ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В "канонической" версии истории - из айфона, эту песню в финале "Песни года" исполняла Людмила Сенчина. Сейчас же она поет "мой" "Теплоход" и вместе со мной "02". А вот "Камушки" Рождественского исполняет Толкунова. Пьеха же, в отличие от "основной" версии истории, теперь выступает с двумя песнями, вторая - "моя", уже ставшая сверхпопулярной "Карусель", а первой она оставила "Придет и к вам любовь", всё того же Рождественского. Хотя "Семейный альбом", как мне кажется, гораздо интереснее и динамичнее. Зато у Ольги Воронец теперь только одна песня, а Татьяна Кочергина, со своими дурацкими "Уроками музыки", и вовсе выпала из финального концерта.

И это только то, что я успел заметить на двух репетициях.

В айфоне эти изменения никакого отображения не нашли.

Мдя... Версий, по этому поводу, у меня может быть сколько угодно. А вот какая из них правильная - покажет время.

Или не покажет...

Пожелание Лапина ко мне - подстричься, переданное Клаймичем, я пропустил мимо ушей. Правда, по уверению Григория Давыдовича, оно прозвучала не слишком категорично.

На сегодняшний день цвет моей шевелюры окончательно превратился в полноценного блондина. Волосы уже стали светлее Лехиных, хотя пока и не дотягивали до "белой бумаги" Альдоны. Но, в отличие от "природных" блондинов, у меня поменялся только цвет волос, но не их структура - грива, по-прежнему, оставалась очень густой. Более того, мои постоянные зачёсывания вверх и закрепление результатов при помощи лака, дали неожиданный результат. Волосы, "сами по себе", стали стоять "торчком", достаточно было их только высушить после утреннего душа.

Я понимал, что в жизни так не бывает, но, как обычно в такой ситуации, старался просто об этом не задумываться. Ну, "модернизировалась" прическа, и слава богу...

Главное, что получившийся результат, меня абсолютно устраивал: длинный "ёжик" спереди, остриженные волосы по бокам и, в меру, отросшие сзади, закрывающие воротник пиджака. В итоге, вышло стильно и красиво!

Вкупе с моей смазливой рожей и спортивной фигурой, все выглядело привлекательно и... сексапильно. Добавил бы ещё, что и чуть "педринно", но не хочется портить себе настроение.

Осознанно делая ставку на телевидение, клипы и видео, я по вечерам частенько запирался в своей комнате, включал айфон и учился работать на камеру. То копируя уже привычные маски - "высокомерие Альдоны" или "улыбку Лады", то брал одёжную щетку на роль микрофона и отрабатывал взгляды, ракурсы, подмигивания, гримасы грусти или радости, последовательно изображая то милого подростка, то объект вожделения.

Нет, все-таки правы были предки, в актерстве и лицедействе слишком много от "первой древнейшей".

Утро пятницы началось "волшебно"...

Без двух минут семь.

Неожиданным звонком в дверь.

Еще даже мама не встала... Оба сонные, едва продрав глаза, мы с ней столкнулись в коридоре, выскочив каждый из своей комнаты. Мама накинула халат (красивый, шёлковый индийский, от Шпильмана-мл.), а я еле успел натянуть спортивные штаны, но, на автомате, ухватился за золотой кинжал. Тот самый: "На добрую память. Л.Брежнев".

А красоте не всегда бываешь рад!

На площадке стояла Альдона. В красной куртке и лыжных штанах. На голове вязаная шапочка с помпоном. Тоже красная. Насмешливый взгляд, раскрасневшееся с улицы лицо. Чудо - какая свеженькая и красивая девушка!

Я все понял без слов. И больше всего сейчас хотелось захлопнуть дверь прямо перед лицом красавицы. Да так, чтобы дверь от силы хлопка выгнулась, как в мультфильмах, и задела по носу чертовой прибалтке.

"Чёртова прибалтка" тоже все поняла по моему взгляду и ее лицо осветила столь редкая на нем улыбка:

- Доброее утроо!..

...Господи! Неужели и её так тренировали?!

Недалеко от моего дома полупустырь. Наверняка, тут скоро построят дом, а пока в наличии только небольшая детская площадка, кусты и редкие деревца.

Еще вчера на улице было минус десять, а сегодня оттепель... Мокрый тяжелый снег липнет на кроссовки, грязные брызги летят во все стороны при каждом нашем шаге. Спортивный костюм насквозь мокрый. На мои ноги и руки одеты какие-то самодельные, но очень качественно сделанные "утяжелители". Пот заливает лицо, легким не хватает воздуха... С диким трудом перепрыгивая кусты и "пиля" прямо по нетронутой целине, наперекор всем тропинкам, я уже несколько раз должен был упасть, но эта гадюка бежит рядом, и каждый раз успевает меня поддержать...

В школу я опять не иду - просто не могу. С трудом выполз из ванной и еле доковылял до кровати. Теперь лежу уткнувшись мордой в подушку, и мечтаю сдохнуть.

На кухне белобрысая гадюка и "мамонт", уже отвезший маму на работу, с предельным цинизмом доедают мой завтрак. При мысли о еде меня едва не тошнит...

"Это откуда же она знала про пустырь... Не иначе, как вчера приезжала на рекогносцировку местности... А утяжелители, похоже, корейские. И даже одежду сменную взяла с собой...".

От усталости я не могу пошевелиться. Слышу, что латышская садистка зашла в комнату и молча стоит на до мной. Не реагирую даже тогда, когда она начинает стаскивать с меня штаны...

Последнее, что помню, перед тем, как отключился, это когда меня стали "растягивать" - "Большой брат" удерживал за ноги, а Альдона тихонько тянула то за голову, то за руки. Ещё пару раз я просыпался, когда меня переворачивали и осторожные руки снова то мягко, то сильнее давили разные точки на моем теле.

- Имей в виду... - я прервался, запихивая в рот, отобранный у "мамонта" кусок яичницы, - я тебя ненавижу...

Разбудили меня на обед. "Жрун" напал такой, что Лехе пришлось даже делать дополнительно жарить омлет, чтобы не остаться голодным.

Белобрысая зараза безмятежно усмехается:

- Зато можешь радоватьсяя... Ты оказалсяя покрепче, чем я думалаа...

Заметив нездоровый интерес, с которым я рассматриваю нож для масла, "мамонт" предусмотрительно перекладывает его подальше.

Альдона деловито смотрит на часы и командует:

- Подъем, через час у тебя запись песни...

Как ни странно, но когда мы входим в Студию, чувствовую я себя вполне бодро и работоспособно.

...В силу неоднократных тренировок с айфоном, записать фонограмму и отработать "Цветы" на воскресной Генеральной репетиции в "Останкино", мне никакого труда не составило. Девчонки изображали бэк-вокал, а я дисциплинировано выполнял указания режиссёра - "встань туда, смотри сюда".

"Ничего... Пуся в "России" от меня самодеятельности тоже не ожидала... Так что пока "мели... Емелевич", а там - видно будет!".

19.12.78, вторник, Москва (10 месяцев моего пребывания в СССР)

"Там" наступил во вторник...

Концерт был рассчитан почти на три с половиной часа, да еще и получасовой антракт. В отличие от моих предыдущих выступлений, все это время я должен был, как пай-мальчик, просидеть в зале с мамой. Режиссеру концерта, видимо, показалось, что "мамарядом" будет удачно компенсировать отсутствие у меня второго соавтора!

Так что если к пяти просмотрам "Песни 1978" на айфоне, добавить еще четыре репетиции, то сегодня я был обречен десятый(!) раз вкусить "достижения советской эстрады".

71
{"b":"589679","o":1}