ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Песня "Ноль два"... Автор музыки и слов - Виктор Селезнев...

Стоящая рядом радостная и раскрасневшаяся Сенчина, "возвращает" мне мои аплодисменты, и еще раз треплет по макушке, вызывая смех и улыбки хлопающего зала...

12 

...К моменту возвращения всех артистов с финального выхода, в гримерке нас ждали незабвенная Галина Леонидовна и её лепшая подруга - Светлана Владимировна Щелокова!

Билеты на концерт я им обоим "достать", конечно, не предлагал! Да и вообще, как я понял, сидеть в зале, в котором все "непростые" люди Брежневу и Щелокову хорошо знают, и обязательно начнут приставать с приветствиями или просьбами, им совсем не улыбалось. Но и пропустить выступление ансамбля, в успех которого обе так сильно вложились, было бы выше их сил. Поэтому, подруги "устроились"... в аппаратной режиссера! Руководство "Останкино" подсуетилось и быстро соорудило в помещении три кресла и столик с кофе и пирожными. Вот там, за затемненным стеклом, в компании Энвера Мамедова - первого зама Лапина, обе гранд-дамы советского " высшего света" весь концерт и отсмотрели. И, соотвественно, оказались свидетелями нашего триумфа, в полной мере! А затем пришли за кулисы поздравить "самый талантливый и самый красивый ансамбль страны"!..

...И только в "Праге", когда у всех присутствующих закончили фонтанировать первые - самые яркие эмоции от наших "фееричных" выступлений, и хлопки открывающихся бутылок "Советского шампанского" стали пореже, Клаймич, призывно кивнул мне, ненавязчиво увлекая Брежневу и Щелокову в сказочный зимний сад ресторана.

Мдя... И ведь не скажешь, что в Григории Давыдовиче "умер артист" - таки, на эстраде человек работает, но то что его потенциал в "драме" еще только ищет выход своему таланту - это однозначно!

Огорченный, приправленный нотами трагизма рассказ Клаймича искренне поразил обеих "царственных" подруг.

- Что?! Вот так и отказался выходить, когда девочкам надо было переодеваться?! - неверяще переспрашивает дочь Генсека и поражено смотрит на меня.

Скорбно пожимаю плечами и хмурюсь. Рядом, в унисон, тяжело вздыхает Клаймич.

- И правильно ему врезал!!!

Все-таки, Галина Леонидовна, реально хороший человек! Что бы там ни было, и что бы потом про нее не писали. Только доверчивая слишком, добрая излишне и отзывчивая чересчур! Гы!..

Щелокова - практичнее. Спокойнее. И, думаю... умнее.

- Галюсь, успокойся... Сейчас давай с праздником закругляться и поедем к тебе почаёвничаем. Там ребята всё, еще раз, спокойно расскажут... Глядишь, и Юра с работы подойдёт... Нам эту историю надо ПРИНЕСТИ ПЕРВЫМИ...

Тоскливо высиживая на уроке анатомии, и в пол уха слушая монотонные откровения "биологички" о гигиене, я искренне пытался разобраться, на кой хрен мне, вообще, потребовалось устраивать этот "грузинский" геноцид. Ведь легко можно было все решить без кулаков.

Нет, перед лицом своих "высших милицейских покровителей" я сумел выкрутиться, не то что без особых проблем, но даже с прибылью... Поздним вечером того же дня - сначала перед Чурбановым, а на следующее утро уже и лично перед Щелоковым, мною была нарисована душераздирающая картина постоянных преследований и провокаций со стороны "маститых мэтров". Здесь правду и ложь я, без комплексов, мешал в одну кучу. Не погнушался даже откровенной клеветой...

Абстрактным и конкретным "мэтрам" мною было приписано всё. И их откровенная грубость во время записи "Комсомола" в "Мелодии". И злобные реплики и взгляды на Дне Милиции, когда выяснилось, что всем артистам придется выходить на сцену под нашу заключительную песню. И запрет на любые "хождения" по сцене на "Песне года"...

- Пугачевой разрешили "петь" вообще без микрофона! Даже девчонка из Детского хора бегала по всему залу, "Пламя" всем составом в зал спускалось... А нас вознамерились столбами заставить стоять у микрофонов! Да, я спустился в зал и сел на ступеньки, но просто потому что плюнул на этот запрет... - горячо вещал я, игнорируя совершеннейшее охренение в глазах Клаймича.

- И это еще далеко не всё!.. ("Остапа несло!") Помните, мы договорились не афишировать принадлежность ВИА к МВД, чтобы не нарываться на неприятности за границей?!

Оба генерала синхронно кивают.

- Так они специально объявили, что ансамбль "Красные звезды" - это музыкальная студия МВД!!! Наверняка, уже пронюхали, что нам скоро ехать в Италию и решили нагадить!!!

Откровенно говоря, сам-то я думал, что произошедшее - обычная "накладка" и, скорее всего, это даже наше упущение, что не согласовали с режиссером текст представления группы. Но уж валить все в кучу, так валить... Тем более, что последний довод, похоже, произвел на Щелокова больше всего впечатление - у него на лице аж желваки обозначились.

- А этот Мимино?! - мелодраматично возопил я, пользуясь моментом, - он специально пришел и не давал нам ни подготовиться, ни переодеться! И усиленно старался вывести из себя Веру!.. это - брюнетка, которая... Он то прикоснуться к ней пытался, то подмигивал, то двусмысленности всякие говорил!

Клаймич поспешил вмешаться, видимо, пока я не договорился до попытки изнасилования:

- Виктор совершенно прав! Мы не могли начать готовиться к выступлению, а все наши намё... просьбы уйти - им совершенно игнорировались. Виктор тоже сначала вежливо попросил... Вахтанг - опять ни в какую... Ну, потом слово за слово и... там он уже в разговоре Витину маму... зачем-то задел... Вот и...

- Понятно! - Щелоков хлестко припечатал ладонью по столу, - Юрий, пора разобраться с этим гадюшником!

Злобно прищурившийся Чурбанов ответил министру молчаливым, но энергичным кивком...

Я отрываю глаза от раскрытого учебника. Привычно ловлю пару девчоночьих взглядов и делаю вид, что снова погрузился в изучение картинки с человеческим скелетом.

Не знаю, конечно, как генералы "разберутся с гадюшником", но на какое-то время все наши враги затаятся. И это - хорошо. С другой стороны, никто нас особо и не донимал пока. Уж я то это точно знаю... Так какого хера, стоило затевать эту бучу?!

Ревность? Ну, это даже не смешно. Сомнений в чувствах Веры у меня не было никаких. Да, и явное облегчение в ее взгляде, когда я зашел в гримёрку, тоже не оставляло места для сомнений.

Показать, кто тут главный? А кому?! Благодаря Клаймичу... Хм... И Завадскому, и Лехе... Проще перечислить, кто не... Нет, не проще! Никто в коллективе моё главенство не оспаривал. Вообще никто. Даже Альдона, прилюдно, никогда не позволяла себе меня как-то задеть. При Лехе, и даже при маме, по утрам, когда я мешкал со сбором на тренировку, она вполне могла даже лёгкого пенделя отвесить. Но в коллективе ее поведение, по отношению ко мне, всегда было безупречным.

Это если не вспоминать, как она меня чуть до полусмерти не отмордовала! Но ведь, и это наедине было! Хотя, конечно - гадюка бешеная...

Я мысленно ёжусь от неприятных воспоминаний.

Думается мне, что есть только одно объяснение. Казалось, что при помощи кулаков проблему было решить ПРОЩЕ ВСЕГО. Мой удар сносит с ног взрослого мужика. Возможно не каждого, но пока сносил всех. Плюс, я хорошо помнил поведение Кикабидзе в будущем.

Вот и не стал заморачиваться.

А зря.

Стремление к простым решениям - понятно и желаемо, но, чаще всего... ошибочно.

- Лентяй несчастный! Ты когда, наконец, принесешь холодец или мне самой за ним идти придется?!

76
{"b":"589679","o":1}