ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Удачная, да... Можно и воспользоваться... Для укрепления связей!

И оба мужика многозначительно заухмылялись.

"Понятно, с кем они "связи укреплять" собрались... Значит, все-таки, не слухи про неё и Романова..." - и я продолжил "простодушно" хлопать глазами, ожидая начальственного решения.

В итоге, мне в пару утвердили Сенчину. Я подумал, что теперь надо будет с ней связываться и приглашать в Москву, но эту функцию на себя неожиданно взял сам Щелоков:

- Я сегодня позвоню Романову... чтобы они не затягивали с её приездом, а ты завтра же утром встретишься с режиссером Концерта... И чтобы без накладок мне!

И внушительно погрозил пальцем.

В этот момент, домашний любимец Щелоковых - пушистый толстый кот с "оригинальным" именем Васька, тяжело запрыгнул на колени министра. Николай Анисимович, тут же переключил свое внимание на хвостатого жирдяя и, почесывая ему за ухом, принялся умильным голосом выяснять потребности наглой усатой морды.

Подвернувшийся случай упускать не стоило, и я снова решил блеснуть юмором из будущего:

- Если кот сидит перед дверью и ждет, что вы ее откроете, а когда вы подошли и открыли, не выходит - значит, он просто хотел, чтобы вышли вы!

На дружный смех присутствующих кот недовольно фыркнул, но министерских коленей не покинул.

-...Я сегодня могу остаться на всю ночь... если хочешь... - Вера бросает быстрый взгляд из под густых ресниц.

Я лениво потягиваюсь на кровати и, резко оттолкнувшись спиной, нависаю над ойкнувшей девушкой:

- А ррродители у наас опять нна даче? - осведомляюсь я копируя кота Матроскина.

Вера сначала улыбается, а потом на ее лице появляется незнакомое мне упрямое выражение. Она сдувает с лица прядь волос и отвечает спокойным, но напряженным голосом:

- Нет, родители дома. Просто я сказала, что переночую у знакомых...

- У Альдоны?!

- Нет. Они уже догадались, что у меня есть мужчина. Так, смысл врать?

- А ещё не догадались - кто? - небрежно интересуюсь я.

- Нет. Мы же договаривались... Я не признаюсь... никогда, - девушка прямо смотрит мне в глаза.

Молодец - твердо так сказала. Я сразу поверил, что действительно "никогда не признается".

"Ну, и славно... Этих приключений нам сейчас только не хватало. Придет время - порешаем....".

- Отлично, значит у нас впереди вся ночь!..

"Хотя, если точнее, то "только" ночь. Уже в 11-ть надо быть в ЦКЗ "Россия".

Даже Брежнева, хоть и с опозданием, но приехавшая к обеду, хорошо знала, кто такая Мария Боруховна Пульяж - главный музыкальный редактор "России" и обещала позвонить "Пусе", чтобы меня "приняли, как родного".

Щелоков слегка усмехнулся, но промолчал, видимо посчитав, что его протеже и так никто не посмеет "не принять"...

...В итоге, встать пришлось "ни свет, ни заря". Тихонько, чтобы не разбудить Веру, выполз из кровати, плотно закрыл за собой дверь спальни и, позёвывая, побрел в ванну. Но когда оттуда вышел, на кухне меня ждали скворчащая яичница, бутерброды и чай...

Не скрою, было неожиданно и о-очень приятно! Обычно по утрам я кушаю редко, а тут поел с большим удовольствием. Яичницу, конечно, испортить сложно, но всё было, именно, как я люблю: желток не растекся, лук обжарен до золотистого цвета, а колбаса порезана небольшими кусочками...

И вот, когда я надулся сладким чаем и откинулся на спинку стула, тут Вера лукаво улыбается и встает на колени...

Господи... Я растерялся... до потери дара речи... в буквальном смысле! Я вчера всего лишь пошутил, сказав, что "святая мечта" любого мужчины, чтобы женщина "этим" провожала на работу и встречала после неё: "Да ещё, чтобы напоминать не приходилось! Ха-ха-ха...".

Ну... хрен знает! Наверное, с моей стороны это некрасиво. Что-то подсказывает мне, что есть в этом нечто... нехорошее... так пользоваться чувствами и наивностью... ВЛЮБЛЕННОЙ в меня (что уж теперь?! приходится называть вещи своими именами!) и неопытной девушки...

Но, черт возьми! Это было расчудесно!!! Абсолютно неожиданно и феерично!!!

Да ещё и утром... Знающие, да поймут...

Из квартиры я вышел на подрагивающих ногах и с дебильной улыбкой на всю счастливую морду.

"ДА, ЭТО БЫЛ САМЫЙ ВКУСНЫЙ ЗАВТРАК В МОЕЙ ЖИЗНИ!".

8

На встречу с "Пусей" пришел уже вполне информированный человек.

Еще в ванной я раскрутил "калькулятор" отверткой, а потом в пустом сквере, не рискуя даже полностью вынуть айфон из портфеля, почитал, что это за "персонаж".

Одна из статей в рунете называлась незамысловато - "Первый советский продюсер". Какие только дифирамбы не пели наши "маститые и заслуженные" этой тёте! Хвалебный елей лили Кобзон и Райкин, Магомаев и Леонтьев, Лещенко и Добрынин, Архипова и Лиепа, Барышников и Максимова... проще перечислить тех, кто не отметился в перечне.

"Непростая тётя, Витюше пока не по зубам... Примем к сведению...".

Вопреки опасениям, "тётя" приняла меня превосходно. И сразу начала рассказывать, как она восхищена моими песнями и какое у меня большое будущее впереди! Совсем низенькая, полноватая еврейка "за полтинник", постоянно улыбаясь и называя меня "Витенька", пообещала всю возможную помощь. Мою идею, с фотографиями на "заднике", приняла "на ура", а, услышав об участии Сенчиной, и вовсе чуть не прослезилась:

- Я так люблю Люсеньку! Она такая талантливая и безумно красивая...

И только черные, на выкате, бесстрастные глаза ежесекундно изучали меня, как под микроскопом, не давая поверить расточаемым улыбкам.

"Не знаешь, как себя вести на встрече - копируй манеру собеседника", - этот незыблемый постулат переговорщика я знал хорошо, поэтому тоже беспрерывно улыбался, а в разговоре, то и дело, "проговаривался":

- Да, "тётя Галя" обещала все организовать... "Николай Анисимович" приказал дать фотографии... Спасибо большое, но "дядя Юра" уже прислал за мной машину...

"Уясни сразу, что со мной связываться - себе дороже...".

Вроде прокатило.

Из дирекции Центрального Концертного Зала, который ещё не "Государственный", потому что все вокруг "государственное", я вышел улыбающийся и злой.

"Да, на этой поляне "нас не надо"... И попытаются сожрать, при первом же удобном случае. Ну, да ладно... "жралка" у вас на меня еще не выросла... А вот бокс сейчас и, правда, не вовремя...".

"Двушкой" я одолжился у водителя:

- Григорий Давыдович, приветствую вас! Монтируете? Почти, закончили? Это - замечательно! Тогда у меня к Вам просьба, пусть Коля обзвонит наших девиц на общий сбор... И Татьяна Геннадьевна, если сможет, тоже пусть подъедет... Я тут песню новую сочинил, а сегодня вечером улетаю в Ленинград. Так что это срочно...

...Когда я приехал на Селезневскую , в нашу(!) "Музыкальную студию МВД СССР", выяснилось, что Клаймич и Завадский возились там с самого утра: заканчивали монтаж драгоценной аппаратуры, что-то паяли, что-то настраивали... Параллельно с этим, и под их присмотром, в здании (в воскресенье!) работала строительная бригада - двигали перегородки, делали косметический ремонт и доводили до "абсолюта" звукоизоляцию.

А на первом этаже сидел вооруженный милиционер - Чурбанов предусмотрительно поставил здание под охрану. Впрочем, оно и понятно - такие деньжищи вбухали в студию и инструменты.

32
{"b":"589679","o":1}