ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Простите меня, пацаны... Вы - настоящие герои, но сегодня "героем" тут будет другой.

Изредка кадры официальных съемок чередуются с "трудовыми буднями". Нам с трудом, но удалось выбрать несколько снимков, где и рядовые милиционеры, и офицеры улыбаются или даже смеются.

Этих фотографий немного, да и то, пришлось специально напрягать милицейского "завхоза" Калинина, чтобы их достать. Поэтому они и держались в запасе - к началу третьего куплета:

Это значит, что в этом суровом бою
Твой ровесник, земляк, твой сосед
Защищает любовь и надежду твою,
Твоих окон приветливый свет.

На "защищает любовь..." на экране появилась первая из тех фоток, ради которых мама возвращалась в Ленинград. Мне очень настойчиво пришлось убеждать Щелокова, чтобы он дал согласие, дабы его изображение, да еще и в таком "ракурсе", появилось на экране.

"И нескромно, видишь ли, ему... и не солидно!"

Для "уравновешивания", министр, всё же, настоял, чтобы в фоторяд втиснули и "дорохохо Леонида Ильича".

"Да, пожалуйста... Кто бы спорил...".

Во весь экран появляется то самое изображение, когда моя смеющаяся рожица высовывается из-под локтей улыбающихся Щелокова и Чурбанова. Но начавшийся смех в зале резко прерывается... На следующем кадре я с закрытыми глазами лежу на больничной койке, а рядом склонившаяся медсестра. Третий кадр - Леонид Ильич цепляет мне, еще пионеру, на грудь медаль...

В зале опять начинают аплодировать. То ли мне, то ли изображению генсека, который вживую восседает в первом ряду, рядом с большинством членов Политбюро.

Четвертый куплет у Муромова предполагал экспрессию и я, наконец-то поднявшись, вовсю "заголосил":

Охраняя всё то, чем мы так дорожим!
Он ведёт этот праведный бой.
Наше счастье и труд, нашу мирную жизнь
От беды заслоняя собой!

Фотографии милиционеров опять стали менять одна другую. Появились групповые снимки, награждение красным знаменем на каком-то собрания и даже парочка панорамных - с торжественных построений.

Пятый куплет повторял первый и, резко снизив "накал", я спокойно закончил:

...Но простые и строгие слышим слова:
"Боевым награждается орденом"...

Не ошибся. Все рассчитал верно. "Громкие продолжительные аплодисменты" - пожалуй даже, "переходящие в овацию"!

"Ишь, как вы растрогались, дорогие товарищи... Погодите - посмотрим, как вы будете хлопать, услышав "02"!"...

Я несколько раз "неловко" кланяюсь и "растеряно" развожу рукам - аплодисменты только усиливаются...

Проскользнув за кулисы мимо многообещающего взгляда Марины Боруховны - пока занятой, вместе с помощниками, выпуском на сцену ансамбля "Березка", я попадаю в объятья Клаймича и Завадского.

- Витя! - наш директор перевозбужден и даже не старается этого скрыть, - сильно... очень сильно... с фотографиями - это отлично получилось!

Дело в том, что во избежание ненужных разговоров, на репетициях помощники Пульяж, замещавшие дикторов, перед моим выступлением зачитывали просто название песни, а фоторяд содержал только фотографии милиционеров. Поэтому мои фото для Клаймича были такой же неожиданность, что и для зала.

Коля Завадский вторил Григорию Давыдовичу, но я видел, что "Березка" уже вся вышла на сцену и мне пора удирать, прежде чем за меня примется разгневанная Мария Боруховна.

"Прям "Человек с тысячей лиц", епть!" - я стоял перед зеркалом в просторной, хотя пока и необставленной, прихожей нашей новой московской квартиры и увлеченно корчил рожи.

Вот лучезарность улыбки Лады, вот милое обаяние Веры, а вот и морозящее высокомерие Альдоны...

"Хм... А мне тоже идет! Только над выражением глаз надо поработать. У прибалтки взгляд абсолютно уверенного в себе человека. Такое изобразить непросто - таким надо реально быть...".

Я меняю позу. Теперь Клаймич - сначала скептически вздернутая бровь, а затем дружеское расположение к собеседнику... Ха!

Мрачное недовольство Ретлуева, азартная бесшабашность Лехи, легкая застенчивость Завадского... Нет, реально, в этой жизни способность к копированию у меня развилась чрезвычайно. Может потому что в прошлой я рос собой, а в этой... В этой я как шпион "на холоде" - приобрел способность моментально мимикрировать под обстоятельства.

А что еще ждет впереди...

Я задорно улыбаюсь зеркалу, не забывая демонстрировать белые зубы. Еще летом в Сочи, наверное, с полчаса совал себе в рот мамино карманное зеркальце и светил фонариком - пытался найти пломбы или кариес. Хрентушки! То ли нет ничего, то ли не нашел. Надо бы сходить к стоматологу - провериться, хотя идея добровольного визита к зубному звучит дико.

Я благодарно улыбаюсь, кланяюсь своему отражению и прижимаю кулак к сердцу. В голове опять всплывает яркий свет прожекторов и овация вставшего зала...

По большому счету, я ничуть не сомневался в успехе песни "02". Да, и никто не сомневался, из тех, кто её слышал! Эта песня и в "моё" время была очень удачной и вызывала теплые чувства, несмотря на все то неприязненное отношение общества к продажным, невежественным и тупым "полицаям". А "тут" такая песня объективно НАМНОГО лучше, чем пресловутая "Если кто-то, кое-где у нас, порой...". Как там в КВНе пели? "Наша служба и опасна и трудна, и на первый взгляд как-будто не видна, На второй как-будто тоже не видна, и на третий тоже-еее..." Ха-ха!

Но представить, что заключительная песня Концерта будет иметь такой ошеломительный успех, я и надеяться не смел... А когда наши девушки завершили свое выступление, у меня, вообще, зародился червячок сомнения. Здоровый такой червяк. С питона...

Уж слишком хорошо принял зал дебют ВИА "Красные звезды"! Хлопали так долго, что наши "Пожелательницы счастья", по указанию Пульяж, даже вышли на повторный поклон. Я тогда ещё подумал: вот кому надо сейчас "пробисировать" припевом еще разок! Но этого не было в сценарии и, поклонившись, "звездочки" покинули сцену окончательно.

А пока я вместе со всеми поздравлял раскрасневшихся и радостно улыбавшихся "одногруппниц", мою голову с непрошенным визитом посетила невеселая мыслишка: "А удастся ли МНЕ раскачать этот зал ЕЩЕ РАЗ на такие же эмоции?".

В любом случае, концерт подходит к концу и ответ на этот вопрос я сейчас узнаю...

...Опять полумрак на сцене. Опять я выхожу в круге света. Из нового только яростное шипение Пульяж мне в спину:

- Виктор! Категорически! БЕЗ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ! Я умоляю!

Ну, ее понять можно...

С противоположной стороны сцены, тоже в круге света, навстречу мне вышла Сенчина. Мечутся тревожные синие всполохи, звучит сирена и имитация переговоров по рации: "Всем постам! ...на пересечении ...проспекта и ...улицы наезд на пешехода... Повторяю... наезд на пешехода... Водитель пытается скрыться! Веду преследование... Вызов по 02... вызов по 02... "Скорая" нужна?!... Уберите детей!.. Держите периметр...".

41
{"b":"589679","o":1}