ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Деда, я ведь тоже уже в финале, - я "устало" всем улыбаюсь, хотя, по ощущениям, легко могу провести еще пару таких же боев, - прорвемся!

   - Ну-ну... "прорывун"! - мама обняла, обчмокала обе щеки и тут же укоризненно протянула, - вооон... бедный мальчишка еле идет...

   Я перевожу взгляд по направлению маминого кивка. Да... Молдованин, скрючившись, еле перебирает ногами, добираясь от ринга до скамейки, при помощи врача и тренера.

   - Ма!!! Это же спорт... Очухается...

   На секунду возникла мысль подойти и... И что? Пожелать здоровья?! Тогда просто бить не надо было! Никогда не понимал взрослых мужиков, которые сначала калечат друг друга, а потом обнимаются. Да, и хрен с ними! Для здоровенных дураков это единственная доступная для них работа, а для меня... ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПЛАНА. И "летящих щепок" будет еще, ой, как много! Так что нечего впадать в сентиментальность и жалостливые слюни.

   "Даже если уже и сам себе неприятен... Не привык, вот так, безжалостно... по головам... тем более по детским...".

   Недовольно отвожу глаза от бывшего соперника и ловлю блестящий "изумрудный" взгляд Веры. Если бы взглядом можно было поцеловать, то она сейчас это сделала!

   Мигом повеселевший, я уже спокойно выслушиваю возбужденного Завадского:

   - Здорово ты его... просто песня! Мы с Робертом чуть голоса не сорвали!

- Коля!.. И ты туда же... а я как раз убеждаю маму, что это просто спорт. Ничего личного... и строгие правила!

Мама деланно морщится, но то и дело, проскальзывающая на лице улыбка, не оставляет сомнения в истинных чувствах. Собственно, даже неискушенный зритель понял бы, что мне ни разу серьезно не досталось. Противник же сполна нахлебался плюх, а в итоге, и вовсе "лёг".

- Ты зачеем два раундаа эпилептические танцыы изобраажал?! - раздается за спиной ленивый голос, растягивающий гласные...

Ну, сегодня мне никто настроение испортить не сможет!

- Бери автограф пока бесплатно! - я оборачиваюсь...

Вера держит маску вежливого равнодушия и что-то выискивает взглядом за моей спиной, а вот синие глаза прибалтки насмешливо рассматривают меня в упор.

- Тыы хотя бы чемпионом Союзаа стань, потоом и об автоографее помечтаешь!

- Альдона, я думаю еще пару лет и "сказка станет былью"! - пришел мне на выручку улыбающийся и довольный Клаймич.

- Это еслии раньше не докрасуется до проблеем... - и заметив, явно недружелюбный взгляд мамы, "белобрысая гадина" предусмотрительно решила свою мысль пояснить, - он мог всее закончить в первом раундее...

Естественно, взгляд мамы сразу переместился на меня и из недовольного стал подозрительным.

"Нет... ну, не крыса белобрысая?!".

   В этот момент, избавляя меня от необходимости выкручиваться, к нашей группе подошел незнакомый мужик в спортивном костюме с надписью "СССР":

   - Селезнев Виктор это ты?

   "Упс... А чего это под ложечкой засосало?!"

   - Да... - отвечаю так, как будто жду от него поздравлений.

   - Тебя тренер зовет, пройдем со мной...

   Я оборачиваюсь к "группе поддержки":

   - Сейчас вернусь...

   Слышу, в ответ, шутливый хор обещаний "подождать" и два настороженных взгляда - Лехи и... Альдоны.

   С "мамонтом" понятно - он наши грешки знает, а у девки что... чуйка?"

   Сначала идем по коридору, а затем поднимаемся на второй этаж и останавливаемся перед дверью с заковыристой надписью "Административная дирекция".

   - Обожди здесь... - не оборачиваясь, командует мне "мужик" и скрывается за солидной дверью, обитой черным дерматином.

   "А почему не скомандовал "сидеть"?!", - мне все уже, понятно и я начинаю "заводиться перед "разборкой"...

..."Обожди" затянулось надолго. Несколько раз выходили и заходили какие-то мужчины, некоторые с любопытством меня разглядывали. Я с независимым видом сидел на подоконнике и делал вид, что увлечен открывающимся видом на маленький дворик, заставленный мусорными контейнерами.

Вновь открывшаяся дверь, выпустила из недр "таинственной Дирекции", на этот раз, знакомое лицо.

- Пойдем... - голос Ретлуева был спокойным и усталым.

Мы отошли несколько метров по коридору и вышли в просторный холл, стены которого были украшены спортивными призывами и фотографиями известных советских спортсменов.

- Ну, чем там все закончилось? - неопределенно интересуюсь у спины Ильяса.

Ретлуев замедлил шаг и остановился около питьевого фонтанчика, установленного прямо в рекреации. Не отвечая на мой вопрос, он открутил кран, струйка воды забила вверх журчащим гейзером. Капитан приник к источнику, долгими жадными глотками поглощая живительную влагу.

Я терпеливо ждал.

Ретлуев смочил водой все лицо и, выключив воду, долго вытирался носовым платком, который достал из заднего кармана брюк.

- Такой же бой завтра повторить сможешь? - он требовательно уставился на меня покрасневшими глазами.

- Смогу... - я ответил сразу, сомнений у меня не было.

- Вот и повтори... - криво усмехнувшись, кивнул Ретлуев, - нас обоих только это и спасет.

Я напрягся:

- В смысле?

- "В смысле"!.. про возраст твой они все узнали - хотели, естественно, дисквалифицировать... нас обоих. Я им порассказал про тебя... и про твоих БОЛЕЛЬЩИКОВ... - Ретлуев закатил глаза к потолку, показывая, каких именно "болельщиков", он имел в виду.

Со мной капитан старался взглядом не встречаться, внимательно "рассматривая" рекреацию.

- Ну, все правильно сделали... - подбодрил я запнувшегося милиционера.

Тот, скорее всего, не был так уж уверен, что поступил правильно. По крайней мере, лицо дагестанца явственно отражало внутренние сомнения. Он с силой потер лоб и тихо добавил:

- Доложили Павлову, тот связался со Щелоковым... В общем завтра тебе надо быть очень убедительным...

Абсолютная уверенность в себе, не то качество, которое мне обычно свойственно, но сегодня я был в себе уверен на все "сто":

- Понятно. Надо - значит буду убедительным! А кто такой Павлов?..

- Председатель Госкомспорта... - Ретлуев вздохнул, - твой бой отсматривал Иванченко, это помощник главного тренера сборной Союза. Он там такие дифирамбы исполнил... "Уникальный пацан... фантастическая реакция... самородок!"... Да еще когда про министра всплыло... Вот Павлову и позвонили. А там уже закрутилось... Николай Анисимович попросил тебя не снимать, обещал завтра на финал приехать. Так что сам понимаешь...

- Понимаю, - я спокойно кивнул, - а кто у меня завтра в соперниках?

- Из Москвы парень, - воспрял Ретлуев и стал энергично вводить меня в курс дела, - ему 17, но вес и рост твои. Техника неплохая, но удара сильного нет! Все победы одержал по очкам. У меня его смотрел знакомый.. тебя он, к сожалению не видел, поэтому сравнить не может, но сказал, что ничего сверхъестественного там нет... "Голый технарь"...

- Выы другого места поговориить не нашлии? - альдониным голосом можно было замораживать мясо, - ваас там всее ждуут!

"Большой брат" и "белокурая бестия" довольно неожиданно "нарисовались" из-за угла и прервали наш, с Ретлуевым, приватно-деловой разговор...

***

Все разъехалась по свои делам! Попеняв нам, с Ретлуевым, за долгое отсутствие, дедушка на "Волге" Эдика поехал в гости к флотским сослуживцам, а мама, на "жигулях" Максима - на встречу с двумя своими однокурсницами по ЛИТМО, вышедшим замуж за москвичей.

Ретлуев отговорился "спортивными делами", Николай с Робертом отправились на переговоры - пьянку со знакомыми музыкантами, а я, Клаймич, Леха и две трети "Звёзд" поехали на репетицию в "консерву" на московском метро.

8
{"b":"589679","o":1}