ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Желанная беременность
Чего хочет ваш малыш?
Орден бесогонов
Люблю, люблю одну!
Вечнохудеющие. 9 историй о том, как живут и что чувствуют те, кто недоволен своим телом
Долой стыд
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
Шпага императора
Гильдия

Граф Фоскье старался сохранять при этом абсолютно бесстрастное лицо. Приказ Императора ему очень не нравился, но он солдат и обязан подчиниться. Радовало только то, что самому проводить арест не придётся. Правда ещё не известно, может быть, второе задание, о котором упоминал правитель, будет ещё хуже первого.

Тем временем под напором Императора Верховный маг сдался:

— Портал до Валенса Совет Магов сможет организовать к сумеркам. Однако, предупреждаю, что это потребует огромного количества сил. Лучшие маги Империи после этого будет опустошены на несколько дней.

— Хорошо, приступайте к подготовке, — легко согласился Император. — Думаю с первым заданием на этом всё. Что же касается второго… Вам, граф Фоскье, во главе гвардейцев надлежит немедленно отправиться в замок Орсхоф, что в Энкейских горах к моему сыну, принцу Виллему. Со смертью брата он остался последним претендентом на престол. Ему следует обеспечить круглосуточную охрану, во избежания любых неожиданностей. Кроме того будьте готовы, граф, при необходимости подготовить эскорт принца до столицы. Двух-трёх дней чтобы добраться до замка, думаю, будет достаточно?

— Через два дня я буду в замке Орсхоф! — тут же ответил граф.

— Хорошо. После того, как будете на месте, пошлите магического вестника, для получения новых распоряжений. За жизнь принца вы отвечаете собственной головой. Кроме того сообщайте о любых значащих событиях.

— Будет исполнено, Ваше Величество, — громко выкрикнул командующий, радуясь столь ответственному поручению и тому, что честь его останется незапятнанной. — Будут ли ещё какие-то приказы?

— Пока нет. Возможно они появятся позже. Если будет что-то важное, я пошлю магического вестника или курьера следом за вашим отрядом, — задумчиво проговорил Император, пытаясь оценить, всё ли он предусмотрел.

По всему выходило, что всё, вот только внезапное появление нового представителя семейства Обрэ настораживало. Было ли оно случайным? Император пристально вгляделся в Витторио, пытаясь понять что-то по выражению лица. Выглядел юноша совсем невинно и это вызывало подозрения. Решение пришло внезапно.

— Граф, что касается вашего спутника и оруженосца, оставьте его на время при дворе. Он мне может понадобиться для поручений, - приказал Император, решив задержать юношу в дворце на всякий случай.

— Как Вам будет угодно, Ваше Величество, — тут же согласился граф Фоскье, сразу поняв о причинах побудивших Императора сделать такой выбор.

Сам же Витторио предусмотрительно помалкивал, в очередной раз поражаясь, какой кульбит совершила его жизнь за сегодняшний день. Он ещё не до конца верил в реальность всего происходящего и не понимал, что теперь сам станет объектом пристального внимания и интриг. Он просто радовался открывающимся перспективам.

— Хорошо, на этом тогда всё. Приступайте к выполнению приказов, — обозначил Император то, что аудиенция закончена.

После этих слов придворные потянулись на выход. Кто-то, как граф Фоскье и Верховный маг, чтобы приступить к исполнению приказов Императора. Кто-то, как герцог Савойский и его сын, чтобы обдумать наилучший способ извлечения собственной выгоды из меняющейся политической обстановки. Кто-то, как Витторио Обрэ, чтобы, наконец, отдохнуть после тяжёлого дня и поужинать. Врядли хоть один из них переживал о судьбе герцога Валенского, которого было приказано арестовать. Даже Верховный маг было заступившийся за Эрика, в итоге справедливо рассудил, что своя жизнь дороже.

========== Глава 15. Дорога домой ==========

Если в столице церемония погребения проходила со всевозможной пышностью, то в провинции, к которой и относился Валенс, всё было гораздо скромнее. Тем не менее, ранним утром в главном Храме собралось довольно много народу, среди которого в первых рядах можно было заметить и самого герцога Валенского. Эрик, практически не сомкнувший за ночь глаз, выглядел крайне устало и лишь лёгкими кивками отвечал на приветствия в свой адрес. Только с городским старостой Тритом Русофом он обменялся парой фраз, да и то абсолютно ничего не значащих.

Рядом с Эриком, не отходя ни на шаг, всё это время постоянно находился Алексис Обрэ. Юноша тоже выглядел уставшим, но это не мешало ему гневными взорами отгонять людей, особо настойчиво искавших общения с герцогом. А таких среди городской буржуазии и мелкого дворянства было не мало.

Бард Микаэль опять где-то затаился и, сколько не выискивал его Алексис среди толпы, так и не был обнаружен. «Наверное, поганец опять вынашивает какие-то грязные замыслы. Я должен, во что бы то ни стало, уберечь герцога от этого интригана», — со злобой думал виконт, крутя головой по сторонам. Однако поиски его так и не увенчались успехом.

Вскоре народ угомонился и старый отец Стефан, польщённый таким наплывом народа в обычно пустовавший Храм, завёл длинную проповедь о жизни и смерти. При этом о самом Великом Князе Эдуарде практически не говорилось. Знаком с ним из присутствующих был один лишь Эрик, да и тот заранее отказался произносить речь о покойном. Пришлось священнику напрягать собственное красноречие, изрядно подорванное преклонным возрастом и практически полным отсутствием посетителей Храма в последние годы.

Через час, когда словарный запас священника полностью иссяк, народ начал расходиться. Одним из последних покинул Храм сам Эрик вместе со своим спутником. Всё время службы он никак не мог сосредоточиться на проповеди. Какие-то смутные мысли терзали его сознание. Перед глазами вставали то хмурящийся чему-то покойный отец, то смутный образ матери, которой он практически не помнил. Но гораздо чаще мысли крутились вокруг двух юношей, с которыми его свела судьба. И если устремления, что двигали виконтом Обрэ, были более или менее понятны, то вот бард Микаэль оставался полной загадкой. Эрик интуитивно чувствовал, за всей это веселостью и шутками на грани дозволенного скрывается что-то ещё. Может быть та самая любовь, о которой столько говорит бард? И от этого становилось ещё страшнее. В его шатком положении, грозящим в любой момент обернуться катастрофой, любовь была непозволительной роскошью, золотым самородком, попавшим в руки умирающего от жажды в пустыне. Вроде бы величайшая ценность, но в сложившейся ситуации только лишняя обуза.

— Ваша Светлость, Вам нездоровится? — Эрика вывел из задумчивости, голос виконта Обрэ. Они уже успели покинуть Храм и довольно долгое время просто стояли на середине площади.

— Нет, это просто усталость, — тихо ответил герцог, встряхнув головой, чтобы отогнать тяжёлые мысли. — Надо поскорее вернуться в замок и хорошенько выспаться.

— Вы правы, нужно поскорее покинуть город. А всё этот мерзкий кривляка, который ночью не давал спать порядочным людям, — немедля согласился Алексис, с тайной радостью от того, что избавится наконец от близости ненавистного барда.

— Пойдёмте, сударь. Мне нужно решить с Гарретом последние вопросы, и можно будет выдвигаться.

Однако не успел Эрик ступить и шагу, а Алексис даже моргнуть глазом, как прямо перед ними объявился сам виновник их плохого настроения и объект тяжёлых мыслей — бард Микаэль. Его лицо выражало столь неподдельную радость жизни, что, казалось, просто светилось, причем следов усталости не было и в помине.

— Ваша Светлость, рад приветствовать Вас столь ранним утром, — тут же склонился бард в поклоне, смотря только на Эрика и старательно игнорируя закипающего от гнева Алексиса Обрэ.

— Доброе утро, бард, и тебе, — спокойно ответил герцог, хотя внутренне напрягся, не зная, чего ожидать от юноши.

— Вы, наверное, движетесь в трактир? Не советую, ой как не советую. Там сейчас горячо! — тут же рассмеялся Микаэль.

— Что же там могло такого случиться? — удивился Эрик, внутренне приготовившись к самому худшему.

— Там сейчас разворачивается словесная битва между двумя лекарями, которых Вы хорошо знаете. Каждый из них так и пышет красноречием и не готов отступиться от истины, — хохотнул бард в ответ.

— Ты говоришь загадками бард. Какие ещё лекари? — растерялся Эрик.

55
{"b":"589678","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Близость как способ полюбить себя и жизнь. The secret garden
Розы на стене
Брат ответит
Калибр имеет значение?
Сын лекаря. Переселение народов
Напряжение сходится
Сингулярность
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее
Адвент-календарь ожидания Нового года