ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Триггер
Солнечный круг
Осторожно, в доме няня!
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Я работаю на себя
Светлячок
Свидания с детективом
Собака на сене и Бейкер-стрит
День, когда я начала жить

Только выпорхнув из тесного плена автобуса, Вадим смог вздохнуть свободно и попытаться забыть пережитый позор. Он устремился чуть ли не бегом к даче, даже не оборачиваясь на спешащего следом Станислава. Тот же пребывал в отличном настроение, он не шёл, а скорее порхал, вприпрыжку нарезая зигзаги по дороге и что-то мурлыкая себе под нос. При этом он то и дело срывал растущие вдоль дорожки цветочки и составлял их них букет. В данный момент он был сыт, а потому полностью доволен жизнью.

Вадим соизволил обернуться, только когда открыл скрипучую калитку и зашёл на территорию дачного участка. Следом просочился Станислав. Он быстро сунул свой свежесобранный букет в руки растерявшемуся работодателю, пробормотал фирменное «Круть!» и тут же с хозяйским видом пошёл вдоль грядок, с интересом разглядывая растущие на них растения. При этом, рассматривая одну грядку, он умудрялся с ленивой грацией слона топтаться на другой. Добравшись же до того места, где росла клубника, он опустился на колени и принялся выискивать первые, ещё только начинающие краснеть ягоды, тут же отправляя их в рот.

Такой наглости Вадим уже стерпеть не мог, в этот момент в обычно забитом и безвольном юноше проснулись бабушкины гены.

— А ты не охренел? — громко высказал он накипевшее. — Тебя вроде наняли ремонт делать, а не ягоду на даче жрать? Налетел как саранча.

Станислав, услышав этот возглас, непроизвольно вжал голову в плечи и затравленно обернулся. Он заискивающе улыбнулся, достал изо рта крупную, практически красную клубничину и протянул её Вадиму.

— Круть! Упырёнок, хошь?

— Нет! Сам ешь теперь, — чуть ли не выкрикнул Вадим, отпихивая руку с обслюнявленной ягодой. — Работать тебе надо. Крышу делать! А то, если дождь пойдёт, весь чердак зальёт. А тебе между прочим именно на чердаке эту неделю жить. Комната одна и там я сам размещусь.

— Спокуха, всё зачётно, — ответил юный пожиратель клубники, поднялся с колен и отправил клубничину вновь в рот, при этом блаженно зажмурившись от удовольствия.

Вадим же решил сразу расставить все точки в их будущем сотрудничестве.

— Как там тебя? Станислав? — начал он, пытаясь подражать суровому тону бабушки. — Ты должен сделать крышу и ремонт в комнате, обои там поклеить и покрасить окна с дверями. Большего от тебя не требуется. Как справишься — я верну тебе паспорт и вторую часть платы.

— Круть! — резво выкрикнул в ответ парень, почему-то разглядывая Вадима оценивающим взглядом.

— Да и запомни — работать будешь один. Я тебе помогать не нанимался, чтоб там бабушка не говорила.

— Сфигали? А говна на палке? — насупился Станислав, выражая негодование. Работать в одиночку ему совершенно не хотелось. Тут было дело принципа, который он мог отстаивать с упрямством осла.

Вадиму было немного неудобно обманывать этого по-детски наивного парня, но работать он совершенно не хотел и даже боялся.

— Бабушка так решила в последний момент. У меня слишком слабое здоровье, — сочинял он напропалую. — Зато за трудности я тебе ещё набавлю в конце немного денег от себя. Как насчет ещё пятисот рублей?

— Круть! — тут же заулыбался Станислав. Учитывая, что последние два раза ему не только не заплатили, а чуть не набили морду, лишние деньги были как нельзя кстати.

Дальнейшие действия развивались в полном соответствии с планами Вадима. Он вытащил на улицу бабушкино кресло-качалку, поставил его в тени развесистой яблони, так чтобы открывался вид на домик, и блаженно развалился с новенькой, толстой книжкой, обещающей глубокое погружение в мир магии, драконов, эльфов, гномов и прочей фэнтезийной чуши, которую плодовитые авторы издают тоннами, немало не заботясь о качестве своей писанины.

Станислав же ловко забрался на крышу и принялся лениво снимать старый, покрытый дырами и прорехами рубероид. Действовал он нарочито медленно, справедливо рассудив, что торопиться ему некуда, а тут ещё и кормёжку обещали на всё время работ. Вот бы затянуть их не на одну неделю, а хотя бы две-три. Тем более хлюпик, который оказался его начальником, сразу видно слабак — побить не сможет, да и догнать тоже вряд ли.

Всё вроде бы развивалось своим ходом, но Вадим никак не мог сосредоточиться на книге. Эльфийская принцесса уже была похищена злым драконом, молодой, но непобедимый маг с бандой уголовного вида гномов отправился её вызволять, вот только привычного интереса и погружения в происходящее не возникало. Буквы прыгали, а взгляд то и дело возвращался к одинокой фигуре на крыше. Вадиму очень хотелось понять этого странного парня, которого он в своём воображении сравнивал с этаким городским Маугли (кстати, тоже с большой буквы «М»). Тот же в этот момент с таким счастливым выражением отдирал одну из поперечных, удерживающих рубероид реек, что, казалось, пребывает чуть ли не в нирване. При этом он казался жутко красивым, необузданным, диким и в тоже время несмышлёным, нуждающимся в защите и поддержке.

Вадим энергично потряс головой, желая прогнать посторонние мысли и вновь устремил свой взор в книгу. Гномы уже пленили молодого мага, который оказался не таким и всесильным, и, поторговавшись, выменяли пленника у дракона на здоровую, толстую бабу, которой, судя по всему, должно было хватить им на всех. От принцессы они в ходе торга энергично отказывались, мотивируя тем, что больно уж она тоща — не сдюжит.

Действие книги вроде только-только начало продвигаться к кульминации, как со стороны домика задался громкий треск ломающихся досок, за которым последовал душераздирающий крик Станислава:

— А-а-а спасите! Упырёнок!

Вадим резко вскочил с кресла, обратив свой взор на тот участок крыши, где ещё минуту назад сидел паренёк. Сейчас на этом месте зиял огромный провал, а со стороны чердака доносились жалостливые подвывания и всхлипы.

Книжка полетела в сторону. Вадим со всех ног рванул на помощь пострадавшему. Он буквально взлетел по лестнице на чердак и на секунду замер в проходе, рассматривая открывшуюся картину. А посмотреть было на что. Если бы не весь трагизм ситуации, Вадим даже рассмеялся, потому что барахтающийся на кровати Станислав, приваленный сверху ошмётками рубероида, чердачной трухой и парой небольших досок, очень уж напоминал таракана перевернутого на спину. Он также хаотично барахтал ногами и руками, верещал и отчаянно пытался вывернуться.

Опомнившись, Вадим подскочил к кровати и принялся помогать несчастному рукожопу.

Станислав, обретя долгожданную свободу, тут же окинул взглядом дыру в крыше, счастливо улыбнулся, как будто никакого падения не было, и выдал своё излюбленное «Круть!».

— Нет, это не круть! — злобно отозвался Вадим, до которого только сейчас начинало доходить, кого именно в итоге обвинит Алевтина Григорьевна в произошедшей катастрофе. — Ты понимаешь, что наделал? Да тебя убить за это мало!

— Как можно? — обиженно выдал парень, старательно изображая на своём лице раскаяние.

Растрёпанный, весь в пыли он выглядел до того несчастным, что у Вадима не хватило духу продолжать ругаться. Он обречённо махнул рукой, развернулся и двинулся на выход, бросив напоследок:

— Сегодня приводи в порядок чердак, тебе здесь спать ещё, а завтра, чтоб починил крышу. И не дай бог, бабушка заметит что-нибудь! Да, и умойся ещё, ты грязный как свинья.

— Спокуха, всё зачётно, — раздалось ему вслед.

Станислав уже вновь что-то счастливо мурлыкал себе под нос, наводя относительный порядок и радуясь своей догадливости. Действительно этот дохляк морды бить не умеет, можно быть спокойным.

Вадим же вернулся к своей книге. Маг после долгих мытарств всё-таки сбежал из драконьего плена, прихватив принцессу, и теперь неспешно возвращался назад, мучительно думая о том, на какой фиг ему сдалась это дура. Однако выхода не было, и он тащился через бескрайние леса, вспоминая недобрым словом дракона, гномов и всю родню принцессы вплоть до седьмого колена. В его голове царил полнейший ангст. Принцесса же так и норовила привнести в путешествие лёгкие нотки романтики. Она несколько раз пыталась убегать от принца, в надежде, что как всякий влюблённый, он будет её ловить. Но каждый раз, к разочарованию вздохнувшего было с облегчением юноши, возвращалась, так и не дождавшись требуемой игры в догонялки.

42
{"b":"589675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Китайское искусство физиогномики
Рогора. Дорогой восстания
Пятьдесят оттенков свободы
Олимпийские игры
Сказки о животных
Как продавать дорого!
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
Сингулярность
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие