ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, я полностью тебя понимаю.

— А ты что будешь делать?

— Да у меня полно работы. Семестр кончается, студенческие сочинения…

— Понятно. У меня, как назло, конференция на носу, — говорит Ральф.

— Позвони мне в понедельник, хорошо?

— Хорошо… Но, скорее всего, во вторник.

— Ничего страшного.

— Ну тогда пока.

— Пока, Мессенджер.

Несмотря на сон, Кэрри так и не отдохнула с дороги. Они сидят с Ральфом в гостиной одни, читают газеты и пьют травяной чай. Кэрри заявляет, что идет спать.

— Я тоже, — говорит Ральф, откладывая газету. Кэрри удивлена.

— Я соскучился по тебе.

— Правда?

— Ну да.

Кэрри тяжело встает.

— Я вся измотана, Мессенджер. Давай отложим до завтра.

— Хорошо, тогда я поработаю.

Возле спальни он целует ее, желает спокойной ночи и идет в кабинет, чтобы еще раз подключиться к Интернету.

В понедельник Ральф едет в Бат к мистеру Хендерсону. Частная клиника Аббатства находится на окраине. Новое здание из гладкого блестящего кирпича, окна с коричневатым отливом. В приемной очень уютно, кругом ковры и кресла с высокими спинками, как в зале ожидания бизнес-класса. Ральфа почти сразу же приглашают в кабинет мистера Хендерсона, который протягивает ему руку с радушной улыбкой и говорит, что видел его по телевизору. Он моложе О’Кифа, одет в темно-синий полосатый костюм, из левого кармана выглядывают несколько карандашей и ручек, на галстуке — эмблема какого-то гольф-клуба. Блестящие белые зубы немного выступают вперед, когда он улыбается, что происходит довольно часто.

Ральфу снова приходится раздеться, и его живот ощупывают сильные пальцы Хендерсона. Врач подтверждает наличие опухоли.

— Это может быть рак?

— Пока не могу сказать, — отвечает Хендерсон, улыбаясь с таким видом, словно это — хорошая новость. — Нужно более тщательное обследование. Вы должны как можно скорее пройти ультразвук и эндоскопию. Визуальное обследование желудка и тонкого кишечника с использованием волоконной оптики.

— Микрохирургия?

Хендерсон весело смеется:

— Нет, обследование производится через рот и горло, но уверяю вас, вы ничего не почувствуете. Мы введем вам местную анестезию. Но после этого за руль вам лучше не садиться.

— Но я смогу в тот же день вернуться домой?

— Конечно. Однако накануне вам нужно будет соблюдать диету и принять слабительное, чтобы ничего не мешало прохождению ультразвука.

— Тогда я попрошу жену поехать со мной.

— Отлично. В среду вы свободны?

— Я договорюсь. А когда будут известны результаты?

— В тот же день, — говорит Хендерсон.

Во вторник утром Хелен звонит Ральфу в офис.

— Хелен, извини, я собирался позвонить, но просто не мог улучить минутку.

— Ничего. Не хочу тебе надоедать, но…

— Да ты и не надоедаешь…

— Просто меня сегодня целый день не будет — занятия, — говорит Хелен. — Я хотела узнать, как прошла консультация.

— Доктор подтвердил, что у меня опухоль.

— Ох-х… — Голос Хелен падает.

— Ничего удивительного.

— А я надеялась, что твой семейный врач ошибся.

— В этом случае он был бы очень плохим врачом. Более подробной информации пока нет. Нужно пройти дополнительное обследование в среду.

— Понятно. Может, я могу чем-нибудь помочь?

— Нет. Кэрри отвезет меня в больницу.

— Ясно.

— Я перезвоню тебе в конце недели.

— Хорошо. Я буду думать о тебе.

— Спасибо. Пока, Хелен.

— До свидания, Мессенджер.

Он прибавляет: «Спасибо, что позвонила», но она уже положила трубку.

Утром в среду Ральф едет с Кэрри в больницу. Они выезжают довольно поздно и попадают в час пик. Движение в Челтнеме затруднено, и Ральф ведет машину быстро, выехав на четырехполосную автостраду.

— Не хватало еще попасть в аварию по дороге в больницу, — говорит Кэрри, когда Ральф обгоняет большой грузовик и выскакивает навстречу спортивной машине, неожиданно выехавшей из-за холма.

— Зато одним махом можно покончить с неопределенностью, — говорит Ральф.

— Не шути так.

Перед эндоскопией Ральфу ввели мягкий транквилизатор и опрыскали рот местным анестетиком, от которого Ральф все еще чувствует себя немного одурманенным, когда они с Кэрри входят в кабинет Хендерсона, чтобы узнать результаты анализов.

— «Обнаружено необычное пузырчатое повреждение на правой доле печени с низкой эхогенностью в центре. Есть признаки некротического новообразования. Для уточнения диагноза необходима компьютерная томография…» — Хендерсон отрывает глаза от документа. — Неплохая идея. Надеюсь, вы знаете, что такое томография?

— Конечно, — говорит Ральф.

— А я не знаю, — говорит Кэрри.

Хендерсон с улыбкой объясняет ей.

— А, — вспоминает Кэрри. — Это одна из тех штук, которые были в программе у Мессенджера? Показывают поперечное сечение головного мозга.

— Вот именно, только на сей раз мы будем сканировать брюшную полость.

— А что там сказано насчет новообразования? — спрашивает Мессенджер.

— Ваша опухоль может оказаться раковым новообразованием на кишке, пустившим метастазы. Не так давно у меня был аналогичный пациент. Томография может и не дать достаточной информации, так что, если вы не против, я запишу вас на колоноскопию.

— Сколько времени это займет?

— Вместе с подготовкой — три-четыре дня.

— В больнице?

— Соблюдать подготовительную диету можно и дома… правда, в больнице это будет проще сделать. Но если вы сможете голодать самостоятельно…

— Нет, не сможет, — говорит Кэрри.

— У меня не найдется трех-четырех свободных дней три следующие недели.

— Найдется, — возражает Кэрри. — Когда можно приступать?

— В начале следующей. Если приедете в субботу, за выходные мы проведем подготовку. — Врач вопросительно смотрит на Ральфа.

— Хорошо, договорились, — соглашается Ральф.

На обратном пути Кэрри садится за руль.

— Что скажешь об этом Хендерсоне? — говорит она через несколько минут.

— Производит впечатление профессионала. Очень дотошный, ни одной детали не упустит, — отвечает Ральф.

— А почему он постоянно улыбается?

— Наверное, неосознанная привычка. Вроде нервного тика. Просто ему слишком часто приходится сообщать людям плохие новости.

— Я ему не доверяю.

— Почему?

— Не знаю. За несколько недель, проведенных с отцом, я видела кучу врачей… Начинаешь интуитивно отличать толковых докторов от посредственностей. Хендерсон — стопроцентная посредственность.

— Да нет, с ним все в порядке. В конце концов, главное — анализы.

— Думаю, тебе нужно съездить на Харлей-стрит.

— Пока поработаем с Хендерсоном. Будем надеяться, что анализы окажутся положительными… в смысле отрицательными. А если нет, всегда можно будет рассмотреть другие варианты.

Кэрри кладет левую руку Ральфу на бедро:

— Я не хочу терять тебя, Мессенджер, — говорит она, не отрываясь от дороги.

Ральф бросает на нее быстрый взгляд:

— Не рано ли ты меня хоронишь?

— Извини. Просто…

— Я понимаю…. — Ральф накрывает ее руку своей и сжимает ее. Кэрри отворачивается и некоторое время едет молча.

— Мы потратим все деньги на твое лечение, — говорит она. — Все, что у нас есть.

Дома их ждет сообщение на автоответчике. Секретарь Ральфа говорит, что вице-канцлер целый день пытался ему дозвониться.

— Наверное, по поводу студенческой газеты, — заключает голос в телефоне.

Ральф уходит в свой кабинет, звонит в офис канцлера и сразу же попадает на сэра Стэна.

— О, привет Ральф, мне сказали, ты был весь день в больнице. Надеюсь, ничего серьезного?

— Да нет, пару анализов сдал.

— Ну, и отлично, ты не видел сегодняшний выпуск «Кампуса»?

— Нет, а что?

59
{"b":"589674","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Столкновение
Геометрия моих чувств
Катастеризм
Троица. Будь больше самого себя
Дом проклятых душ
Генетическая одиссея человека
Сибирская сага. История семьи
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях