ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

13 июля 1988 года, среда. Сегодня день ещё жарче. Значит, на пляж! Завтрак в 9 час, а в 10 все потянулись на пляж. В соседнем домике живёт семья толстогубой Наташи: она сама, муж Лёва, четырёхлетний сын Матвей, которого трудно вытянуть из реки, и их племянник Вова. У них автомобиль «Запорожец». Живут они на три путёвки, но так мало едят, что всё время несут нам с Ваней нетронутые каши, котлеты с макаронами. Мы всё это подъедаем. За нашим столом кроме нас с Ваней сидит пожилая пара. Они тоже много не едят и отдают нам, – мы и это съедаем. Речь о племяннике Вове. Его тётя ещё дома, а он уже с нами на пляже – бойкий мальчик. На ту сторону постоянно плаваем: я. Ваня и студент Костя (который лучше всех играет в шахматы). Только мы собрались плыть на ту сторону, как Вова заявляет: «Я тоже поплыву на ту сторону». А накануне я слышал, как тётя ругала его за такую же попытку. Я ему говорю: «Не доплывёшь!» «Доплыву», - отвечает он. «Тогда давай проверим! Плыви вдоль берега против течения три минуты!» Он поплыл. У него на руке большие водостойкие часы. По ним он убедился, что больше одной минуты он не проплывёт, быстрое течение тут же сносит его вниз. И всё-таки я и Костя взяли его с собой. На спине Вова плавает бойко и долго. Мы плыли рядом. Вода сегодня мутная из-за дождей. Вова доплыл легко, а с того берега уже слышится тётин крик: «Убью!» Обратно он плыл труднее, но я с Костей его подстраховали. Тётя его похвалила, но отправила под домашний арест. Мы так накупались, что после обеда все притихли с книжками. В конце дня мы собираемся в кино на фильм «Акселератка». Фильмы крутят каждый день. Ваня дважды смотрел «Забытую мелодию для флейты».

14 июля 1988 года, четверг.

Год назад вышел закон: наказание за заражение СПИДом – 8 лет тюрьмы. Больше и ни к чему, потому что они и так смертники. А я подумал, а если мальчишку кто-то научил курить, то почему виновника не судят? Ведь редкий курильщик бросает курить, и многие доходят до пачки в день. Я как-то делал хронометраж у нас на работе: Набиуллин курит «Беломорканал» (там 25 папирос в пачке). Каждая папироса – это 5 мин в курилке. Итого, два часа в день он курит. Из активных 14-15 час в день вычитается 1/7 часть, т. е. из 50 лет взрослой жизни 7 лет. Да ещё отнимите 7 лет от продолжительности жизни. Итого 14 лет.

Я поговорил с Ваней об этом. Он понял: 14 лет. Но это не всё! Сейчас он подружился с 12-летним бойким Вовой. Я Ване говорю: «Если ты научишь его курить, то ты отнимешь у него 7 лет от жизни и ещё столько же из его активной деятельности». Ваня делает вид, что не курит, но в его кармане папиросы и спички. И в прошлом году было так же: ежедневно исчезала одна папироса. Одна папироса в день – это не страшно. Но наш Герман курит уже больше. В данный момент Герман в походе на Кавказе. Там он и собирается бросить курить. Но это глупые надежды! Если человек собирается бросить курить, то ему не нужен повод, а достаточно мужества. Тут один из отдыхающих, Игорь, говорит, что у них в НИО-6 очень много людей умирают от курева.

Бывает же такое! Преферанс, курение, пьянство! – и это в семье, где отец ни разу в жизни не закурил, не напился и не сыграл в преферанс.

15 июля 1988 года, пятница. Сегодня у Вани день рождения: 18 лет. Удивительно, но Ваня встал сам без напоминания в 8 40 (а завтрак в 900). В честь дня рождения я ему сделал массаж, однако, он воспринял это без энтузиазма, так как вся спина у него горит из-за чрезмерного загара. Я не ожидал, что Ваня проснётся к завтраку, - ведь он пришёл в 2 часа ночи. В таких случаях он обычно спит до обеда. Я и сам не спал до двух часов ночи: во-первых, дочитывал «Молоко волчицы» Губина (роман в первых двух главах превосходит «Тихий Дон» Шолохова, а в последних двух – уступает ему). Во-вторых, я беспокоился за Ваню и, как оказалось, не напрасно. Когда в 1 час 30 мин я пошёл его искать по лагерю, то нашёл его на веранде отдыха в компании двух парней, которые густо дымили сигаретами. Все втроём не то рассказывали анекдоты, не то Ваня показывал им фокусы. Ванины сигареты лежали рядом, они у него содержатся в алюминиевом пенале в количестве трёх штук (я всё знаю, но ничего не могу поделать). Сегодня я ему рассказал дополнительно к тем потерям, которым подвергаются курильщики, ещё о множестве болезней: язва желудка, воспаление лёгких и др. Ваню такие нравоучения бесят.

В честь дня рождения соседи подарили Ване плитку шоколада. Я их всех пригласил в честь знакомства на видео во вторник, когда мы все уже будем дома. Также придёт шахматный виртуоз Костя Кокорев.

Погода самая лучшая для купания. Послезавтра предстоит ехать домой. Составляем маршрут. Мечтали до Коломны доехать на теплоходе, но единственный водомёт «Луч-7» ходит только от Серпухова до Каширы. И ещё один катер ходит до Озёр.

16 июля 1988 года, суббота.

Мы с Ваней планируем маршрут. Ехать домой можно двумя путями: либо через Москву, либо частично проехав по Каширской ж. д. до Жилёво, далее пересесть на другую электричку и добраться до Воскресенска, а там прямой путь до Жуковского. А пока напоследок загораем на жарком солнце. Я прячусь в тени, потому что в таком возрасте обгоревшая кожа плохо восстанавливается, бывает и рак кожи.

Кроме того, новая кожа на раненой руке боится солнца. Без конца плаваем на тот берег. Я прочитал повесть «Франкенштейн», которую написала 19-летняя женщина в 1818г. Талантливый учёный создаёт уродливого гиганта, который ненавидит своего творца и мстит ему за своё одиночество. Имя Франкенштейн стало нарицательным для человека, создавшего злую силу, с которой он не может справиться. Ваня совсем отбился от рук. Я ночью сплю, а он в полночь кипятит чай кипятильником и куда-то относит. Днём на пляже вместо того, чтобы со мной плавать на тот берег, играет в карты в компании двух девушек из Омска и местного парня Серёги (из Ступино). «Войну миров» он так и не дочитал. Физику не начинал. Сейчас где-то показывает фокус с запоминанием 50 слов, - этому фокусу я его научил здесь же в прошлом году. Жара +300С. Осталось меньше суток. Все загорают. После ужина играем в блиц. Все книги пришлось сдать (всего я прочитал 1200 стр). У меня была с собой шахматная 4-ходовка. Очень интересная, но я её так и не смог решить. И Костя тоже.

17 июля 1988 года, воскресенье. В день отъезда Ваня совсем отбился от рук. В 4 часа ночи заглянул на минутку, что-то схватил и побежал снова гулять. Как наш кот Кэти! Я вскочил с постели, натянул штаны и побежал за ним. На улице ещё была ночь, Ваня передал что-то девушке в чёрном (в тёмном). По светлым волосам я догадался, что это блондинка Таня из Омска. Девушка скрылась, я стал звать Ваню спать.

Он меня прогнал: «Не лезь, старый!» Так я ещё дремал до пяти, когда наконец Ваня пришёл и лёг спать. Потом он вскочил из-за тиканья шахматных часов, (я их использовал, как обычные часы). Он их остановил и на всякий случай отвёл на 4 часа назад (чтобы я утром не сильно ругал его).

Оказывается, прогуляла вся компания: и Ваня, и Костя, и Серёга, и Таня. Утром у всех был плохой аппетит и сонливость. Взрослые пошли на Оку последний раз поплавать, а молодёжь так и осталась сидеть на лавочке – даже купаться не хотят. Потом они всё-таки появились на пляже в 12 час (а электричка идёт в 1343). Пришлось мне второй раз плавать не тот берег из-за Вани. На том берегу он лёг на песок поспать: «На пять минут!» Я с трудом уговорил его плыть назад. Потом торопил его и нервничал, а он всё прощался с этой Таней. И всё равно мы опоздали на 1343, выехав на велосипедах в 1318 – разве можно успеть оттуда до вокзала в Ступино за 25 минут? Поехали на 1405.

По Москве на велосипедах гнали по Садовому кольцу. Ваня и тут уезжал вперёд и не туда. В конце концов, в 1745 мы были дома и ещё успели застать дома Лилю, которая в тот же час уезжала в Пицунду.

Вот так закончился отдых в «Соколовой пустыни». Но возвращение домой я опишу более подробно. Мы мчимся на велосипедах, а жара 300. Мы торопимся на запланированную электричку, изнемогая от жары. Особенно я. Да и Ваня, судя по обилию выпитой воды у каждой колонки. На станции Ступино, пока 15 мин ждали электричку, без конца пили воду. В электричке Ступино - Москва ехали почти два часа. Массу хлопот доставляли велосипеды. Сначала народу было мало, и Ваня затащил свой велосипед в средину вагона. Потом народу прибавилось, и пассажиры стали стыдить Ваню, зачем он занял своим велосипедом целое купе. Ему пришлось выставить свой велосипед в тамбур и поставить рядом с моим. И тут начались неудобства: я внутри вагона, а велосипеды там. Платформы на остановках то слева, то справа и я чуть не прозевал, когда велосипеды едва не выпали в открытую дверь, – пришлось перейти в тамбур и следить за ними.

37
{"b":"589672","o":1}