ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неслучайная жертва
ANTI-AGE на каждый день: управление красотой
Муля, не нервируй меня!
Ермак. Телохранитель
Отключай
неНумерология: анализ личности
Домашний юрист. Все что нужно знать о своих правах
Русская литература: страсть и власть
Странная страна
A
A

Все просто... "Проектор" для айфона я изготовил в соответствии с инструкциями найденными на You Tube. Фотки, заранее подобранные на "модных" сайтах, выводились на вывешенную простыню и снимались на "Зенит", заправленный сверхчувствительной импортной пленкой.

Когда пленку проявили в мастерской, полученный результат хоть и выглядел удручающе, но... его было достаточно для понимания замысла.

- С журналов буржуинских что ли снимали?! - добродушно усмехаясь в прокуренные усы, поинтересовался у меня пожилой фотограф.

- Не-е... - я равнодушно помотал головой, - это пересъемка уже с фотографий...

- А... То-то я смотрю качество совсем дрянное... Но, что принес, то и отпечатали... С тебя два рубля семьдесят четыре копейки...

Львова выглядела гораздо лучше, чем во время нашей первой встречи. Лицо посвежевшее, легкий макияж, светлые волосы отросшей стрижки убраны назад в аккуратный хвостик, одета с несомненным вкусом.

Впрочем, последнему обстоятельству у модельера, наверное, удивляться не надо...

Закусив нижнюю губу, женщина долго и внимательно изучает бледные размытые фотографии. Затем поднимает на меня ничего не выражающий взгляд:

- Качество снимков плохое - замысел понятен, но отдельные детали видны плохо, поэтому результат от оригинала может отличаться.

Мы сидим в нашей шикарной студийной "переговорной". Клаймича пока нет, поэтому разговор идет тет-а-тет.

Львова чувствует себя неуютно. Она уже ждала в холле, когда Леха привез меня из школы и не могла не видеть, как дежуривший на входе сержант вскочил и отдал мне честь.

Хотя, секрет невеликий! Мы их бесплатно кормим в нашей столовой, а Клаймич, к тому же, расщедрился на мягкое кресло и маленький телевизор, вот они и пытаются как могут выразить свою признательность.

Да и все остальное: отдельное здание, практически, в центре Москвы, "мвд-шная" вывеска на дверях, хороший ремонт, дорогая импортная мебель и, самое главное, три просторных помещения с дефицитнейшим оборудованием под "её" ателье - все это, явно, намного больше, чем представляла себе "упавшая звезда" московского мира моды.

Я пожимаю плечами:

- Пусть отличается сколько угодно... Лишь бы в лучшую сторону. Мы же не копировать вас позвали... Роза Александровна говорила, что вы - талант. А нахрена нам нужен талант в роли куска копирки. Смотрите на "ихние" тенденции и делайте свое...

Выражение лица Львовой, с несколько удивленного прозвучавшей грубостью, сменилось на задумчивое и, как мне показалось, в глазах мелькнуло облегчение.

Она немного помолчала, а затем так же сухо, как и раньше, поинтересовалась:

- Кого-то можно будет привлечь в помощь? Но это - дополнительные расходы...

Для придания весомости моменту, я изобразил раздумье, а затем поинтересовался:

- Сколько вам нужно будет помощников?

Ответ последовал незамедлительно:

- Хотя бы один... Это, действительно очень ускорит процесс и избавит от потери времени на всякую неквалифицированную "мелочёвку"... А "в идеале", конечно, трое...

Я понятия не имел о нашем "штатном расписании" - как-то забыл поинтересоваться им у Клаймича - точно знаю, что пока официально на работу в Студии оформлены только Леха, Завадский, барабанщик Роберт и сам Григорий Давыдович, а вот сколько и кого можно брать еще...

- Неофициально можете привлекать сразу троих, заплатим хорошо, а с оформлением вопрос решится несколько позже.

Львова быстро кивнула - ее настроение, явно, улучшалось.

- Вам есть с кем оставить сыновей? В начале января, нужно будет поехать с группой в Италию...

Ага! Добил... Вон как глаза округлились!

Впрочем, в сторону воспоминания, если не ошибаюсь, меня ждет интересная беседа... И даже догадываюсь на какую тему.

Согласно киваю Альдоне, подчеркнуто вежливо прощаюсь с Надеждой Алексеевной - нашей "мучительницей" итальянского и топаю в директорский кабинет.

Через пару минут появляется и её Снежное Величество. Рассматривая как Альдона усаживается в кресло напротив, ловлю себя на мысли, что ни разу не видел ее без одежды. Точнее, не видел ее в купальнике. Хоть и провели лето, как бы, вместе, но загорали всегда на разных пляжах. Да и одевалась девушка всегда в "длинное" и "просторное". Если Вера могла надеть короткое платье или юбку выше колен, то прибалтка, в основном, ходила в белых льняных штанах. И лишь изредка надеваемые джинсы не давали усомниться в том, что ноги у девушки длинные и ровные, а фигура отличная. В ее движениях не было, так называемой, девичьей грации, это были сдержанные и скупые движения абсолютно уверенного в себе человека.

- Не весна, врооде... что ты слююни пускаешь?

"Тьфу... зараза белобрысая!"

На автомате отбиваюсь старой "похабкой":

- Хочу всегда, хочу везде, хочу на суше и в воде!..

Альдона некоторое время молча меня рассматривает, затем ее скульптурные черты лица чуть заметно смягчились:

- У тебяя что-то не таак?

Вымучено улыбаюсь и хочу еще раз отшутиться... но тут происходит, почти, катастрофа. Буквально лишь намек на сочувствие от человека, от которого это можно было ожидать менее всего и запредельное напряжение последнего месяца, хроническая усталость, эмоциональное истощение и начало осознания ничтожности своих усилий начинают ломать ту плотину из нервов и воли, которая, до сих пор, позволяла держаться.

Только почувствовав, как слезы неудержимо устремились к глазам, вскакиваю из кресла, и со словами "я сейчас!", успеваю заскочить в "комнату отдыха".

"Вот она и пригодилась! Вlya, "финт Романова"... Позорище-то какое...".

Опасаясь, что Альдона может последовать за мной, запираюсь в туалете и с силой луплю себя по щекам. Подставляю лицо под ледяную струю воды и довольно быстро прихожу в себя.

Прямо из бутылки делаю здоровенный глоток армянской "микстуры Клаймича" и с вальяжным видом и ленивой полуулыбкой возвращаюсь в кабинет.

Хвала небесам! Ну, или где ОНИ там... Меня хоть и ждут, но вовсе не для того, чтобы одолеть заботливыми вопросами.

Кабинет полон народа - приехали Клаймич с Галиной Леонидовной, подтянулись Вера с Ладой, к тому же Альдона, по-прежнему, сидит в кресле. Причем она единственная, кто не реагирует на мое появление.

- Ага! А вот и он... - Брежнева благоухающая "Шанелью" и разрумянившаяся с мороза, притягивает меня за плечо и чмокает в щеку, - ...итак, внимание! Завтра все присутствующие идут...

Повисает интригующая пауза. Клаймич стоит у стола и тоже, изо всех сил, изображает загадочный вид.

- ...все присутствующие идууууут... НА КОНЦЕРТ "БОНИ М"!!!

"Ну, конечно же! Черт... совсем вылетело из головы...".

10 

Первые "непонятки" начались... с погоды.

"Сорокоградусные морозы" при которых, по воспоминаниям очевидцев, проходили гастроли группы, в реальности не дотягивают даже до минус десяти. Ночью я предусмотрительно просмотрел несколько архивов погоды, но везде было одно и то же: от шести до девяти ниже нуля. К -30*, да и то - сначала только по ночам - столбик термометра станет подбираться дней через десять.

Дальше - больше... "Тысячные толпы москвичей, старающихся прорваться на концерт через многочисленные кордоны милиции" были представлены, едва ли двумя-тремя сотнями человек, столпившихся около входа в ЦКЗ и жадно ищущих "лишний билетик", в попытке припасть к роднику капиталистической поп-культуры.

Да и самих милиционеров наблюдалось, от силы, человек двадцать - не больше, и тоже только непосредственно у входа в "Россию".

52
{"b":"589679","o":1}