ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Не сейчас, герцог. Хватит смертей. Хотя, конечно, отсутствие патриарха ставит нас в довольно неловкое положение. Кто же будет проводить церемонию погребения? Архиепископ Ольберийский? Ведь именно он исполняет сейчас обязанности патриарха в столице? Мой брат был магом Воды и должен достойно найти упокоение на дне реки.

— Боюсь это невозможно, — тихо возразил императору Эрафиус. — Церемонию придётся провести по огненному обряду.

— Ты смеёшься, маг? Стихия Императорской семьи — Вода. Так было из покон веков и так будет впредь! — гневно возмутился Правитель, с силой сжав морщинистыми руками поручни кресла. — Все мои предки нашли последние пристанище в водах Великой реки и мой брат не будет исключением.

— И тем не менее церемонию придётся провести по огненному обряду. Яд в телах лучшие алхимики Империи так и не распознали, кто знает каких бед он может натворить попав в воды реки. Тогда уже обстоятельства смерти Великого князя не утаишь.

— Но это же будет фарс! Ты понимаешь вообще, что мне предлагаешь.

— Боюсь, другого выхода у нас нет, — печально заметил старый маг. — Огонь скроет следы преступления, а народу сообщим, что это была воля самого покойного. К тому же церемонию сможет провести архиепископ Лонский, огненные погребения это его стихия. Предварительное согласие от него уже получено.

— Хорошо, — сдался Император, — делай, как хочешь. Но если что-то пойдёт не так и пострадает честь моего рода, клянусь всеми Богами, светлыми и тёмными, ты сам отправишься на костёр. И смерть твоя не будет быстрой.

— Не извольте беспокоиться, Ваше Величество, — тут же залебезил герцог Савойский, слащаво улыбаясь. — Никаких слухов не будет, мои люди пресекут на корню любые волнения. Но, осмелюсь напомнить, Ваше Величество, что остался нерешённым один крайне важный вопрос.

— Какой же?

— Кто двинется во главе процессии. Боюсь Ваше здоровье не позволит сделать это самому, как велит обычай. А принц Виллем довольно далеко. Да и будь здесь, врядли он способен принять на себя такую ответственность.

— Что вы предлагаете, герцог?

— Не думайте, Ваше Величество, что я пытаюсь выслужиться, но рассудите сами. Раз возглавить процессию не может ни один из членов Императорской семьи, то по праву старшинства родов это должен сделать Эрик Хомоф, герцог Валенский. Но он сейчас далеко в своём замке. Следующим по старшинству…

— Я понял вас, герцог, — прервал мужчину Император. — Я ещё не совсем выжил из ума, чтобы забыть родословное древо Империи. Конечно, вы хотите сами возглавить процессию?

— Это мой долг, Ваше Величество, — расплылся елейной улыбкой мужчина. Маленькие глазки его так и светились от счастья. Он уже представлял себя вышагивающим впереди процессии на виду всей столицы. Это будет миг его триумфа, приближающий к вожделенному трону.

— Нет, герцог. Ваша задача, следить за порядком и управлять стражниками и тайной полицией, — мстительно ответил Император, не желая позволить его врагу торжествовать.

— Но кто же тогда? — изумился герцог. Лицо его вытянулось от удивления, губы презрительно сжались, выдавая крайнее раздражение. Вожделенный миг триумфа отдалялся из-за строптивости венценосного старикашки. — Если церемонию возглавит кто-то более низкого происхождения, это будет прямое оскорбление рода Нортрем.

— Вы не единственный представитель рода Нортрем, герцог, — тихо сказал Император, внутренне торжествуя над своим строптивым подданным. — Годрик, дитя моё, ты же выполнишь волю своего Императора? Сможешь ли ты возглавить процессию?

Юноша, привыкший оставаться в тени своего отца, вздрогнул от неожиданности, услышав обращение к себе. Предложение Императора было столь неожиданно, что он невольно растерялся, не зная, как ответить. К тому же гневный взгляд отца, обращённый на него, вызывал оторопь.

— Не стоит так, смущаться, дитя, — ободряюще улыбнулся Годрику Император. — Я уверен, у тебя всё получится. И не стоит меня благодарить.

— Ваше Величество, это почётная обязанность слишком тяжела для моего сына. Он еще слишком молод для такой ответственности, — попытался вклиниться в разговор раздосадованный своим поражением герцог.

— Герцог, вас ждут дела. Вы и так потратили много времени в этом кабинете, не смею вас больше задерживать, — коротко распорядился Император, прервав тем самым речь мужчины. — Вечером я также жду вас у себя с докладом.

Мужчина аж покраснел от досады, но ослушаться прямо приказа Императора не посмел и спешно покинул кабинет, не сказав ни слова, а лишь бросив презрительный взгляд на собственного сына. Желанный миг триумфа ускользнул из его рук, но сдаваться мужчина не собирался. Слишком долго он шёл к своей цели, чтобы расстраиваться от каждого поражения.

— Тебя, Эрафиус, я тоже не задерживаю. Однако постарайся не покидать пределов дворца. Возможно, ты мне ещё понадобишься, — отпустил Император и пожилого мага, который, кряхтя, тяжело поднялся со своего стула и медленно двинулся на выход, чуть подволакивая левую ногу и тяжело опираясь на посох.

Император некоторое время скучающе рассматривал спину мага, потом не выдержал медлительности и приказал своему секретарю:

— Анри, помоги Верховному Магу добраться до его дворцовых покоев. Потом возвращайся ко мне. Я же пока побеседую с графом о предстоящей ему миссии.

Секретарь без лишних слов двинулся на помощь магу и подставил ему свою руку в помощь. Через минуту в кабинете остались только двое — сам Император и Годрик Нортрем, граф Фомс, которому было очень неловко от такого внимания к своей персоне.

— Дитя моё, я понимаю, что ты еще молод и такое сложное поручение может показаться тебе слишком ответственным, но не стоит предаваться сомнениям. Гони их прочь. Ты уже довольно долго помогаешь своему отцу в делах Империи, и, я верю, обладаешь всеми необходимыми качествами, чтобы достойного выполнить столь ответственную задачу.

— Ваше Величество, это большая честь для меня. Я с радостью выполню любую Вашу просьбу, — пылко ответил Годрик, немного напуганный будущей реакцией своего отца, но в тоже время весьма польщённый оказанной честью.

— Хорошо, граф, — тут же перешёл Император на деловой тон, как только получил согласие от юноши. — Однако я хотел поговорить не только об этом. Скажите, насколько хорошо вы разбираетесь в делах тайной полиции?

Император умело вел разговор, то подчёркнуто уважительно, практически на равных, то родственно-отечески, как с сыном, при этом переходя с уважительного «Вы», на родственное «ты». Годрик совершенно не понимал, что за игру ведёт с ним Император. Вот и сейчас он растерялся неожиданной заинтересованностью правителя в делах его службы. Однако, собравшись с мыслями, попытался ответить максимально правдиво.

— Я уже давно служу заместителем отца, который возглавляет тайную полицию вот уже более пятнадцати лет. За эти годы мой почтенный батюшка многому меня научил. На данный момент в мои обязанности входит контроль и организация всей повседневной работы. Мой отец, герцог Савойский, занимается лишь различными тайными, особо значимыми операциями.

— Хорошо, вы славный юноша, и, я верю, будете достойной заменой своему отцу, когда тот отправится на суд Богов, — тихо прошептал Император.

— Мой отец ещё не так стар, чтобы это случилось в ближайшее время, — тут же ответил граф, искренне недоумевая о причинах такого разговора.

— Все мы смертны, дитя моё. А уж твой достойный отец нажил за долгие годы на службе множество врагов, готовых уменьшить отведенный ему срок, — как бы между делом заметил правитель. Затем он перешёл на шёпот и медленно, отчётливо проговаривая каждое слово сказал, — до меня доходили слухи, что герцога Савойского могут отравить.

— Это невозможно, Ваше Величество, — изумился юный граф, пытаясь понять причину этого разговора и ища в нём какой-то потайной смысл. — У нас в тайной полиции широкая сеть дознавателей и соглядатаев, но ничего подобного в их докладах нет.

— И тем не менее это так. Вашему отцу угрожает опасность, — тихим, вкрадчивым голосом продолжал Император, — но будьте уверены, в случае его гибели вы получите не только титул герцога Савойского, но и пост начальника тайной полиции. Я не забываю тех, кто преданно служит Империи.

50
{"b":"589678","o":1}