ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О всех перипетиях научных споров вокруг этих вопросов, судя по выступлениям в октябре и ноябре 1922 года, Ленин знал. И несмотря на возражения некоторых ученых и сопротивление Пятакова и Е. Преображенского, решение было принято.

13 ноября Политбюро принимает решение о выпуске новых бумажных совзнаков образца 1923 года в соотношении 1 к 10 знакам 1922 года. А 27 ноября первые червонцы, равные по золотому обеспечению соответствующей царской монете, выпускаются в оборот. К концу года их было в обращении уже на сумму 3,6 миллиона золотых рублей944 945.

После встречи с Сокольниковым 20 ноября совсем поздно к Ленину пришли профессор Крамер и Кожевников. Владимир Ильич откровенно рассказал им, что 18-го, до прихода профессора Авербаха, у него был кратковременный паралич правой ноги, и о повторном приступе — 19-го на охоте. Но на сей раз, и это после почти часового выступления в Большом театре, осмотр никаких отклонений от нормы не показал.

Визиты и записи врачей в эти недели были, как видим, крайне нерегулярны: 5, 7, 13, 20 ноября. Но именно с 21-го мы получаем новый источник — «Дневник дежурных секретарей В.И. Ленина». И он куда более ценен, нежели медицинские записи, поскольку главным его содержанием являлась не болезнь, а работа Владимира Ильича.

Потребность в таком дневнике была очевидна, ибо в связи с болезнью росло число поручений, как устных, так и телефонных, количество отправляемых и получаемых писем и записок. И такой регистрационный документ позволял контролировать исполнение ленинских заданий, а позднее — осуществлять контроль и со стороны Секретариата ЦК РКП(б).

Для дневника использовали делопроизводственную книгу регистрации исходящей корреспонденции, в которой сделали четыре графы: число, чье дежурство, поручения, отметка об исполнении. Но не только это. На титульном листе было написано: «Просьба в этот дневник записывать все поручения и все события за дежурные часы с отметкой об исполнении поручений. 21/XI-22 г.»946

Записи вели секретарь СНК и СТО Л.А. Фотиева, ее помощник МА Володичева, секретари Н.С. Аллилуева, М.И. Гляссер, СА Флаксерман и библиотекарь Ш.Н. Манучарьянц. Причем записи эти порой были столь подробны, что напоминали хронометраж рабочего дня Ленина. И, в сочетании с другими документами и продолжавшимися записями врачей, появляется возможность более полного, можно сказать, более стереоскопического отражения деятельности Владимира Ильича.

Как обычно, во вторник, 21-го, с 18 часов он председательствует на СНК Рассмотрели более 30 вопросов. В четверг, 23-го, с 11 часов участвует в заседании Политбюро — более полутора десятков вопросов. В пятницу, 24-го, с 18 часов председательствует в СТО. И каждое из этих заседаний тянуло за собой целый шлейф дел и встреч.

Перед очередным заседанием СНК и СТО Владимир Ильич встречается с Каменевым, перед Политбюро — со Сталиным, заранее просматривает документы по обсуждаемым вопросам, запрашивает дополнительную информацию. Помимо этого появляются какие-то иные текущие дела, требующие срочного решения, возникает необходимость незапланированных встреч.

Такой незапланированной встречей стала 22 ноября беседа с уполномоченным Американской администрации помощи (АРА) в России полковником Уильямом Гаскеллом. До этого по всем делам помощи голодающим он имел дело в Каменевым. Но теперь, накануне отъезда в Штаты, им было сделано Каменеву совершенно неожиданное и конфиденциальное заявление: если Ленин пошлет приглашение, то министр торговли США Герберт Кларк Гувер (он же председатель АРА) готов переехать в Россию для того, чтобы помочь ее экономическому восстановлению1. Это предложение было более чем неожиданным.

Буквально за неделю до этого Владимир Ильич беседовал с Л.С. Райхелем — представителем американского Общества технической помощи России, организовавшем сельскохозяйственные и другие производственные американские коммуны, поставлявшем для них тракторы, семена и т. п.

Во время беседы Ленину пришлось убеждать Райхеля в том, что не надо слушать «злопыхательств капиталистической прессы», что «новая экономическая политика ничего радикально не изменила в общественном строе Советской России и изменить ничего не может», ибо только при этом условии американское Общество технической помощи будет продолжать свою деятельность“1.

А до этого, 10 ноября, Владимир Ильич получил из США в знак симпатии и уважения фотографию известного ученого электротехника Чарлза Штейнмеца, с которым, как рассказывалось выше, он обменялся весьма содержательными письмами весной 1922 года.

Но и в случае с Райхелем, и в случае с Штейнмецом все было ясно. Речь шла о людях, искренне сочувствовавших социалистическим преобразованиям в России. АГаскелл говорил о Гувере — крупнейшем американском капиталисте, преуспевающем бизнесмене и политическом деятеле.

Ленин внимательно выслушал Гаскелла и, как он сам написал, — «выразил полное согласие и рассыпался в комплиментах». В тот же день он написал Гуверу письмо: «Господин полковник Гаскелл… передал мне на специальном свидании со мной, что Вы при известных условиях согласились бы переехать в Россию, посвятив себя работе над ее экономическим восстановлением; я с чрезвычайным интересом приветствую это предложение и заранее благодарю Вас за него».

Ленина нисколько не смущала и не пугала возможность появления в экономических верхах Советской России такого, как говорится, заклятого буржуя. «Повторяю, — пишет он, — то, что я сказал мистеру Гаскеллу, именно что помощь нам от вы- 947 948

дающегося организатора и “вождя промышленности” в стране с противоположными, по отношению к нашим, принципами экономического строя имела бы исключительно важное значение и была бы нам особенно желательна и приятна»1.

Письмо это Владимир Ильич срочно разослал членам Политбюро и Чичерину. Однако, дабы не втягивать Ленина в какую-нибудь политическую интригу или авантюру, подредактированное письмо Гуверу «в духе проекта Ленина» отправили 28 ноября за подписью заместителя наркома иностранных дел Литвинова, который вел до этого неофициальные переговоры с американскими деловыми кругами о хозяйственном сближении между Россией и США. Но из затеи с Гувером так ничего и не вышло. Он так и оставался до 1928 года министром торговли США. Но сам этот эпизод для 1922 года был весьма примечателен949 950.

«Я кончил ликвидацию своих дел»

Упоминавшееся выше заседание СТО 24 ноября Ленин до конца не довел. Через полтора часа после его начала он вышел, передав, как обычно, председательствование Каменеву. Не то чтобы Владимиру Ильичу стало плохо — все предшествующие дни приступов не было, но какой-то дискомфорт он явно почувствовал.

Это не помешало ему при выходе из зала переговорить с уполномоченным экономсовета Туркестана М.В. Сафоновым, потом — в кабинете час беседовать с заместителем председателя Реввоенсовета Склянским, а затем — у себя на квартире с председателем Госплана Кржижановским.

Но утром 25-го, часов в 10, приступ все-таки случился. Когда Ленин проходил по коридорчику квартиры, в правой ноге внезапно начались судороги, она ослабела и, дабы не упасть, Владимир Ильич ухватился за стоявшее здесь высокое зеркало. Но зеркало закачалось, он отпустил его и осел на пол.

Пролежал он минуты полторы. На шум в коридор выбежали Надежда Константиновна и Мария Ильинична, стали поднимать его, но «В.И. сказал, что встанет сам и действительно встал, дошел до своей комнаты и лег». Это запись Кожевникова, приехавшего по вызову вместе с Крамером в 12 часов.

вернуться

944

См.: Денежная реформа 1921–1924 гг. С. 267.

вернуться

945

Там же. С. 251.

вернуться

946

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 602.

416

вернуться

947

См .-.Ленин ВЯ. Поли. собр. соч. Т. 54. С. 212.

вернуться

948

См.:Ленин ВЯ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 296.

вернуться

949

Ленин ВИ. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 312.

вернуться

950

См .-.Ленин ВИ. Полн. собр. соч. T. 54. С. 667; В.И. Ленин. Биографическая хроника. T. 12. С. 453, 470.

119
{"b":"589684","o":1}