ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

         - А вы, наверное, правы, Юрий Михайлович, что так поставили вопрос... - выдавил я через силу и сморщился, как-будто надкусил лимон, - за всех я ручаться головой не стану..

         Чурбанов облегченно улыбнулся и, накрыв мою кисть своей большой лапищей, проникновенно сказал:

         - Вить, ты только представь, что произойдет с группой И С ТОБОЙ, если ТАМ кто-нибудь из них заявит, что "выбирает свободу"?

         - Я же говорила, что он - умный мальчик и все поймет правильно... - устало сказала Брежнева.

         Чурбанов благосклонно посмотрел на жену и кивнул.

         Галина медленно поднялась из кресла, подошла со спины и положила руки мне на плечи:

         - Не расстраивайся... и не обижайся... У тебя всё еще впереди. Если съездите и выступите удачно, то многое поменяется. Ни я и ни Юра сейчас ничего изменить не в силах.

         Брежнева помолчала и я только сейчас заметил, как она сама расстроена.

         - Я тебе больше скажу...

         - Галя!.. - негромко прервал жену Чурбанов, но та только раздраженно мотнула головой.

         - Я сама... очень хотела с вами со всеми поехать... Но... тоже не поеду...

         Галина Леонидовна печально улыбнулась, собрав мелкие морщинки в углах повлажневших глаз.

       Сам Щелоков пригласил меня к себе на Огарева только через пару дней, и если не всё, то многое в нашей истории прояснилось. Слава богу! А то уже стало мерещиться, что Николай Анисимович меня избегает. Но, нет... Видимо, сначала министр все "прояснял" для себя.

       Ларчик открывался до обидного просто. И кислые физиономии шефа МВД и его зама весьма наглядно это подтверждали.

       "Итак, она звалась... Галина". Та, которая - Леонидовна! Да, да... Причиной всех наших бед оказалась - Галина Леонидовна Брежнева, которая так сильно захотела с нами поехать в Италию, что ее всесильный папа сначала прошамкал поручение КГБ "проработать эту возможность", а затем Комитет, воспользовавшись прямым поручением генсека, с радостным энтузиазмом зарубил всё что смог. И саму идею "неоправданно опасной поездки дочери Генерального секретаря ЦК КПСС в нестабильную капиталистическую страну", и "национально-сомнительный" состав "скороспелого" ВИА МВД, и чуть было не прикрыли саму идею поездки ВООБЩЕ!!!

       В итоге, лишь истерика дочери, да визит в Завидово Щелокова и Чурбанова, заставили Брежнева остановить "победное шествие госбезопасности по руинам моих жизненных планов".

       Нет, слова в министерском кабинете, конечно, произносились другие, но их смысл, что министр невесело донес до моих ушей, был именно такой.

       И губёшки, с планами на итальянский фестиваль, мне теперь приходится закатывать основательно. А ведь в безудержных мечтах я уже видел, съемочные группы итальянского телевидения, сопровождающие каждый наш шаг, вспышки фотоаппаратов вездесущих папарацци, визжащие толпы фанаток, прайм-шоу в телестудиях и интервью на первых полосах газет. Естественно, во главе угла стояли планы, с помощью Кальви, как-нибудь протиснуться в число конкурсантов Сан-Ремо... И занять первое место!

       "Ага", по всей морде. Прям, вот ТРИ раза! Первое "ага" - Министерство культуры СССР согласовало гостеприимным итальянцам лишь наше разовое выступление с двумя песнями. Второе "ага" - под инструментальную "фанеру", так называемый - "минус один". Третье "ага" - мы будем выступать лишь в общем ряду других гостей фестиваля, на гала-концерте 14 января. Конечно, в этом "ряду" будут такие фигуры, как Тина Тернер и Демис Руссос... Но с моими великими планами "ПОКОРЕНИЯ ИТАЛИИ" такое развитие событий не имело ничего общего.

       Что называется - заказал крабов и устриц с бутылочкой "Хеннеси", а на улице не нашлось свободной лавочки.

       Так что, знатно обломили. Только непонятно - нафига? Видимо, это и есть, те самые пресловутые "гримасы социализма"...

       Конечно, поначалу - чего скрывать, были мысли встать в позу и выдвинуть ультиматум - "едут все или никто". Но даже в расстроенных донельзя чувствах, я прекрасно понимал спокойный выбор вышестоящих товарищей - НИКТО. А заодно и те последствия, которые меня ожидали бы за подобную несусветную "борзоту".

       И прощайте тогда "мои" золотые тридцать миллиардов на необитаемом острове и в индуистском храме! И ближайший выезд за границу теперь светил бы только в конце 80-х, когда из загибающегося Союза стали выпускать уже кого попало. Само по себе, все это не страшно - что я за границей не видел?! В той "первой" жизни, у меня в загранпаспортах красовались визы более трех десятков стран. И даже если песни "моего" сочинительства перестали бы пропускать в эфиры и, как следствие, иссяк бы ручеёк "авторских", то упёртая генеральская "заначка" вполне позволяла дожить до проклятой "перестройки", как минимум, ни в чем не нуждаясь!

       Но о попытках "спасении страны" тогда придётся забыть бесповоротно... Именно эта мысль, в конечном итоге, и помогла мне наступить на собственное горло, приняв происходящее, как данность.

       "Вчетвером, так вчетвером... Пусть гораздо сложнее, пусть палки в колеса... Прорвемся!".

       И я лишь стискивал зубы и улыбался.

       Кстати, похоже, что в результате поднявшейся вокруг нашей поездки нездоровой гэбэшной возни, Щелоков тоже решил подстраховаться. По крайней мере, ничем другим не объяснить, то количество инстанций, которые нам пришлось посетить, для согласования поездки. Конечно, везде к нам были доброжелательны и предупредительны, но сама "процедура согласования", забюрократизированностью и абсурдностью - доводила до белого каления.

       Но я, снова и снова, лишь стискивал зубы и улыбался.

       Впрочем, и наговаривать на Щелокова не стоит. Как бы, спустя годы, "перестроичники" не спекулировали на тему "всесилия" министра МВД, есть правила системы, игнорировать которые не по силам даже ему. К тому же, рассказывая о возникших сложностях с поездкой, и он, и Чурбанов были искренне расстроены.

       -...Таким образом, товарищи девушки и ты... юноша, - ещё молодой, но уже весьма упитанный мужчина в строгом черном костюме важно, по очереди, оглядев каждого из нас, сделал многозначительную паузу, - ...внутриполитическая обстановка в капиталистической Италии на сегодня остается крайне сложной и противоречивой, а спецслужбы стран НАТО предпринимают разнообразные усилия для того, чтобы дестабилизировать её ещё больше и тем самым оправдать готовящиеся репрессии против итальянских коммунистов...

       Мелкий чиновник МИДа, которому пока не поручали ничего более серьезного, чем чтение политинформации выезжающим за рубеж, всю лекцию разрывался между двумя взаимоисключающими желаниями: желанием произвести впечатление на трех красавиц и... страхом перед "их отцами", грозные тени которых незримо присутствовали в кабинете. "Мидёныш", естественно, прекрасно знал, чьи дочери сидят перед ним, поэтому снисходительность в тоне, если и проскальзывала, то только по отношению ко мне. А его трусоватое либидо, пасуя перед гипотетическими последствиями, заставляло, снова и снова, отводить глаза от девушек, и продолжать, по-лекторски размерено, доносить до нас советскую трактовку хитросплетений итальянской политической жизни:

       - Особую опасность представляют собой различные псевдолевацкие группировки, переполненные провокаторами из итальянской СИД, американского ЦРУ и их общих приспешников из мафии.

       При слове "мафия" голос молодого дипломата каждый раз опускался до какого-то драматичного полушёпота.

82
{"b":"589679","o":1}