ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тотти. Император Рима
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Я – Сания: история сироты
Песня для кита
Моя гениальная подруга
Реанимация судьбы
Профессор для Белоснежки
Рождественский экспресс
Дьявол кроется в мелочах

- Вы не смотрите, что машин сейчас нет. Все в разъездах, в полях. Самое время сбора трав, — продолжал заливаться соловьём Виктор Петрович. – Да, и не обращайте внимания на поведение Михаила, это его так поразила ваша красота. Он у нас такой влюбчивый. Эх, если б я был лет на двадцать моложе…

Михаил, услышав эти слова, слегка покраснел, то ли от любви, то ли от еле сдерживаемой злости, и принялся еще более часто хлопать глазами, заламывать руки и смущённо замирать. Несколько раз он загадочно подмигнул. Правда, походило это больше на нервный тик, чем на заигрывание.

Дальше Степану был представлен Аркадий Анатольевич, начальник отдела заготовки лекарственных трав. Судя по большим мешкам под глазами и неестественному цвету лица, предыдущую ночь он провёл, обильно налегая на спиртное. Однако стоило его взгляду упасть на Степана, как в глазах загорелся огонь страсти, спина распрямилась, грудь выгнулась колесом, лицо приняло героическое выражение. Прямо живое воплощение альфа-самца, ставшего в стойку.

Виктор Петрович, сославшись на телефонный звонок, быстро вышел из кабинета. Стоило двери захлопнуться, как тяжёлая рука мужчины легла на задницу парня и по-хозяйски притянула к себе. Этого уже Степан стерпеть не мог и со всей мочи двинул Аркадию Анатольевичу ногой в пах.

- Да что здесь творится? Такое ощущение, что в гей-клуб попал, а не на инспекцию приехал, — воскликнул парень и быстро выскочил из кабинета. У него было большое желание плюнуть на проверку и уехать отсюда немедленно.

За дверью обнаружился улыбающийся Виктор Петрович, который тут же принялся в витиеватых выражениях извиняться за то, что вынужден покинуть дорогого гостя. Ему, видите ли, нужно ехать контролировать работу заготовителей. На самом деле хитрый директор решил удалиться из конторы на время, пока парня приставаниями не доведут до белого каления, и он не сбежит.

- Можете располагаться в моём кабинете, — продолжал быстро говорить Виктор Петрович, — там вам будет удобно работать с документами. Мои подчинённые будут рады вам помочь во всём, что бы вы не захотели. Извините, что приходится покидать вас так быстро, но работа есть работа.

Виктор Петрович пронзил напоследок Степана похотливым взглядом и быстро удалился. Оставшись один, парень немного успокоился. Мысли о бегстве ушли на второй план. Идея сесть в кабинете и зарыться в бумаги показалась весьма соблазнительной. Однако стоило ему открыть дверь приемной перед кабинетом директора, как все планы вылетели из головы.

На вертящемся стуле сидела, подобно статуе Брахмы, тётя Нюра. Руки её смыкались вокруг талии Галочки, которая сидела на коленях уборщицы и тискала её большую, белую грудь. Стоило Степану войти, как женщины тут же пришли в движение, прижимаясь друг к другу и изображая страсть. Тётя Нюра думала о том, что внук давно клянчит велосипед, и теперь, наконец, будет возможность порадовать его, хотя и терпеть такое непотребство было сложно. Галочка же ни о чём не думала. Всю предыдущую ночь Виктор Петрович доходчиво, чуть ли не срываясь на крики, вдалбливал в ее блондинистую голову, как себя вести перед проверяющим. Зачем это нужно она до конца не поняла, но зато теперь считала себя великой актрисой, получившей главную роль.

Степан засмущался от увиденной картины. Ему пришлось быстро заскочить в директорский кабинет, чтобы не мешать женщинам. В голове был полный сумбур. Как же теперь просить у секретарши бумаги, если она там занята ЭТИМ? Лишний раз даже из кабинета выйти боязно.

Несколько часов Степан сидел в кабинете, ничего не делая. Он ходил из угла в угол и корил себя за то, что ему не хватает смелости поставить всех на место и призвать к порядку. Несколько раз тянулся к ручке двери, чтобы выйти, но каждый раз одёргивал себя. Вспоминались белая грудь бабы Нюры, подмигивающий Михаил и ощущение руки Аркадия Анатольевича на заднице. А ведь по штату тут почти полсотни работников, вдруг все такие же извращенцы? Уж лучше в кабинете переждать.

В это время Виктор Петрович, который никуда не уехал, сидел в одном из кабинетов и получал отчёты от подчинённых. Всё шло просто отлично, ревизор уже который час сидел в одиночестве, без бумаг и возможности что-либо накопать. Оставалось добить его одним последним ударом. Настало время запускать Виталика. Только бы этот мелкий недоумок всё не испортил.

Когда рабочий день уже двигался к завершению, а Степан всё-таки решился покинуть место своего невольного заточения, дверь приоткрылась, и в кабинет влетел красный от смущения молоденький паренёк. Ускорение ему придавал пинок под зад от Виктора Петровича, но Степан этого даже не заметил. Он вовсю любовался большими, миндалевидными, голубыми глазами, выглядывающими из-под длинной чёлки.

Виталик, потирая ушибленный зад, замер от смущения. Как же он не хотел сюда идти. Как уговаривал директора отпустить его. И всё без толку. Смотреть на ревизора было боязно, вон он какой — высокий, красивый, сильный, аж поджилки трясутся и дрожь в руках.

- Извините, я главный бухгалтер. Меня к вам послали по вопросу проверки, — отчаянно смущаясь, прошептал Виталик.

В голове парня бродила мысль, что ему нужно как-то позвать этого ревизора на свидание, иначе Виктор Петрович его просто убьет. Или что ещё хуже уволит, а он и так с трудом нашёл эту работу. А ещё вроде надо плакать и ревновать, или что там у него просили. Директор же ему даже список давал, только вот он опять всё забыл. Подсмотреть бы сейчас на этот листочек, где всё записано. Только как его незаметно из кармана вынуть?

- Я это… Я хотел… Может быть, Вы… Ну, это… Как его, — путался в словах Виталик. Под пристальным взглядом тёмных глаз Степана из головы парня вылетели последние наставления Виктора Петровича.

- Солнышко, а пойдём гулять, — не задумываясь, выдал Степан. Мысли о работе, проверке отчётности, странном поведении работников в его голове занял образ застенчивого паренька, который так отчаянно смущался.

- Во! Точно! Свидание, оно было в списке, — пропищал Виталик, в очередной раз покраснев. И тут же полез в карман за инструкцией, чтобы поставить галочку напротив выполненного пункта.

Степан выхватил листок из рук Виталика и быстро прочитал. На лице выплыла мечтательная улыбка. Он был умный человек и теперь примерно представлял, с чем столкнулся. Только вот это уже не имело значения.

- Работаем по списку, — проговорил он с улыбкой, больше напоминающей оскал.

История умалчивает, что дальше происходило в кабинете директора, но через час радостные парни быстро покинули здание конторы. Степан обнимал за талию жмущегося к нему Виталика и счастливо улыбался, не замечая злорадно наблюдающего из-за угла Виктора Петровича. Им сейчас вообще ни до кого не было дела.

*

Утро следующего дня в конторе «Чабрец и Ко» вновь началось с совещания. Ревизор вечером спешно покинул поселок, так и не успев покопаться в отчётности. Виктор Петрович принимал от коллег поздравления и шумные восхищения его таланту. Тётя Нюра на радостях получила пухлый конверт с премией, да и другие работники были не обделены. И никто не заметил, что угол, в котором обычно жался Виталик, оставался пустым. А в это время самолёт уносил двух влюблённых парней из Гомска в Москву.

13
{"b":"589675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Легион уходит в бой
Повелители DOOM. Как два парня создали культовый шутер и раскачали индустрию видеоигр
451 градус по Фаренгейту
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Ночное кино
Нечто из Норт Ривер
100 рассказов из истории медицины
Гордость и предубеждение
Снегурочка носит мини