ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она смеется, как мать
Полевая практика, или Кикимора на природе
Закон викинга
География на ладони. Краткий курс по устройству планеты
Becoming. Моя история
Кто остался под холмом
Остров кошмаров. Паруса и пушки
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться

Он осмотрелся.

Какая-то пещера. Мрачная. Непроглядная темень. Но маленький магический шар помог чуть-чуть осветить окружающее пространство. Да и то – недалеко. Тьма алчно поглощала лучики света. С аппетитом. С урчанием.

– Слушай, – крикнул Виктор в пустоту. – Мы с тобой оба знаем, что ты не права. Не разыгрывай оскорбленную невинность.

Шипение.

И в этот момент кто-то укусил его за плечо. Смачно и глубоко утопив клыки в мясо. Несмотря на практически абсолютный болевой порог – получилось очень неприятно. Видимо, там не просто физический контакт. Впрочем, Виктор смог вывернуться и схватить за горло то чудовище, что на него набросилось.

Попытки ударов провалились. Эта тварь была словно из стали отлита. Только руку в кровь разбил.

– Ты задолбала своими комплексами! – прошипел Виктор и попытался ее хотя бы укусить за горло.

Бесполезно. Только зубы крошиться начали.

Удар.

И вот он уже катится по каменному полу, покрытому костьми словно ковром. А эта тварь, не медля ни секунды, бросается следом. Запрыгивает сверху и жутко ревет прямо в лицо. Рот… нет, пасть, полная острейших клыков, сочится слюной и кровью. Его кровью. Из глаз валит густой черный дым, словно из труб паровоза, работающего на плохом угле. Дыхание прерывистое. Возбужденное.

– Трусиха, – фыркнул Виктор. – И ничтожество. Хочешь – убивай. – Сказал и прекратил бороться.

Но в ответ Ллос лишь вновь издала чудовищный рев, буквально рвущий перепонки. Ну и заодно забрызгала его слюной.

– Слова больше не скажу, пока ты передо мной не извинишься, – произнес Виктор и скривил максимальное пренебрежение на лице.

Думал, что убьет. Хотел уйти красиво. Однако вместо продолжения банкета эта тварюшка начала меняться. Буквально перетекая на глазах в более привычный образ. Раз-два-три, и вот на нем уже сидит та изящная чернокожая самка с пылающими огнем глазами, из которых все так же валит черный дым, словно из каких-то адских топок.

– Что ты придумал? – с огромным трудом выговаривая слова, произнесла Ллос. Видимо, трансформация не до конца завершилась.

– Сначала извинись.

Бах!

Оплеуха была такой сильной, что казалось, голова оторвется и улетит в сторону, словно мячик.

– Что ты придумал? – повторила она невозмутимо.

– Пока ТЫ не извинишься, я ничего тебе не скажу, – произнес Виктор, облизывая свою кровь и сплевывая выбитые зубы.

Бах!

Новый удар.

– Я повторяю вопрос, – прошипела она.

– Ты глухая? – усмехнулся Виктор, кривя рот, в котором уже не хватало половины зубов. Да и состояние челюсти было плачевным. Если бы не безумно высокий болевой порог – ничего сказать он бы уже не смог в принципе. – Ты можешь меня убить. Но пока ты, женщина, не сделаешь, что я говорю, – ничего не будет. Извиняйся.

И вдруг – тишина.

Она как-то резко успокоилась, поправила растрепавшиеся волосы и задумчиво произнесла:

– Мы психи – народ такой. Никто не знает, что от нас ожидать.

– Этим ты мне и нравишься.

– Извини. Этого достаточно?

– Для начала. В следующий раз так просто не отделаешься.

– Да ты что? – усмехнулась Ллос и вопросительно выгнула бровь.

– Почему ты не смогла воплотить своих детей?

– Опять ты за свое, – раздраженно фыркнула она.

– Это важно.

– Потому что они не хотят со мной общаться. Я предлагала им всю свою силу, дабы разделить между ними. Не так уж и много, но… они мне ничего не ответили.

– А как ты их убила?

– Тебе продемонстрировать?

– Хватит уже? Весна закончилась. Обострение прошло. Давай к делу.

– Они пытались меня спасти. Вступились. А я… пребывая в ярости, совсем разум потеряла. И убила их, потому что они были ближе. Ни секунды не сомневаясь, поглотила всю их силу до донышка. И продолжила бой. Это только потом, когда остыла, поняла, что натворила. Захотела их воплотить ценой своей жизни. Но… они отказываются мне отвечать. Приходят на зов и смотрят молча, с осуждением в глазах.

– А я могу с ними поговорить?

– Можешь. Правда, не уверена, что они ответят.

– Тогда вызывай их. Только сама куда-нибудь уйди. Раз они рефлексируют – не будем их раздражать. Прикинься ветошью, короче…

Разговор был весьма протяженный и дурной.

Очень долго вытащенные из забвения тени детей просто смотрели на незнакомца так, словно там его и не было. Даже глазами не следили за его передвижением. Потом, потихоньку, стали обращать внимание. Дальше по их лицам побежали первые эмоции. Слабые, едва заметные. И вот – наконец, Элистри, дочь Ллос, поджав губы, – заявила:

– Я согласна воплотиться. Но силу даст не она. Ее желчь меня отравит. Я стану такой же тварью.

– А ты? – обратился Виктор к Варону.

– Да, – кивнул он. – Я соглашусь на таких же условиях, что и сестра. Не хочу иметь ничего общего с матерью.

Виктор немного дернулся – все его тело сильно болело.

– Отлично. Тогда по рукам, – произнес он, и две тени детей Ллос, кивнув, растаяли.

Шшшшшш….

В окружающую его темноту и духоту ворвался свежий воздух и свет. Он нервно вздохнул и сощурился.

– Ого! – оценил степень целостности Виктора Михаил.

– Милые дерутся – только тешатся, – сплюнув кровь на пол, выдал парень. – Но, в общем, все так, как я думаю.

– Что?

– Мы можем направить всю накопленную должниками энергию мертвым богам. Кое-что ее детям. Остальное местным. Выберем наиболее боевитых и деятельных из числа тех, у кого зуб на наших вынужденных компаньонов. Ты ведь говорил, что они поглощали с вашей помощью одного за другим старых богов. Кого посоветуешь?

– Погоди, а ее дети нам зачем?

– Хочу.

– Серьезно?

– Серьезно.

– Ладно, – кивнул Михаил после паузы. – По богам, которые хотели бы взыскать за былое, желающих будет много. Тут и боги майя с ацтеками. И кельты с иными варварами. И античный пантеон, включая чудных кадров старого Египта. Хотя, если честно, мне жутковато становится от одной этой мысли. Боюсь, что наших должников при таком подходе просто растерзают вплоть до развоплощения.

– Ну и хорошо, – улыбнулся Виктор. – Нам легче будет. Как там говорится? Меньше народу – больше кислороду.

– Сложность в том, что все перечисленные кадры будут помнить – кому они обязаны столетиями ужаса развоплощения.

– Да. Но, я полагаю, вы ведь пойдете со мной?

– С тобой? – удивился Михаил.

– Чего вам тут сидеть да виски пьянствовать? – усмехнулся Виктор. – А там мы поборемся за планету. Свою планету – свой новый дом. Вырежем драконов. Зачистим форпосты кхетов. Я не обещаю победу. Сам в нее не верю. Но наша смерть будет точно не бессмысленной. Тем более что в том дурдоме, что здесь начнется после высвобождения дохлых богов, мы сможем добраться до портала и сбежать, прихватив нужное нам оружие. Это сильно повысит наши шансы.

– Ну… не знаю, – покачал головой Михаил.

– Я с тобой! – с трудом оторвав голову от стола, промычал пьяный Георгий.

– И я, – произнесла молчавшая все это время Лейлит.

– Ты?

– Если поделишься силой – моя поддержка тебе обеспечена. Не всю же силу смертников оставлять здесь?

– М? – вопросительно выгнул бровь Виктор, глядя на старшего мужчину в этой группе.

– Черт с тобой, – произнес тот, пыхнув сигарой и кровожадно усмехнувшись. – Тряхнем стариной. Да и везет тебе. Эта стерва тебя убить должна была, – кивнул он на Ллос. – Видел я таких.

– Меня? Убить? Да брось. Она милейшее создание, – произнес Виктор, улыбаясь во все полностью восстановленные магией зубы. – Просто нервничает немного. Ведь так, милая?

– Конечно, – елейным голосом промурлыкала она, демонстрируя излишне развитые клыки. – Ну, вспылила, с кем не бывает?

– Но больше так не делай. Отшлепаю. – И, прежде чем Ллос успела как-то отреагировать, продолжил: – И вообще – хватит баклуши бить. К делу. Что там нужно для реализации условий контракта?

– Великая магическая печать и сущности этих богов, вписанные в малые.

11
{"b":"589681","o":1}