ЛитМир - Электронная Библиотека

Почти двести лет спустя Петр Великий отправил своего сподвижника Ивана Бухгольца в поход, чтобы разграбить богатый золотом Яркенд. Но вместо Яркенда храбрый генерал двинулся прямиком в другое место, тянувшее его как магнитом, и основал Гомскую крепость. Стоит ли говорить, что с тех пор началось твориться форменное безобразие, город затягивал людей и менял по собственному усмотрению. Три раза Гомск сгорал дотла, поджигаемый отчаявшимися жителями, но восставал вновь.

В середине 19 века великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский был приговорён к смертной казни. Если б это случилось, то миллионы русских школьников никогда б не познали искушения взять топор и пойти крушить черепа въедливым старушкам. Но вместо лёгкой смерти Достоевский попал в Гомск. Смерть или Гомск другой альтернативы перед ним не было. Именно тут он стал писателем и, вырвавшись через много лет из города, вспоминал его не иначе как с содроганием.

Звёздный час Гомска наступил во времена революции, когда в сети этого города угодил адмирал Колчак со всем царским золотым запасом. Прочувстовавшись духом разврата и непотребства, мятежный адмирал объявил Гомск столицей России. Войска мятежного адмирала штурмовали Уфу, а новая столица расцвела во всей красе, подгребая под себя все окрестные земли. Правда, столицей долго побыть не получилось: Колчак бежал, а золотой запас растворился в неизвестном направлении.

Можно долго еще рассказывать о людях и вещах нашедших последний приют в Гомске, но пора возвращаться к главному герою нашего повествования. Али уже третьи сутки трясся в вагоне, приближаясь всё ближе к месту своего обучения. По баллам поступил он без проблем, а о том, как он будет учиться, не имея под рукой стада баранов, думать пока было рано. Проблема была в том, что денег было мало, а надежды на помощь дяди Виктора весьма призрачны.

Прошло заселение в общежитие и начались учебные будни. В Гомске Али выглядел как белая ворона. Кавказцев тут практически не было, и он пользовался большим вниманием девушек. Половина их группы строила ему глазки, но джигит хранил гордую холодность. Не признаваться же, что в свои 18 лет он даже ни разу не целовался.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Прошло два месяца обучения Али в академии. Деньги кончились, и вот уже несколько дней он голодал. К тому же стало холодать и, хотя до сибирских морозов было еще далеко, южному парню уже приходилось не сладко. Доведенный до отчаяния, он не знал, на что решиться. В этот момент Али отправился на встречу к дяде Виктору. Вся надежда была на родственника.

- Дядя, — обратился он к мужчине среднего возраста, открывшему дверь, — я ваш племянник Али. Я уже два месяца в Гомске учусь и остро нуждаюсь в материальной поддержке. Иначе, боюсь, пойду по неверной дороге.

- То есть ты просишь у меня денег? — уточнил Виктор, старательно разглядывая родственника. Бывшая жена ему звонила и упоминала о племяннике, но воспоминания о семье Алладиновых до сих пор отдавали ужасом. — Ты делаешь ошибку, ибо денег у меня нет.

- Я ужасно мёрзну. Уже довольно холодно и еще немного и я отморожу уши. К тому же я не ел три дня. От голода я теряю рассудок и сразу иду неправильной дорогой, — продолжал упирать Али.

- Дорогу осилит идущий, — отозвался Виктор, задумавшись, как бы побыстрей избавиться от надоедливого племянника.

- Но это не по родственному, — с мольбой в голосе простонал Али. — Можно я хотя бы буду у вас питаться.

- Это никак невозможно, — отозвался дядя. — Я питаюсь только в дорогих ресторанах, и водить тебя с собой не собираюсь. Могу помочь тебе только советом. У тебя есть только один способ устроиться в Гомске.

- Какой? — с надеждой спросил Али, ощущая, как последние его надежды рушатся.

- Вот тебе карточка клуба, найди себе того, кто возьмёт тебя на содержание. Парень ты молодой, горячий, отбою не будет, — с этими словами дядя протянул ему прямоугольную карту, на которой было написано название клуба и красовалось слово «VIP».

С этими словами тяжёлая дверь захлопнулась. Али остался один, осознавая, что последняя надежда растаяла как дым. Понимание того, как дядя предложил ему устроить свою жизнь, доходило медленно. Роль содержанца парню претила. Он хотел сразу выкинуть карточку, но, подумав, оставил. Всё-таки будет повод еще раз наведаться к дяде, чтобы вернуть её и, если повезет, покушать.

В общежитии пришлось ложиться спать на голодный желудок, однако сон не шёл. В животе противно урчало. От нечего делать Али достал карточку. Если в первый раз он только мельком глянул на неё, то теперь решил изучить более досконально. Увиденное его потрясло, оказывается, дядя дал ему карточку не обычного, а гей-клуба. Кто такие геи, Али хоть смутно, но знал. И такое ему предложил его родственник? Али был возмущен до глубины души.

Прошло еще три дня, за которые Али удалось покушать только один раз за счет соседа по общежитию. Жить так дальше было нельзя. Можно было бросить всё и вернуться в родное село, но такого позора пережить он бы не смог. Вместе с чувством постоянного голода росло чувство смирения. Гомск затягивал парня в свои сети. Мысль, пойти в гей-клуб и раскрутить кого-нибудь на еду, казалась всё более соблазнительной. Идею, что всё это может плохо кончиться для его пятой точки, Али сразу отмёл. Тут же одни хлюпики в городе, куда им поиметь горячего кавказского парня. Скорее уж он кого-нибудь. Еще через неделю карточка в его воображении уже представлялась волшебной лампой, из которой он достанет своего джина — красивого, богатого и исполняющего все желания. С каждым днём джин в воображении становился всё красивей и богаче.

- Всё на сегодня, — остановил я свой рассказ. Во рту пересохло и жутко хотелось пить. Илья в очередной раз скуксил расстроенную мордашку.

- Ты так и будешь мне по пол сказки рассказывать? Я же понимаю, что ты время тянешь.

- Если тебе не интересно, что будет дальше, то я не буду тебя удерживать, но если хочешь узнать продолжение истории, то только завтра, — выдвинул я ультиматум. По лицу Ильи было видно, что он борется между двумя желаниями: плюнуть на всё и прямо с утра сбежать от меня и дослушать историю, оставшись на еще один день.

- Хорошо, завтра дорасскажешь, — буркнул Илья. Победило любопытство.

*

Наступил вечер и я продолжил свой рассказ.

В субботу окончательно смирившись с мыслью о походе в клуб, Али отправился по указанному на карте адресу. Идти пришлось пешком, денег не было даже на проезд. Увидев карточку, молодого джигита сразу же запустили внутрь, и он окунулся в атмосферу шумной музыки и ярких красок. Народу пока было немного, и Али расположился за барной стойкой, оглядывая зал. Во взглядах направленных на себя Али видел заинтересованность, от чего ему становилось не по себе. Такими жадными и откровенными взглядами на него еще ни одна девушка не смотрела. Сам же Али думал больше о том, удастся ли покушать или ему придется второй день подряд сидеть на хлебе и воде.

Взгляд Али блуждал по залу и вдруг установился на расположившемся рядом парне. От изумления Али распахнул свой рот. Впервые в жизни он видел негра. Настоящего, прямо как по телевизору, негра! На вид ему было лет двадцать, хотя кто этих черномазых поймёт. Откуда в Гомске по среди Сибири взяться негру Али не знал, хотя любой местный житель смог бы ответить на этот вопрос легко. Всё дело в находившемся в городе танковом институте, где из представителей Камеруна, Кении, Конго и прочих африканских стран пытались сделать бравых вояк. Жили они на казарменном положении, и только изредка кто-нибудь из этих сыновей Лумумбы показывался в городе.

4
{"b":"589675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца