ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все это требовало времени, денег, а главное, способности "ДОСТАТЬ".

Я плюхнулся голым задом в стоящее рядом с телефоном кресло и внимательно выслушивал льющуюся на меня информацию, подавая голос, в обусловленных драматургией монолога, местах.

Когда Вере надоело затянувшееся одиночество, она, демонстративно изгибаясь стройным спортивным телом, соблазнительно поднялась из кровати и медленно двинулась ко мне.

"Куда только делась вся стеснительность, которой ещё в прошлую встречу хватало с избытком?! Или такие чудеса сотворила первая совместно проведенная ночь?".

Дальше Розу Афанасьевну я слушал "десятой частью края уха"! Чёрные блестящие волосы, разметавшиеся по ногам, горячий Верин язык и упругая грудь, с силой придавленная к моим коленям, безоговорочно выигрывали соревнование у надтреснутого фальцета, вещавшего мне про оверлоки и прочую швейную "нечисть".

Собрав волю в кулак, я спокойным голосом попросил "бабуленцию" поручить Ладе обзвон солисток группы и назначил "деловой" ужин в ресторане "Прага", пообещав прислать за достойной леди персональный автотранспорт.

Трубка телефона предусмотрительно падает РЯДОМ с аппаратом и я, рыча от переполнявшего желания, подхватываю Веру на руки. Не обращая внимания на притворно-испуганное повизгивание, тащу свою желанную добычу на кровать.

Следующие полчаса выпали из памяти, остались только ощущения и эмоции! Сильные...

Хорошо посидели в "Праге"! Я расслабился и вкусно поел, рассказал о кремлевской репетиции и "блеснул" актуальным, для всех нас, сейчас анекдотом:

- В ателье портной долго и очень тщательно перемеряет материал заказчика.

Заказчица, глядя на это, с сарказмом спрашивает:

- Думаете, чтобы и вам хватило?!

Портной, со знанием дела:

- Важно, чтобы вам осталось!

Взрыв смеха за столом...

"Хм... и снова юмор будущего - вне конкуренции. Но это справедливо, "местные" шутки и анекдоты у меня вызывают зевоту... В лучшем случае...".

Короче, сегодня вечером я отдыхал. Изредка кивая или подавая голос с согласующими интонациями.

А вот Клаймич с Розой Афанасьевной, буквально, "прилипли" друг к другу. Она перечисляла проблемы - он записывал. Он придумывал решение проблем - она обещала помочь.

Прекрасный симбиоз... Главным достоинством которого стало то, что мое участие в "производственном" процессе оказалось не обязательным!

После десяти вечера в "Мозаичном" зале ресторана начал играть небольшой оркестр и к нашему столику потянулись любители "дивчинки". Как же не хватало рядом Лехи! Один его взгляд исподлобья мог объяснить любому, что тут ему не рады. А так, некоторые состоятельные и преуспевающие "мены" просто не могли поверить, что с ними не хотят "потанцевать". К счастью, место - приличное, обошлось без мордобоя... Решили всё словами и злым взглядом Альдоны.

После ресторана наша компания немного прогулялялась по вечерней Москве, благо стояла удивительно безветренная и сухая погода. Впрочем, как я уже для себя отметил, СЕЙЧАС гулять по Москве неинтересно. Лишь Калининский проспект, хоть как-то, был украшен световыми "изысками" и избыточно освещен, чуть в сторону - и ты оказываешься в тоскливой темноте...

В понедельник, после репетиции, я, выполняя установки "Пражского" совещания, отправился клянчить помощь к Чурбанову. Поскольку решить проблему нарядов для солисток группы к 10 ноября, своими силами, возможным не представлялось. Жутко чем-то занятый, замминистра сразу же, при мне, созвонился с женой и попросил помочь нам с ателье ГлавУПДК. А еще через полтора часа, убив время обедом в министерской столовой, я попал в цепкие руки, очень ко мне доброжелательно настроенной, и гиперактивной Галины Леонидовны.

Помнила она наше ночное знакомство в 18 отделении милиции прекрасно, да к тому же, кажется, сама была рада образовавшемуся у нее делу! Поэтому уже через 10 минут мы заходили в хорошо отреставрированный старинный особняк на Кропоткинской улице... Никаких вывесок на входе не было, зато внутри нас ожидали абсолютное гостеприимство, готовность услужить в последней мелочи и постоянное придыхание: "ах, Галина Леонидовна!..".

Поздним вечером, перед сном, я "на полном серьезе" размышлял над вопросом: "А как бы нам заманить Галину Брежневу в штат группы?!".

И было с чего о таком думать... Брежнева приехала, на встречу со мной, на черной "Волге" с водителем. А через четверть часа нашего пребывания в ателье ГлавУПДК её машина уже уехала за Ладой и Розой Афанасьевной - до них удалось дозвониться до первых! Григорий Давыдович, на "персональном Эдике" рванул из "России" в редакцию "Комсомолки". А я, "не слезая" с телефона, пытался разыскать Альдону, набирая один за другим ее рабочие мидовские номера, которые мне надиктовала Вера.

Помимо прочего, интересной была реакция Брежневой на "наших" девиц...

Смущенную Ладу, Галина Леонидовна встретила добродушной улыбкой и сразу перешла на "Ладусю". Появление Веры вызвало вздернутые брови и удивленно-одобрительный кивок её внешности. Когда же в ателье появилась припозднившаяся Альдона, дочь Генсека приложила все усилия, чтобы оставить лицо равнодушным, хотя и отреагировала на тот факт, что директор ателье знала(!) Альдону по имени.

Зато с кем общий язык дочь Брежнева нашла сразу, так это с Розой Афанасьевной и Григорием Давыдовичем! И если с хитрованом Клаймичем она была знакома, да и тот умел нравиться почти любому, то Роза Афанасьевна, минут через пятнадцать знакомства, уже даже одергивала(!) увлекающуюся Галину, когда та начинала давить на директора ателье и модельера, при обсуждении будущих нарядов... А вечером, когда мы все ужинали, после утомительных обмеров и обсуждений, в ресторане "Советский" (бывший прославленный дореволюционный "Яр"), Ладина "бабуленция" покорила Брежневу уже настолько, что безнаказанно отобрала у нее бокал с коньяком, строго сообщив, что "уже хватит"...

Как мне показалось, приехавший за супругой Чурбанов, с заметным облегчением, обнаружил жену во вполне вменяемом состоянии. На радостях, он даже четверть часа посидел с нами, выпив чаю с бисквитом.

"Если верить воспоминаниям "современников", ты свою супружницу, частенько, утаскивал домой со скандалом и под ее пьяный матерок... Да, уж... выбрали люди себе судьбу. Все было. Кроме счастья...".

Понимая, что сегодня, б0льшую часть дня, провел инертно, я решил одним ходом вновь стать "Главным действующим персонажем". Дернув Чурбанова за рукав кителя, я принялся "театральным" шепотом рассказывать ему, как нам сегодня помогла Галина Леонидовна, сколько она всего сделала и какие новаторские творческие идеи выдвигала.

"Бинго... Как с детьми! Эффективно и подленько...".

Разговор за столом увял. Брежнева, уткнувшись в полупустую чашку, напряженно прислушивалась к моим словам, Роза Афанасьевна прервав Клаймича на полуслове, стала что-то негромко рассказывать ему на ухо.

- Так что... если бы вы тогда не сказали, что надо к Галине Леонидовне... за помощью... И не знаю, что бы мы делали... - сокрушенно закончил я свой негромкий доклад...

Когда прощались, Брежнева с повлажневшими глазами обняла меня, "обчмокала" и сбивчиво выдала:

- Ты главное... не волнуйся, Витюня! Тетя Галя все сделает так... Все завидовать будут!..

"Ну, склонность к поцелуям у вас наследственная... Хорошо хоть не в губы, как "многозвездный" папа! Несчастная баба, по сути... Приглядеть за ней, что ли...".

28
{"b":"589679","o":1}