ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Не зря я их фотографии запоминал и имена с отчествами зазубривал с айфона. Хоть понимаю теперь, кто есть кто...".

Неожиданно секретарь ЦК по кадрам Капитонов вспоминает про мой марш, который все вместе пели на охоте и Устинов сразу же обещает дать приказ Александрову со мной связаться.

- Давай, Дмитрий Федорович... хм... давай... - поощрительно кивает генсек, - Витюша хорошие песни пишет хм... правильные... Вон и на комсомол, и хм... для милиции... Пусть теперь и в армии будет!..

Еще успеваю пару раз вякнуть про то, как сильно помогают Николай Анисимович и Юрий Михайлович - довольный Брежнев поучительно поднял вверх указательный палец и заявил:

- Это правильно... хм... молодым талантам надо помогать! Главное пиши хм... побольше хороших песен!

Как говорится - "15 минут общения с богами".

При прощании, мне вручают в подарок... три книги: "Малая земля", "Возрождение" и "Целина".

С автографом АВТОРА!

"Виктору. С пожеланием творческих свершений на благо нашей Великой Советской Родины. Леонид Брежнев. 10.11.78".

...Белазар отловила меня после уроков. Дома наши стояли напротив друг друга и имели общий двор, поэтому идти из школы было по пути.

- Ты на самом деле уезжаешь жить в Москву? - одноклассница шла рядом, её голос звучал непривычно глухо, но нейтрально.

- Да... Там музыкальная студия и люди с которыми я должен буду записывать песни... - свой предстоящий отъезд в столицу я хоть и не афишировал, но директор и учителя об этом уже знали. Так что и для одноклассников эта информация не долго оставалась тайной.

- Жаль...

- Мне тоже, - вежливо соврал я. После того как я резко повзрослел и стал знаменитостью, а особенно после того случая в райкоме комсомола, я видел, что стал нравиться Белазар. А когда мы кому-то нравимся, нам это... нравится! Так что, на симпатию девушки мне было пофиг, но я старался быть с ней вежливым.

Ранний, еще неустойчивый, снежок легко похрустывал под ногами. За прошедшую ночь город полностью "очистился" от осенней грязи и слякоти, поэтому идти домой было легко и весело. Под это настроение просьба Белазар дать ей переписать магнитофонную запись песни "02" не вызвала у меня никаких возражений.

Мы поднялись на четвертый этаж и пока Ольга с любопытством изучала обстановку моей квартиры, я начал подбирать кассету, которую мог бы ей презентовать. Благо Клаймич дал несколько - "на подарки"...

Ну, скажу честно! Для меня было большой неожиданностью, когда мягкие и неумелые губы одноклассницы ткнулись в мои, а ее руки обвили шею!

Черт его знает! Если бы сразу, на следующий же день после концерта мы, с мамой и дедом, не вернулись в Ленинград... Если бы нам с Верой хотя бы один свободный вечерок... Мдя...

А так... Сначала мы просто целовались. Точнее сказать, Оля этому училась на мне! Потом... Ну, зачем ей это вообще надо? Знает, что я уезжаю - перспектив нет. Нет же - сама полезла!

Причем, не только полезла, но и когда мои руки стали тискать ее приятно-крепенькую грудку - сначала замерла, а потом, не возражая, продолжила целоваться. Ну, раз так... И мои лапы стали "гулять" по всему телу девушки: спортивная попка, крепкий подтянутый животик, гибкая талия. Стройная, но не худая, явно, занимается каким-то спортом ("никогда не интересовался, чем живут мои одноклассники, вне школы... что-то знаю только про Димку и Рому..."), ничего не умеет, боится, но "идет вперед"... Единственная симпатичная девочка в классе. Смугленькая. По-моему, мама молдаванка...

Интересно даже, когда она "нажмет на тормоз"?!

"Нажала", когда моя рука попыталась залезть под резинку колготок.

- Вить... Не надо! - прерывистым шепотом, но настойчиво. Так, что и правда понятно, что "не надо". Не пустят!

Ну, хоть какая-то разрядка! После всей той нервотрепки, которая была с этим чертовым чемпионатом, репетициями и концертом...

...Тогда, после милицейского концерта, мы все собрались в "Кремлевском" ресторане гостиницы "России". Хорошо, что мудрый Клаймич заранее договорился с директором, чтобы зал закрыли для постороннего обслуживания. Может нас и получилось, не бог весть сколько - всего 24 человека, но ведь во главе с дочерью Генерального секретаря! Хотя сумма за "закрытое" обслуживание в 750 рублей меня сильно впечатлила. И это не считая прейскуранта!

"Ни хрена себе цены в СССР бывали! Впрочем... я тут много нового для себя в последнее время открываю. И чувствую: то ли еще будет...".

На концерт, в котором выступала их дочь, из Ама-Аты прилетели родители Лады! Так я впервые увидел и познакомился с Владимиром Андреевичем и Татьяной Тихоновной Гребнёвыми. Владимиру Андреевичу было за пятьдесят, подтянутый, в хорошей форме, шевелюра без намека на лысину и удивительно немного седины, для его лет. Строгий серый костюм и одинокая звезда Героя Социалистического Труда на лацкане. Вот, те и на!

Его супруга - Татьяна Тихоновна, была невысокой, довольно стройной женщиной, в скромном платье, почти совсем седая, с приятным добрым лицом и постоянной улыбкой!

"Ага! Узнаваемая лыба... По ней очевидно, что дочку в роддоме не перепутали!".

Если Лада к родителям льнула, то Роза Афанасьевна, в основном, общалась с моим дедом. Я даже не смог вспомнить, чья она мама, Владимира Андреевича или Татьяны Тихоновны.

Вообще-то родители Лады были неожиданно... пожилыми. Явно, родили дочку, когда им было хорошо за тридцать. Сейчас это большая редкость, и если Верин папа не намного младше Ладиного, то её мама младше Ладиной лет на 12-15!

Самым удивительным можно было считать приход Альдониного "папахена". Нет, я, конечно, хорошо знал на чьи имена заказывал Чурбанову билеты на концерт, но то что Имант Янович снизойдет до ресторанных посиделок - не ожидал. Еще более удивительным мне показалось его общение с Ретлуевым. Оба встали у одной из колонн и через некоторое время разговорились. Даже чему-то улыбались, в процессе!

"Вишенкой" на торте нашей компании, слегка перезрелой, но от этого не менее статусной, конечно, была сама Галина Леонидовна! Но и присутствие Сенчиной с ее то ли помощницей, то ли администратором, на фоне дочери Генсека, не терялось. Собственно, мы с Лехой ленинградок и развлекали! Поскольку со всеми остальными, кроме Клаймича, Сенчина, и, тем более, её спутница, знакомы не были.

А сам Клаймич успевал сунуть свой "общительный" нос в каждую из небольших групп, на которые разбилась наша неоднородная компания!

С некоторым напряжением, я понаблюдал, издали, и за тем, как оживленно-эмоционально общаются друг с другом мама и Галина Леонидовна.

"К добру ли?..".

Наконец, прозвучало приглашение всем занять места за одним большим столом и директор нашей состоявшейся(!) группы призывно постучал ножом по пустому хрустальному бокалу...

Много речей... Много тостов, поздравлений. Тамада из Брежневой был, как бы и не хуже, Клаймича! Так они поочередно и "тамадили" за столом...

А потом уже случилась НАСТОЯЩАЯ сенсация - в ресторан пришли Щелоков с женой и Чурбанов с... Романовым!

Бледный директор ресторана сначала долго и нервно кусал в углу губы и, наконец (как мне потом с хохотом рассказывал Клаймич), протиснулся к Григорию Давыдовичу и срывающимся "от нервов" шепотом сообщил, что спецобслуживание "членов Политбюро и Правительства в нашем ресторане бесплатное, поэтому 750 рублей мы обязательно вернем... Что ж вы сразу-то не предупредили?!!".

Вот тогда этот знаковый разговор и произошел... Щелоков целенаправленно подошел знакомиться с моей мамой, правда взяв с собой супругу, и колесо судьбоносного разговора закрутилось: переезд в Москву, квартира, трудоустройство в системе МВД и т.д.

43
{"b":"589679","o":1}