбросило на мокрый асфальт. При этом содрало кожу на локте и порвало рюкзак.

Я не учёл свои силы и возраст, – было тяжело. И еды взяли мало.

8 июля 1988 года, пятница.

Мы с Ваней после вчерашнего велосипедного похода так устали, что проспали с 8 час вечера до 8 час утра. И всё время пьём воду. Вчера в 18 час я догадался сходить в горячий душ и уговорил Ваню. Не знаю, как Ваня, а я после похода был весь солёный. Заодно постирали майки (я был весь в грязи после падения). От душа все раны на руке, где была содрана кожа, болели. Болели раны всю ночь, – я старался держать правую руку сверху. Ваня учит: «Дурак! Надо было йодом помазать!» А я никогда не любил ни лекарство, ни йод – так всё заживёт! Ваня – он, конечно, сильнее меня. Вчера, чтобы уравнять силы, я попросил его взять мой рюкзак. Его рюкзак на багажнике, а мой он взял на спину. Но через 4 км (от Кременье до моста у речки Каширки) он запротестовал и отказался везти мой рюкзак. Да тут ещё дорогу развезло от дождя! И моя рука в крови и в грязи. У очередной колонки я руку отмыл.

А в молодости сил было больше. Однажды в 1955г съездил на велосипеде от Жуковского до Волоколамска и обратно за один день. Это 260 км. Тогда я выехал из Жуковского в 4 час утра, а в 6 час был уже около Белорусского вокзала, где ко мне присоединился мой знакомый, с которым мы собирались ехать на велосипедах в Крым, сейчас уже не помню, кто это был и откуда. Тогда тоже была жара, асфальт пылал. У каждого колодца жадно пили воду. Обедали в Волоколамске. В 20 час вернулись в Москву, а дальше до Жуковского я уж доехал на электричке. Тогда от жёсткого седла у меня всё задеревенело, и я не мог садиться на велосипед целую неделю. В этом смысле велосипед «Дорожный» лучше: на нём седло мягче. На нём я однажды доехал с 4 час утра до 14 час в Рязань (через Жилино), обедал у родственников Тани Мачигиной. Я пытался и обратно ехать, но через 20 км из-за встречного ветра отказался и попросился на попутный грузовик. В тот день я проехал 220 км.

9 июля 1988 года, суббота.

Погода в «Соколовой пустыни» пока пасмурная, не купальная.

Мы с Ваней набрали книг в библиотеке и залегли за чтение. Он читает «Гиперболоид инженера Гарина». Играем также в блиц. Потом Ваня бросил А.Толстого и стал читать «Франкенштейн» Мэришелли. У меня «Марсианские хроники» Рэя Бредбери – он не так прост, и в нём не столько занимательности, сколько философии и морализма. Но много идей фантастических, например, марсиане принимают первых землян за сумасшедших, которых и в самом деле много на Марсе.

После завтрака уговорил Ваню съездить на велосипедах в Ступино. Туда ехали 15 мин – сплошной подъём от дома отдыха до самого Ступино, 6 км. Обратно – сплошной спуск, Ваня умчался, а я как всегда отстал. Ваня вообще всегда и везде спешит (кроме лекций) – в городе Ступино у нас получилась игра в прятки. Он умчался вперёд, а я его жду полчаса на месте. Потом он возвращается и объявляет, что ждал меня на рынке. В Ступине я искал батарейку для часов, но это дефицит. Батарейка стоит 1 р. 70 к., но в мастерской за неё берут на 3 р. больше. По-прежнему пасмурно, но вода в Оке очень тёплая: +240С. Я купался, а Ваня не хочет. Я плыть на ту сторону боюсь из-за ран на руке: вдруг раскроются.

10 июля 1988 года, воскресенье. Наконец-то я уговорил Ваню искупаться. По-прежнему пасмурно, но вода тёплая. Ваня стоял на берегу у воды и всё не решался зайти в воду, так как воздух прохладный. Никто не купается. Чтобы воодушевить Ваню, я сплавал на ту сторону. В этом году Ока полноводнее, и теперь вброд не дойдёшь до средины, как было в прошлом году. И вот я уже приплыл обратно, а Ваня всё ещё стоит и уже покрылся гусиной кожей. Я готов ещё раз сплавать на ту сторону, а он ругается: «Кабан! Холодно!». Наконец он решился, но проплыл немного и назад!

Это было вчера вечером, а сегодня мы съездили с ним на велосипедах к «Пьяным соснам» – это вверх по реке 12 км. Это название произошло много веков назад, когда бурлаки тянули баржи от Нижнего Новгорода до Серпухова (600 км). Незадолго перед Серпуховом есть красивое место: высокие песчаные дюны, покрытые кривыми соснами. У этого места бурлаки считали, что конец близок, и устраивали отдых на три дня с пьянкой,– вот и называется: «Пьяные сосны».

Как-то четыре года назад мы с Ваней уже ходили туда пешком, но не дошли 200 метров, так как опаздывали обратно в дом отдыха к обеду, где нас ждали мама с Лилей. Потом как-то я ходил в одиночку ещё дальше на 6 км, но при этом пришлось выходить в 4 час утра, чтобы успеть вернуться к обеду. А теперь на велосипедах – совсем другое дело! 45 минут туда и 45 – обратно. Там искупались, взобрались на дюны, откуда открывается красивый вид за Оку и в сторону Серпухова. Наконец в 14 час выглянуло солнце!

11 июля 1988 года, понедельник. Теперь я читаю книгу Андрея Губина «Молоко волчицы» – об истории трёх братьев Есауловых, сложная судьба которых олицетворяет судьбу казачьей станицы на Северном Кавказе. А Ваня переключился на «Войну миров» Уэлса.

Сегодня мы съездили на велосипедах в Каширу. Впервые вижу не горизонтальный мост. Мост через Оку имеет подъём. Это сделано для того, чтобы подъём на высокий берег Каширы растянуть на длинное расстояние – около 2 км. В результате этот длинный затяжной подъём удаётся преодолеть на велосипеде. В Кашире мы накупили массу деталей для велосипеда: камеры, ключи, спицы. Для Вани также купили мороженое за 10 коп. На обратном пути просил Ваню поехать по новому пути: не по Каширскому шоссе, а по лугам вдоль реки Оки. Но куда там! Он умчался и меня не подождал. Пришлось ехать одному. Зато уговорил его на этот раз сплавать на другой берег Оки (перед обедом), и он остался доволен. На том берегу поющие пески. Я и раньше об этом читал, но видел такое впервые. Я и Ваню завлёк этим. Он признался, что, в самом деле, песок на том берегу поёт под ногами. Идёшь вдоль берега по песчаному пляжу, а песок под ногами пищит. Сначала никак не поймёшь, откуда этот писк, а потом … песок! После обеда с 14 до 17 читаем, одновременно борясь со сном. Вечером все пристрастились к блицу. С нами играют Валентин и Игорь, лучше всех играет студент Костя. Хуже всех –Лёва, - муж толстогубой Наташи.

12 июля 1988 года, вторник.

Утром почему-то не было горячей воды в туалете. Брился холодной. Моя бритва безопасная, а лезвия у меня: Gillette platinum plus, - одного лезвия хватает на полгода. Сегодняшнее бритьё оказалось неудачным. Мой бритвенный станок служит мне уже 40 лет с тех пор, как мне его подарил отец после окончания школы, когда я уезжал на учёбу в МГУ. Неизвестно, сколько лет до этого пользовался этой бритвой сам отец. Эта бритва очень удобна, такую сейчас не купишь. И вот сегодня я её уронил на каменный пол и от ручки отломился кусочек. «Ничто в мире не вечно», - подумал я. Придётся дома приклеить осколок эпоксидкой.

Ночью шёл дождь. Теперь неясно, куда направиться. Ягоды в лесу мало. Малина очень мелкая из-за жаркого лета. Я предлагаю Ване прокатиться по Каширскому шоссе в сторону Москвы, разведать, что там дальше. Но, после завтрака стало ясно, что день будет жаркий. Все на пляж! Температура +270С. В этом году пляж намыт на 500 м выше по реке. Прошлогодний пляж, который был напротив дома отдыха, весь смыло вместе с крутым земляным берегом.

Итак, весь день загорали и плавали на тот берег Оки, я трижды, Ваня дважды. Это удовольствие завершилось кефиром на полдник вместо надоевшего чая. Сегодня давали также печёнку.

36
{"b":"589672","o":1}