ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом зачитали письмо от другой организации. Подаётся работа по исследованию ресурса в машиноведении. Там тоже несколько институтов: ИПМ – институт проблем механики, и т. п. От ЦАГИ приглашают двоих. И вот эти два места вызвали бурю. От НИО-19 ясно – Райхера. А вот от НИО-18 пытались выдвинуть Лейбова, но трудовой коллектив не утвердил, так как там несколько людей, одинаково достойных. Либо троих: Лейбова, Нестеренко, Абрамова, либо никого, - так решил коллектив во главе с председателем СТК Валентиной Вас. Климович. Тут Селихов, который вёл НТС, объяснил (и потом Галкин, имеющий большой опыт в получении Государственных премий, добавил), что на госпремию разрешается подавать коллектив не более 12 человек, и поэтому от нас мы не можем подать более двух человек. «Так что давайте, не будем упускать предоставленную нам возможность и подадим хотя бы одного Лейбова», - подытожил он.

Стали голосовать. Кто за Лейбова? 19. Кто против? Нет. Воздержался? 9. «Не все голосовали: присутствуют 50 человек». Тогда опомнились, почему голосуют случайные присутствующие? Селихов успокоил: «Тут сейчас сидят все заинтересованные, а у нас демократия». Снова долго голосовали и в результате выдвинули Райхера, Лейбова и Нестеренко. В заключение Селихов предупредил, что это последний шанс попасть на конкурс по теме «Ресурс», так как это возможно только раз в несколько лет, и следующая возможность представится только в 1992г, когда на линию выйдут самолёты ИЛ-96 и ТУ-204 и появится ясность с их ресурсом.

Насчёт договора с «Молнией». Галкин требует: «Где наше ответное письмо?» Я ответил, что нечего разводить бумажную волокиту, мы им комплекс, они нам ЭВМ. Они уже знают. Я начал объяснять: Стоимость наших работ… «Никаких денег, - прервал меня Галкин, - мы им всё сделаем бесплатно, а потом посчитаем все аппараты!»

«Мы». А кто это мы? А вот мы не собираемся ничего считать даром.

ЭВМ - 90 тыс р, а наша работа – 300 тыс. Только комплекс программ!

17 ноября 1988 года, четверг.

О гарантированном исправлении колоды.

Обычно всякие исправления в колоде чреваты новыми ошибками. Приятно работать с отлаженной колодой, в которой остаётся только делать серийные расчёты. На днях Эдуард приносит Тамарину колоду, а там Авост в моей СП-340 из-за того, что матрицы жёсткости и инерции: G, C, - не удовлетворяют требованиям: G – диагональная, а С – единичная. У Тамары в антисимметричном расчёте три нулевых тона, а Эдуард заказал исключение только двух. Короче, я предлагаю исправить и заказать исключение трёх тонов. Для этого надо сделать исправления в трёх местах совершенно разного типа: 1) кроме четырёх точек стыковки добавить ещё и пятую, не лежащую на линии тех, 2) пробить координаты этой пятой точки, и 3) заказать кроме компонентов i=1, i=2, ещё и i=3 (удачно, что всё подряд).

А уже 16 час и за окном темнеет. Вижу, – у Эдуарда пропал энтузиазм. Он чувствует, что если сделает эти изменения, то колода заткнётся. Я подумал и решил помочь. Беру колоду, всё это нахожу и пробивалкой делаю новые дырки. К счастью, на этот раз не пришлось вставлять ни одной затычки. А это всегда маленькая радость, иначе придётся делать репродукцию. Ведь затычки – это бой от перфораторов, он всегда может выпасть. Пробивалка надёжна только при ярком свете и чтобы руки не тряслись.

Всё! Я наконец пробил, собрал снова колоду и вручил Эдуарду со словами: «Правильность гарантирую!» И точно! На следующее утро принесли результат, и там всё получилось. Тамара даже удивилась, что прошла колода «анти»– это расчёт антисимметричных колебаний. Там 3 нулевых тона: 1) вбок, 2) рысканье и 3) крен. В потоке всё меняется.

18 ноября 1988 года, пятница.

15-го утром все узнали об успешном полёте системы Энергия – Буран. Наш воздушно-космический самолёт в отличие от американского, произвёл автоматическую посадку. В ЦАГИ все кругом поздравляют друг друга. Наш Галкин сразу куда-то собрался и ушёл. Кто-то острил: «Галкин поехал скорее туда, чтобы не забыли включить его в список на госпремию». Вообще много говорили про Галкина и его сотрудников: ведь именно они отвечали за эту тематику. «Им и премию дадут!» Но наш Перетягин заворчал: «Ничего подобного! Больше Галкина сделал Попов!» «Это почему?» «Как почему!? Это я с Поповым проводил все испытания в трубах!» «Ах, да! Я и забыл, что Вы продували модель транспортного самолёта!» «И не только самолёта! Я и Буран продувал».

«А мы об этом ничего не знали». «Мало ли чего вы не знали! Вам не положено было знать об этом!»

А Галкин, действительно весь сияет, как будто он там сделал больше всех. На другой день он специально меня поздравил, как автора программ, по которым рассчитывался Буран на флаттер (только я не знал такого названия, говорили просто ВКС). Я Галкину ответил, что на ВКС истрачены миллиарды рублей, а от нашей работы там слабый след. Давайте лучше вспомним, во сколько обошёлся Чернобыль, - официально считается 8 млрд руб, но по некоторым оценкам убыток исчисляется стоимостью такого крупного города, как Ташкент. И вообще радость учёных от Бурана можно сравнить с радостью учёных – ядерщиков, впервые взорвавших ядерную бомбу. Вложили миллиарды и получили результат. Вот, если бы всем построили по квартире! А вот в США на душу населения приходится по 50 м жилья.

19 ноября 1988 года, суббота.

В прошлый выходной отказал двигатель ведущего вала в новом ВМ-12. ЭПВ – так он называется. Я чуть с отчаяния не повёз ВМ в гарантийную мастерскую, но когда у меня было хорошее настроение, я набрался терпения и стал аккуратно исследовать всю цепь этого ЭПВ (электро-привод ведущий), сравнивая показания на двух магнитофонах, один из которых исправен. И вот что получилось.

   1. Сам двигатель исправен, т. к. сопротивление R=6 ом, а при вращении маховика появляется ЭДС. Всё одинаково в обоих ЭПВ.

   2. На выходе мощного триода КТ805Б напряжение +12в независимо от рода работ. И это справедливо без нагрузки.

3. Реле реверса работает правильно, когда двигатель отключён, но под нагрузкой на отрицательном конце вместо нуля появляется полное напряжение +12 в. Значит обрыв в нулевом проводе?

Измеряю сопротивление этого контакта между ним и корпусом – 80 ом. А должен быть нуль! Дальше дело техники! Контакт на корпус попадает длинным путём, по пути встретив разъём ХР3 в блоке питания А4. Вот вам и непропай! Очередная головоломка решена.

20 ноября 1988 года, воскресенье.

Приезжал Лёня Шандаров из Новосибирска. Он уж год бьётся с ЦАГИ, чтобы назначить ведущего по договорной работе. Между прочим, он рассказал, что у них в СибНИА многие уволились, чтобы работать в кооперативах. Один, например, получал 200 руб, а теперь шьёт брюки и получает 800 руб. Кооператоры перехватили всё мясо на подступах к городу, и теперь оно стоит не 4 руб, а 5 руб. В их видео-салонах цены постепенно снизились с 3 р до 1 р 50 коп.

В нашем кооперативе (я, Олег и Антон) дела такие. Ещё ничего мы не заработали, а уже Антон заплатил 40 руб за оформление справок в кооперативе «Сервис». И даже его знакомый Борис, который заплатил 60 руб в Московском кооперативе «Факт», вынужден снова платить 40р в Жуковском, так как в исполкоме его красиво оформленные документы завернули: «Неправильно оформлено!» И, кроме того, они требуют указать юридический адрес кооператива. А с кем нам договариваться? Может снова пойти в «Звёздный»?

Все считают, что кооператив это что-то надёжное. На днях Юра Муллов пришёл ко мне посоветоваться, как встроить согласующее устройство для финского телевизора, который им прислала из-за границы их дочь Вика. Я ему всё объяснил, предоставив возможность выбора: либо я ему сделаю за 50 руб, либо пусть обращается в кооператив «Спектр», там ему сделают за 30 руб., у них серийное производство и всё получается легче, а я делаю на коленке. Короче говоря, кооперативы делают чудеса.

21 ноября 1988 года, понедельник.

Звонила Лена из планового бюро, напомнила, что надо срочно писать обобщающий отчёт. И именно обобщающий отчёт должен сдаваться в первую очередь. Так ведь ещё не написаны те три отчёта, по которым я должен обобщать! Их авторы Рыбаков, Долбнев и Борисов.

61
{"b":"589672","o":1}