ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В связи с предстоящим конгрессом Ленин 18 сентября пишет Зиновьеву: «Насчет докладчика я согласен условно'. 1) Троцкий должен быть тоже для замены (и для самостоятельного доклада); 2) я вправе надуть, но только если здоровье или дела не позволят»809 810.

Он думал только о деле. Поэтому все те дни, когда происходили описанные выше события, он и занимался только делом, а не выяснением отношений. Именно в эти дни его беспокоит ход переговоров Красина с Лесли Уркартом, завершившихся как раз 9 сентября подписанием в Берлине предварительного концессионного договора. Изучив его и сопоставив с выводами комиссии И.К Михайлова, обследовавшей сдававшиеся в концессию предприятия Урала и Алтая, Владимир Ильич 12 сентября направляет письмо Сталину с просьбой «довести это до сведения членов Политбюро».

«Прочитав договор Красина с Уркартом, — пишет Ленин, — я высказываюсь против его утверждения». Его беспокоит ряд пунктов. И прежде всего пункт о финансировании Советским правительством работ по восстановлению предприятий, разрушенных в годы Гражданской войны. Уркарт принимал самое активное участие в финансировании интервенции против Советской России. Комиссия Михайлова доказала, что «в разрушениях виноваты не мы, а иностранцы. И мы же будем платить!!»

С самого начала концессии замышлялись как один из способов восстановления народного хозяйства. Но если заводы, шахты, рудники надо восстанавливать самим, за свой счет, то иностранные концессии во многом утрачивают свой смысл. И этот договор создает на будущее прецедент, «наверное и непременно будет прецедентом. Фактически так сложится непременно и невзирая ни на какие словеса и заверения». Суть дела в том, пишет Ленин, что «обещая нам доходы через два или три года, Уркарт с нас берет деньги сейчас. Это недопустимо… Это кабала и грабеж»811.

18 сентября вернувшийся из Берлина Красин приехал в Горки. Они беседовали долго — 2,5 часа. Кожевников записал: «По-видимому В.И. несколько взволновало при свидании с Красиным обсуждение одного вопроса о концессии». Но переубедить Ленина Леонид Борисович так и не смог. В этот день Владимир Ильич написал Зиновьеву: «Насчет Уркарта я отказываюсь от своих колебаний», то есть — выступаю решительно против такой концессии.

Доводы те же, что и в письме от 12 сентября, плюс — слишком долгий срок концессии (99 лет) и «необъятность размеров» (Кыштым, Таналык, Ридцер, Экибастуз). Тем более что переговоры Красина с американской компанией «Интернэйшнл Барнедолл корпорейшн» создавали куда более благоприятный прецедент. 20 сентября 1922 года они завершились подписанием двух договоров сроком на 15S лет на эксплуатацию Балаханских нефтяных промыслов (Баку) и на бурение новых скважин. Уж тут-то выгода для страны была несомненна1.

Сказать, что болезнь отступила и он совершенно забыл о ней — нельзя. Всю неделю, с 9 по 15 сентября, он ни разу не выезжал в лес и 15-го трижды почувствовал легкие спазмы в конечностях. Никаких патологических изменений Фёрстер и Крамер не отметили, но обязали Владимира Ильича к ежедневному двухчасовому послеобеденному отдыху. Однако в «режим» он никак не укладывался. 1б-го поехал на лошади на прогулку в лес и гулял так долго, что за ним пришлось посылать автомобиль812 813.

17-го Мария Ильинична записывает в своем дневнике: «Здоровье Ильича все улучшается. Завтра Фёрстер будет в последний раз перед отъездом в Германию… За последние дни много гуляем. На днях ездили довольно далеко в лес за брусникой. Ильич очень любит детей… и с крестьянскими ребятами у него всегда длинные и веселые разговоры. Часто бывало, мы дорогой набирали целый автомобиль белокурых головенок и катали их. На этот раз тоже был забран один мальчуган, который вызвался указать нам дорогу. Ильич всю дорогу весело разговаривал с ним»814.

Но долгие прогулки становились все реже и реже, ибо, несмотря на все врачебные ограничения, текущие дела начинают буквально захлестывать Владимира Ильича. 12-го, в продолжение своего разговора с Хинчуком (6 сентября), Ленин пишет ему письмо. Брошюра о работе кооперации в условиях НЭПа — это не «отповедь» эмигрантской прессе. Ее задача — анализ роста торгового оборота Центросоюза, размеров и числа мест продаж по деревням и районам. «Вообще мне кажется необходимым, — пишет Ленин, — иметь точные данные для характеристики того, как глубоко проникает оборот в деревню и как широко и как именно».

Через несколько дней, вдогонку, когда уже идет корректура, он посылает Хинчуку письмо с просьбой добавить данные о том «в скольких волостях (и%) и в скольких деревнях (и% от всех деревень) есть пункты продажи?» Как определяются продукты первой необходимости и предметы роскоши? Относится ли к предметам роскоши чай и какова его максимальная цена? И особо — как идет продажа селъхозорудий? Заканчивает Владимир Ильич письмо словами: «P.S. Брошюра очень хороша»815.

13 сентября, выполняя договоренность с Томским, он заканчивает проект письма V Всероссийскому съезду профсоюзов и просит Сталина показать его Томскому (а если надо, другим членам Политбюро) и вернуть «переписанным на машине, завтра же. 17-го, на первом же заседании съезда, Томский зачитывает это письмо Ленина.

«Мне первый раз приходится после долгой болезни, — писал Ленин, — выступать — хотя бы и письменно — перед съездом. Позвольте мне поэтому ограничиться горячим приветствием и немногими краткими словами о положении и задачах нашей промышленности и нашей республики». Казалось бы, в таких случаях всероссийской рабочей аудитории надо сказать что-то оптимистическое, бодрящее, многообещающее… Другие, возможно, так и сделали. Но это был не тот жанр, которым пользовался Владимир Ильич в общении с рабочими.

«Наше положение, — продолжает он, — особенно трудно, потому что нет средств для восстановления основного капитала, машин, орудий, зданий и т. п., а ведь именно эта промышленность, так называемая “тяжелая индустрия”, есть основная база социализма. В капиталистических государствах обычно восстанавливают этот основной капитал посредством займов. Нам не хотят дать займа…

Остается необыкновенно трудный и долгий путь: скапливать понемногу сбережения, увеличивать налоги, чтобы постепенно восстанавливать разрушенные железные дороги, машины, здания и прочее. Во всем мире мы пока остаемся одни…

Пока мы остаемся одни, задача восстановления нашего народного хозяйства ложится на наши плечи необыкновенно тяжело. Необходимо величайшим образом напрягать силы всех крестьян и всех рабочих, необходимо усовершенствовать и удешевлять наш государственный аппарат, который у нас еще очень плох… Усилить и улучшить работу — в этом единственное спасение рабоче-крестьянской власти»

970 делегатов съезда, представлявших более 5 миллионов организованных рабочих, прислали Ленину ответ: «От одной мысли, что Вы опять с нами, что мы опять увидим Вас за рулем — наша бодрость увеличивается, и вера в окончательную победу превращается в уверенность… Мы приложим все усилия к тому, чтобы наша крупная промышленность была в ближайшие же годы восстановлена в размерах, далеко превышающих довоенные»1.

Вечером 20 сентября, после отпуска, в Горки приехал Бухарин. Он встретился с Лениным, а на следующий день пришел утром и, как отметил Кожевников, «за завтраком В.И. был весело настроен, много смеялся и шутил в разговоре с Бухариным»816 817.

вернуться

809

РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12. Л. 96.

вернуться

810

1 Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 54. С. 284.

вернуться

811

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 208.

вернуться

812

См.: Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 54. С. 284, 285, 656; РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12. Л. 93

вернуться

813

См.: РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12.Л.91.

вернуться

814

Известия ЦК КПСС. 1991. № 5. С. 184.

вернуться

815

ЛенинВЯ. Полн. собр. соч. Т. 54- С. 281, 283, 285.

вернуться

816

'Ленин ВИ. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 209, 210, 556; Т. 54. С. 282.

вернуться

817

РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12. Л. 93.

102
{"b":"589684","o":1}