ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Средневековье крупным планом
Эмоциональная смелость
Легенда о Первом Дзёнине
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Чужое тело
Дисгардиум. Угроза А-класса
Сын лекаря. Королевская кровь
Далёкие милые были

— Хватит выть, под окнами, мерзкий ты кривляка, — послышался громкий, полный гнева голос Алексиса. — Вначале научись петь, а потом буди людей посреди ночи.

Мимо барда пролетел очередной фрукт, чудом не задев самого певца. Потом ещё один. Точность была не высокая, учитывая окружающую темноту, но бард понимал, что если он откроет рот ещё раз, то, бросая на голос, попасть будет гораздо легче. К тому же плечо нещадно ныло. Стоило признать, что полной победы сегодня достичь не удастся . Но и проделано немало, теперь герцог не сможет так просто игнорировать его. В итоге Микаэль поспешил спрятаться под навесом конюшни и оттуда проорал:

— Любимый, я удаляюсь, принуждённый к тому невоспитанностью юного грубияна, которого ты выбрал в качестве спутника, но моя любовь остаётся со мной!

Звучало всё это немного напыщенно, как в дешёвой пьесе для дамочек, но важно было оставить последнее слово за собой. С этими мыслями бард отправился спать, готовясь утром нанести обороне герцога последний и решительный удар.

Алексис Обрэ, обрадованный бегством своего противника, долгое время думал, не сходить ли проверить, как там герцог. Он уже было начал одеваться, но в последний момент передумал, побоявшись проявить бестактность, тревожа герцога посреди ночи.

Эрик некоторое время пребывал в шоке от развернувшейся сцены, в которой он сам выступал в качестве объекта спора двух юношей. Это настолько выходило за рамки привычной жизни, что никак не укладывалось в голове. Что стояло за этим ночным выступлением барда? Чем было вызвано столь ярое заступничество со стороны виконта Обрэ? Как ему самому вести себя с этими двумя, одному из которых он к тому же неосмотрительно пообещал защиту? За этими мыслями мужчина вскоре забылся беспокойном сном. На этот раз, к его вящей радости, без сновидений.

========== Глава 14. Имперская тризна ==========

Утро в столице Аквилонской Империи городе Лонс выдалось хмурым. Тяжелые тучи грязно-серого цвета громадами заполняли всё небо, грозя неминуемым проливным дождём. Не лучшее время для погребальной церемонии, как понимал каждый, в том числе и сам Император, но медлить было нельзя. Какой яд выбрала великая княгиня Анна, чтобы отравить себя и мужа, выяснить так и не удалось. Но вот действие его проявлялось всё сильнее — тела уже по прошествии суток приняли синеватый оттенок и начали ощутимо раздуваться. Сладковато-кислый запах разложения не могли заглушить никакие алхимические снадобья. Если затянуть погребение на положенную по правилам неделю, то точно не избежать скандала. И тогда все попытки скрыть сам факт отравления будут обречены на провал.

Императорская семья всегда была примером для подражания. Из поколения в поколение, какие бы споры и интриги не плелись между родственниками, ни что не должно было выходить наружу. Вот и сейчас официально было объявлено о несчастном случае и каждого, кто попытался бы усомниться в этом, ждала камера в обширных дворцовых подземельях. На этот счет Император сам лично проинструктировал главу тайной полиции герцога Савойского. Тот пообещал всё исполнить, но тонко намекнул, что если похороны не произвести как можно быстрее, то отправлять в каменный мешок придётся каждого, кто увидит тела.

В итоге церемония погребения организовывалась в спешке. Уже с утра дорога от Императорского дворца к главному Храму была оцеплена. Вдоль всего пути были выстроены дворцовые стражники, одетые в траурные, чёрного бархата одежды. В самом же дворце завершались последние приготовления.

В личном кабинете Императора, магически защищенном от любых прослушиваний, собрались шестеро. Сам Император безвольно развалился в высоком резном кресле. Он выглядел очень уставшим. Каждое слово давалось с трудом, но тем не менее железная воля ещё властвовала над дряхлым телом. Прямо перед ним, склонившись в лёгком поклоне, замерли герцог Савойский и его сын граф Фомс.

— Герцог, вы уверены, что ваши люди смогут сдержать толпу, — вопрошал Император.

— Да, Ваше Величество. Люди уже выстроены вдоль всего пути, кроме самой площади Храма, как Вы и приказывали. Оцеплена как сама дорога, так и близлежащие переулки. Осмелюсь заметить, что не понимаю, почему было приказано оставить площадь без охраны, — быстро доложил мужчина, настороженно скосив глаза на стоящего за спиной Императора его личного секретаря графа Рабле. Взгляд его затем скользнул на замершего в стороне графа Фоскье, одетого в привычный железный панцирь с гербом на груди, и Верховного мага Эрафиуса, присевшего на небольшой стул и о чём-то глубоко задумавшегося. — Именно на площади ожидается самое большое скопление народа, а значит и давка. Я бы рекомендовал…

— Оставьте, герцог, — властно прервал мужчину Император. — Охраной площади перед храмом займутся другие.

— Но кто же? — изумился мужчина, напряженно оглядываясь по сторонам. — Маги? Дворянство? Не понимаю!

— Нет, герцог. Да будет вам известно, что я несколько дней назад издал указ об утверждении Имперской гвардии. Граф Фоскье, согласился возглавить её. До поры я хотел держать это в тайне, но похороны моего брата хороший повод продемонстрировать возрождение гвардии. Это внушит, наконец, черни почтение к Императорской власти. А то в последнее время от вас только и слышно, что о беспорядках и смутах.

Герцог Савойский изумленно вскрикнул. Маленькие глазки его забегали, выдавая сильное волнение. Император же победоносно взглянул на своего подчиненного, радуясь, что ему удалось привести того в замешательство. Затем он повернулся в замершему в стороне главнокомандующему и скучающе поинтересовался.

— Граф, сколько человек вам удалось уже набрать. Мне бы хотелось, чтобы вход в Храм охраняли лучшие из лучших.

— Пока только сорок пять человек, Ваше Величество, но это проверенные воины, готовые пожертвовать своей жизнью во благо Империи, — четко, по военному доложил новоназначенный командующий гвардии. — Я отбирал их сам и готов поручиться за каждого.

— Хорошо, на первое время этого достаточно. Отправляйтесь граф к своим воинам и займитесь охраной площади перед Храмом. После завершения церемонии я жду вас у себя с отчётом. Кроме того у меня будет для вас новое, важное поручение.

— Будет исполнено, Ваше Величество, — громким командным голосом выкрикнул граф, склонился в прощальном поклоне и, звякнув шпорами напоследок, быстро вышел из кабинета.

Император устало обвёл глазами оставшихся, задержав ненадолго взгляд на молодом Годрике, графе Фомс. При этом его отца, герцога Савойского, показательно проигнорировал.

— Если с этим вопросом всё, то, пожалуй, перейдём к самой организации похорон. Есть ли вести от патриарха Фомиуса? — тихо заговорил Император, прикрыв глаза от усталости.

— Он сейчас в одном из дальних монастырей. Магического вестника мы ему послали, но старик отказался возвращаться в столицу, сославшись на дальность пути и слабость здоровья, — быстро отрапортовал Анри Рабле, сверившись с какими-то бумагами.

— Эрафиус, разве коллегия магов не может организовать портал? — тихо спросил правитель, покосившись на сидящего в задумчивости Верховного мага.

Услышав своё имя, старик чуть вздрогнул и как будто очнулся от своих мыслей. О чём он думал в этот момент? Императору было крайне любопытно это знать, но спрашивать старого мага было бесполезно — всё равно не скажет.

— Мы предлагали такой вариант, — тихо ответил Верховный маг, отвлекаясь от своих мыслей. — Несмотря на то, что создание портала требует колоссальной силы и участия ведущих магов империи, мы готовы были сделать это. Однако Фомиус отказался. В его возрасте это видите ли опасно для здоровья.

— Боюсь, старику уже доложили о истинных обстоятельствах смерти Великого князя Эдуарда и Великой княгини Анны, и он просто не хочет участвовать в церемонии над убийцей себя и мужа, — выразил своё предположение герцог Савойский, противно ухмыльнувшись. — Старый лис затаился в своей норе и ждёт развития событий. Неспроста он так поспешно покинул столицу и теперь сидит в Азуасском монастыре на самой окраине Империи. Я Вам неоднократно докладывал, Ваше Величество, что церковь стала слишком сильна. Не пора ли поменять патриарха на более достойного человека? Мои люди могли бы это организовать.

49
{"b":"589678","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опознание. Записки адвоката
Некоторые не попадут в ад
Всегда война: Всегда война. Война сквозь время. Пепел войны (сборник)
Факультет форменных мерзавцев
Мой дорогой Коул
Ладья
Треугольная жизнь
Черный Леопард, Рыжий Волк
Ешь правильно, беги быстро. Правила жизни сверхмарафонца