ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

       Сказать, что было офигенно вкусно - не сказать ничего! Сказать, что я чуть не лопнул - совсем чуть-чуть преувеличить! А вот осознать, что даже не сумел попробовать все, что было на столе - трудно. Потому что душат слезы сожаления! Ха-ха! Уффф...

       Что рассказать про Новогоднюю ночь?! Все прошло ОФИГИТЕЛЬНО!!!

       Сколько себя помню - столько в нашей семье была вращающаяся электроподставка под елку. Где и когда мама купила это чудо гэдээровской мысли, я не в курсе, но все гости, кто первый раз видел вращающуюся елку - были всегда в восторге.

       Как новогодний стол, готовился и накрывался совместно, так и двухметровая лесная красавица - наряжалась всем миром.

       Каких тут только игрушек не было! Только у нас дома был целый чемодан(!) с хрупкой стеклянной красотой. А ведь елочные игрушки принесли абсолютно все. Какие-то забавные подвесные азиатские фигурки притащила даже Альдона и потом, как все женщины, украшала елку, возилась на кухне и накрывала стол. Я даже засматривался на нее иногда - не представлял себе раньше нашу "Снежную королеву" за какими-то обычными домашними делами. Совсем как нормальная девушка выглядела в этот момент. Что, лично у меня, вызывало внутренний диссонанс! Ха-ха...

       Радостная Лада порхала, как бабочка - снова в Москву из Алма-Аты прилетели родители и ребенок был счастлив!

       Когда никто не видел, мне улыбалась Вера... Несколько раз, в общей суматохе, мы даже потискались в закоулках - не бог весть что, но хоть что-то.

       А как за несколько часов кухня сдружила женщин - это просто поразительно! Видимо, все они считали себя непревзойдёнными кулинарами, а попробовав, что приготовили "соперницы" - прониклись друг к другу неподдельным уважением.

       Всю ночь царило какое-то детское веселье! С последним ударом кремлевских курантов мы все вместе весело кричали "ура!!!!!", Роза Афанасьевна организовала всеобщий хоровод вокруг елки, перекидывались воздушными шариками дед и Клаймич, улыбались Веверсы! Лада и Вера зацепились за шею "мамонта", а он, под безудержные визги, раскрутил их, как на карусели! Все смеялись, все произносили тосты, все танцевали со всеми! Несколько раз выходили на почти сорокаградусный мороз: хлопали "хлопушками" и десятками втыкали в сугробы брызжущие искрами бенгальские огни!

       А когда в три часа ночи в Студию сначала завалились веселые и пьяненькие Брежнева со Щелоковой, с двумя дынями и пакетом абрикосов, а следом через час приехали их "большезвёздные" мужья - веселье приобрело второе дыхание! Снова хороводы, тосты, хлопушки, огни и хоровое исполнение под "минусовку" подправленного припева - "Мы желаем счаааастья НАААААМ"!

       За обе свои жизни на Кремлевскую елку я так и не сподобился попасть, но свято верую, что наша в эту ночь была красивше всех! Пушистая вращающаяся красотка была буквально увешана мигающими гирляндами и доброй сотней игрушек, переливающихся всеми цветами радуги! Сверкающий "дождь" струился вниз по веткам, а на самой макушке вспыхивала и гасла красная звезда.

       На протяжении ночи, разговор за столом несколько раз замирал и, в полумраке приглушенного света, присутствующие завороженно смотрели на вращающееся, переливающееся и мерцающее зеленое чудо...

       Вообще-то, начало января неожиданно принесло некоторую передышку... Несмотря на вплотную приближающийся отъезд в Италию, появились дни, когда я мог никуда не нестись и ничего не делать. В первую очередь, это конечно случилось благодаря наступившим каникулам. Но тут совпали еще несколько факторов...

       2 января Лёха на неделю улетел домой, в Куйбышев. С собой, "мамонт" увозил конверт с деньгами и купленный в комиссионке цветной "Горизонт". Новогодний подарок родным был тщательно упакован в деревянный ящик и, с большой доплатой за перегруз, аккуратно размещен в багажном отделении ТУ-154. А всучить две тысячи рублей мне удалось только после получаса нудных пререканий, да и то, лишь состроив зверскую рожу и "включив обидки".

       "Мдя... С этим надо что-то делать... Любая щепетильность тоже хороша в меру...".

       Веверс лёг на ежегодную диспансеризацию в мидовскую больницу и потащил за собой дочь. Так что, даже на "выездную" комиссию в Московский горком КПСС, отчаянно скучающая Альдона приехала прямиком из больничной палаты.

       "Ну, тут не поспоришь - за здоровьем надо начинать следить пока здоров. А то присказка про "Боржоми" - хорошо известна...".

       Я же, на радостях от отсутствия "спортомучительницы" даже зарядку перестал делать! Поначалу. Потом организм сам потребовал привычных нагрузок и пришлось идти у него на поводу.

       Ну, и не без неприятностей... Встречи с Верой, пришлось пока сильно ограничить.

       Понятно, что для КГБ - я "фигура" исчезающе ничтожная, но Комитет хотел прикрыть нашу поездку в Италию, а ему не дали. Следовательно, что? Вот именно. По бюрократическим правилам всех времен и народов, проигравшая структура должна будет попытаться доказать, что была права. И её задача (искренне надеюсь, что в рамках закона) набрать на участников группы "Красные Звезды" какой-нибудь весомый компромат.

       "Набирать", скорее всего, будут во время нашего зарубежного вояжа. И главным субъектом для клеймения - "уронил высокое звание советского гражданина", "несанкционированные связи с иностранными гражданами", "проявление политической близорукости и незрелости" или чего-нибудь подобного - буду я. Ну, а кто?! Не дочери же "ответственных советских руководителей", как их назвал Чурбанов. У меня таких родителей нет, зато в покровителях - Щелоков, устроить которому любую пакость - голубая мечта "двуликого Ануса" с Лубянки.

       Но с другой стороны, комитетчики могут попробовать отыграться еще и до нашего выезда за границу. И самый напрашивающийся вариант - установить за мной наблюдение и... узнать про съемную квартиру на Тверской, ну и про нас с Верой. Конечно, ничего особо предосудительного в факте съемной квартиры нет, но вот если установить там средства аудио и видео фиксации... О! Мдя... Бр-ррр!!!

       И поскольку "заочковал" я от этих мыслей весьма не слабо, то решил временно ограничить свои контакты с Заей пределами Студии. По крайней мере, в её стенах я был, более-менее спокоен.

       Даниил - тот бдительный сержант, который не пустил в здание майора из ансамбля Александрова, нами был "обласкан" и неофициально премирован полтинником. Его сменщики об этом прекрасно знали и проявляли просто запредельное рвение в вопросе "не пущать"! Доходило и до абсурда - как-то на втором этаже закапала батарея отопления, но постовой не пропустил прибывшего на вызов сантехника из ЖЭКа. Объяснил просто: ни директора, ни меня, ни Алексея в Студии не было, ни по одному из телефонов дозвониться до нас не удалось, кран на стояке милиционер перекрыл сам, а значит - сантехник должен прийти в другой раз.

       Делать нечего... Похвалили, вывесили на доске объявлений приказ с благодарностью и вручили очередной "премиальный" полтинник. Сантехнику же небывалое моральное потрясение пришлось компенсировать бутылкой водки - на 3 рубля он не соглашался ни в какую...

       Ясень пень, что и при таких условиях, о стопроцентной безопасности Студии речи идти не может, но в известных пределах на милицейский пост положиться было можно. Все-таки, "накачку бдительности" Клаймич и Леха продолжали постоянно, премии постовым выплачивали ежемесячно, кормили на работе ежедневно. Плюс регулярные приезды дочери самого Генсека(!) держали милиционеров в соответствующем тонусе. А Новогодняя ночь, с визитом Щелокова и Чурбанова, так и вообще, подняла преданность постовых до абсолютных величин!

86
{"b":"589679","o":1}