ЛитМир - Электронная Библиотека

В подмосковной усадьбе, где они поселились, было много деревьев и высокий забор. А главное – не было соседей внутри периметра. Поэтому Селентис смогла с облегчением снять кольцо маскировки и рассекать в своем натуральном виде. Все-таки плетение немного давило на психику и раздражало. Одно дело часик-другой походить, и совсем другое – днями напролет в течение нескольких месяцев.

Получался практически санаторий. Прогулки. Сидение с планшетом на качелях или на лавочке под деревьями. С беспроводной связью проблем-то не было…

– Товарищ генерал, – бодро козырнул Вольнов, входя в кабинет к высокому начальству.

– Слушаю.

– Есть результат. По телефону не стал докладывать.

– Даже так? Хм. Что-то серьезное?

– Нашли фигурантов. Сидят на одной из ведомственных дач в Подмосковье.

– Ведомственной?

– Так точно. Министерство финансов. Владелец говорит, что поселил там своих дальних родственников, и просил их не беспокоить.

– Опять внушение?

– Видимо.

– Визуальный контроль проведен?

– Так точно. Вот, – произнес Вольнов и положил на стол планшет с открытой галереей фото. – Дроид близко не подлетал, но Ивана Семеновича и Елену Георгиевну вполне можно распознать. А вот тут четко видна госпожа Бхарти.

– А это кто?

– Наша садистка.

– А чем это она так измазалась? Вон – черная стала, словно негритянка. Так загореть-то невозможно.

– Не могу знать. Предполагаем какие-то косметические мази. Хотя… она в таком виде постоянно ходит. Что для косметики странно.

– Ладно. Тогда попробуем их взять. «Добровольное» вовлечение фигурантов министерств нам не простят при докладе. Этак они к президенту зайдут и подпишут любую бумажку.

– Но вы же сами говорили, что нужно быть осторожными.

– Говорил. Но ситуация меняется. Бери бойцов одного из подчиненных ЧВК[10]. И выдвигайся. Будем надеяться, что внезапность нападения сыграет нам на руку.

– Что делать в случае сопротивления?

– Взять их нужно живыми. Ранеными, но живыми.

– Понял, – кивнул Вольнов, козырнув.

Спустя час. Недалеко от Рублевского шоссе

– Сигналят, – удивленно произнес Иван Семенович. – Неужели хозяин приехал?

– Он сейчас в Индии, – недовольно поджав губы, произнесла Бхарти. – Мне это все не нравится. Сель, колечко надень. Не будем дразнить гусей.

– Очень интересно… – как-то отстраненно произнесла Селентис, играя с крошечным паучком, спустившимся с ветки.

– Что?

– А ты разве не чувствуешь? За забором полно мужчин. Человек десять возле ворот – остальные более-менее равномерно распределены вдоль стенки. Вряд ли так прибывает владелец.

– Иван Семенович, Елена Георгиевна, укройтесь в доме. Лучше в подвале. А то тут могут стрелять начать, – произнесла Бхарти.

– Я не буду прятаться!

Вместо ответа Бхарти ТАК на него взглянула, что желание спорить сразу исчезло. Как рукой сняло. И они с супругой бегом отправились к укрытию.

– Убиваем?

– Только в случае острой нужды.

– Ты же видишь – они собираются нападать.

– Может быть, получится договориться. Не хочу крови…

– И это говоришь ты? – фыркнула Селентис.

– Мы – уйдем. А ты о родителях Виктора подумала? Думаешь, смогут нормально скакать зайчиками? Ой, не факт.

С этими словами она направилась к воротам.

– Кто там?

– Госпожа Бхарти, это майор Вольнов.

– Что вы хотите, майор?

– Откройте ворота. Не хотелось бы ломать ценное имущество.

– Зачем ломать? Развернулись и ушли. Вам нечего здесь делать. Вам и тем людям, что сейчас жмутся к забору снаружи.

– Вы вынуждаете нас к решительным действиям.

– Не советую. Селентис на взводе – ваши люди могут пострадать.

– Страдать – это их работа, – хохотнул Вольнов, вызвав этой спонтанной фразой удивление и улыбку у Селентис.

– И что в этот раз вы хотите?

– Пригласить вас для знакомства с одним очень уважаемым человеком.

– Мы отклоняем приглашение.

– Мы будем вынуждены взять вас силой.

– О… это звучит интригующе… – произнесла Бхарти, и сразу же открылись ворота. Сами. Перед полными подозрения и недоумения бойцами. Внимательно их осмотрев и обнаружив какие-то приводы, они облегченно вздохнули. Чем меньше чертовщины – тем лучше. Они и так слегка были на взводе от предвкушения после инструктажа.

– Иван Семенович, – крикнул майор. – Но вы-то серьезный человек. Зачем с ними связались?

Но в ответ лишь тишина. Ну как тишина – только звуки леса.

Все бойцы аккуратно втянулись на территорию дачи, осторожно ступая и очень внимательно осматриваясь. Казалось, что она вымерла.

Майор же, будучи уже тертым калачом, так и остался стоять у открытых ворот. Ну, так – несколько демонстративных шагов внутрь периметра сделал, и все. Он-то знал, с какими непростыми противниками они тут столкнулись. Вдруг над правым ухом раздался очень знакомый голос той самой белобрысой садистки.

– Хочешь посмотреть, как приносят людей в жертву? – томно, с придыханием поинтересовалась она.

– М… м… – лишь выдавил из себя Вольнов, не в силах издать ни одного осмысленного или хотя бы громкого звука. Да чего уж там – даже пошевелиться.

– Не хочешь? Жаль. Наша индийская подруга тоже не хочет переводить наши отношения в плоскость крови. Хотя лично я считаю, что давно пора. И в следующий раз ей, может, и не удастся меня убедить проявить к вам снисхождение. Поверь – мне уже давно хочется крови. Я люблю кровь. А вы прямо-таки умоляете меня, чтобы я ее вам пролила. Сдержаться очень непросто…

И тут бойцы начали замирать. Словно решив поиграть в «море волнуется». Только глазами дико таращась. Ну и мыча. А возникшая буквально из воздуха госпожа Бхарти спокойно ходила между ними, собирая оружие.

Завершилось же это театрализованное действие тем, что бойцы, безвольно мыча с ошалевшими от ужаса глазами, направились гуськом к выходу.

– Ты все понял? – вновь обратилась Селентис к Вольнову.

– Д-д-да, – ответил он с трудом. Речь ему таки вернули.

– Хорошо. Свободен!

После этого она, знатным пинком под зад, выставила его за территорию дачи. Да так удачно, что стремительно закрывающиеся створки ворот добавили «импульса» ускорению.

Как только створки с грохотом захлопнулись, ребята сразу же оттаяли. Смогли двигаться, говорить.

Но выглядели более чем подавленно.

– Командир… что это было? – наконец выдавил из себя один из бойцов.

– Селентис! – вместо ответа бойцу крикнул Вольнов. – А поговорить?

– У тебя совсем нет чувства самосохранения… – тихо прозвучало над ухом, от чего майор вздрогнул, а стоявшие невдалеке крепкие мужчины в камуфляже отшатнулись.

– А что мне терять? Или ты убьешь, или генерал. Все одно – провалил работу. Она на высоком контроле. Так просто на тормозах не спустишь.

– Так и убьет? – усмехнулась Селентис.

– Может, и не убьет, но на работу больше никуда не устроюсь. Бродягой стану. Так ославит, что даже бандиты не примут, – отвечал майор, так и не рискуя обернуться. – Не знаю даже, что лучше. Так – или смерть.

– Что ты хочешь?

– Мы хотим установить контакт и наладить сотрудничество. Это возможно?

– О сотрудничестве ничего не скажу – не мне решать. А контакт мы можем наладить. На километр во все стороны – убрать все приборы и людей. После чего тот, кто будет устанавливать контакт, приходит один.

– Мне его сопровождать?

– Один. Кроме того, вы причинили Ивану Семеновичу и Елене Георгиевне много неприятностей. Было бы неплохо компенсировать это как-то. Я имею в виду подарки. Сами думайте, что в ваших возможностях. Ну и нам тоже всю эту беготню как-то нужно компенсировать. Ваши жизни, опять же. Считайте, что я вам их сегодня подарила.

– Может быть, прислать рабов для жертвоприношения? – усмехнулся Вольнов, пытаясь нервно шутить.

Вместо ответа Селентис выдала одно из плетений магии Разума, экстраполируя на майора воспоминания того, кого приносили в жертву Ллос. Всего на несколько секунд. Ничего конкретного. Просто эмоциональный фон. Однако у Вольнова половина волос стала седой.

вернуться

10

ЧВК – частная военная компания. В России официального статуса пока не имеют, но уже существуют в количестве и активно используются как внутри страны, так и за ее пределами.

4
{"b":"589681","o":1}