ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Врачи вновь заявили, что Владимиру Ильичу необходим немедленный отъезд в Горки, постельный режим и полный отказ от работы. Тут же ему предъявили и телеграмму из Берлина от собиравшегося в Москву профессора Фёрстера, заочно «подтверждающая, что до выступления на съезде должно быть не менее 7 дней полного отдыха».

Уезжать из Москвы Ленин опять отказался. Начальнику охраны П. Пакалну он сказал, что «дорога на аэросанях утомительная, а на автомобиле ехать нельзя». Но это походило скорее на отговорку. Указанные Фёрстером семь дней кончались как раз 23 декабря. Приступ вроде бы длился всего полчаса, и Владимир Ильич надеялся, что, может быть, так и дотянет до съезда Советов. И на вопрос Фотиевой, как он себя чувствует, Крупская ответила неопределенно: «Средне, по внешности ничего, а там сказать трудно»1.

Но самообман менее всего был свойственен Ленину. И вечером 16-го (около 21 часа) Надежда Константиновна позвонила Фотиевой и попросила сообщить Сталину от имени Владимира Ильича, что он «выступать на съезде не будет». Вторая просьба к Фотиевой — «конспиративно позвонить Ярославскому» и напомнить, чтобы он «записывал речи Бухарина и Пятакова, а по возможности и других на пленуме по вопросу о внешней торговле»994 995.

Исход этого Пленума ЦК, открывавшегося в понедельник 18 декабря, все еще беспокоил его. Но опасения оказались напрасными. 18 декабря Пленум единогласно отменил постановление Пленума ЦК от 6 октября. Как вспоминал Емельян Ярославский, — «Предложение Ленина было принято пленумом ЦК, хотя прения и были; и принято было оно, если память мне не изменяет, единогласно. Во всяком случае, в выступлениях Зиновьева и Каменева не было ничего, что указывало бы на их серьезные расхождения с Лениным. Поэтому, записывая коротко ход прений для записки Ленину (о чем он со мной условился накануне, что я перешлю ему секретную записку), я старался всячески успокоить Ильича, указывал в записке, что принципиальных расхождений у него нет с Пленумом ЦК»996.

Однако записей Ярославского Ленин 18 декабря не получил. После принятия резолюции о монополии внешней торговли и окончания утреннего заседания пленума, Ярославский передал свою «секретную записку» в секретариат Ленина. Далее, по его словам, — «Володичева дала кому-то переписать мою запись и машинистка, вообразив почему-то, что это рукопись т. Сталина, обратилась к нему за справкой по поводу неясно написанного слова». Сталин тут же вынес эту историю на пленум.

В рассказе Ярославского (в его письме Фотиевой и Володи-чевой 22 января 1924 года) явно что-то не так Перепутать почерк Ярославского и Сталина в секретариате Ленина не могли. Вероятнее всего, записку Ярославского показала Сталину Надежда Аллилуева. И на вечернем заседании пленума Сталин предлагает проект резолюции: «В случае запроса т. Ленина о решении пленума по вопросу о внешней торговле, по соглашению Сталина с врачами, сообщить ему текст резолюции с добавлением, что как резолюция, так и состав комиссии приняты единогласно». Тут же, в черновике протокола, запись: «Не записывать в протокол».

А далее еще одно решение: «Отчет т. Ярославского ни в коем случае сейчас не передавать и сохранить с тем, чтобы передать тогда, когда это разрешат врачи по соглашению с т. Сталиным». И в этот машинописный текст подлинника рукой Фотиевой вписано: «На т. Сталина возложить персональную ответственность за изоляцию Владимира Ильича как в отношении личных сношений с работниками, так и переписки». Здесь же пометка Фотиевой: «Не записанное решение»1.

Таковы обстоятельства принятия 18 декабря этого важного документа. Заверения Ленина в том, что он гораздо больше страдает не от избыточной политической информации, а «из-за отсутствия» оной и уж тем более от радужных реляций о всеобщем единстве, было проигнорировано.

В «Дневнике дежурных секретарей» 19, 20, 21 и 23 декабря рукой Надежды Аллилуевой проставлены лишь даты. Никаких «личных сношений» или «переписки» не зафиксировано.

Между тем 19-го у Владимира Ильича немного поднялась температура и его осматривал лечащий врач-терапевт Федор Александрович Гетье, а 20-го из Германии прибыл профессор Фёрстер. «Владимир Ильич, — пишет Мария Ильинична, — встретил его очень радушно», но осмотр дал фактически те же результаты, что и 1 б декабря, а главное — те же рекомендации: отдых, постельный режим. Впрочем, Фёрстер не был столь категоричен. Во всяком случае против диктовки записки Троцкому не возражал997 998.

21 декабря Крупская пишет: «Лев Давыдович! Проф. Фёр-стер разрешил сегодня Владимиру Ильичу продиктовать письмо, и он продиктовал мне следующее письмо к Вам…» Решением пленума о монополии внешней торговли Ленин был безусловно доволен. На одних оппонентов, видимо, действительно подействовали его аргументы. Другие — спасовали перед самим фактом возможного противостояния Ленину. Так или иначе, победу надо было закреплять.

И Ленин диктует: «Как будто удалось взять позицию без единого выстрела простым маневренным движением. Я предлагаю не останавливаться и продолжать наступление и для этого провести предложение поставить на партсъезде вопрос об укреплении внешней торговли и о мерах к улучшению ее проведения. Огласить это на фракции съезда Советов. Надеюсь возражать не станете и не откажетесь сделать доклад на фракции». Крупская делает приписку: «В.И. просит также позвонить ему ответ. Н.К. Ульянова»1.

В.А. Сахаров эту диктовку считает фальшивкой. Но вот записка (автограф сохранился) Каменева Сталину: «Сегодня ночью звонил мне Троцкий. Сказал, что получил от Старика записку, в которой Старик, выражая удовольствие принятой пленумом резолюцией о Внешторге, просит, однако, Троцкого сделать по этому вопросу доклад на фракции съезда [Советов] и подготовить там почву для постановки этого вопроса на партсъезде. Смысл, видимо, в том, чтобы закрепить сию позицию. Своего мнения Троцкий не выражал, но просил передать этот вопрос в комиссию ЦК по проведению съезда. Я обещал передать тебе, что и делаю». Документ, как видим, весьма примечательный для характеристики и Троцкого, и Каменева, и их отношения к Ленину999 1000.

Сохранился и автограф ответа Сталина Каменеву 22 декабря, — «Записку получил. По-моему, следует ограничиться заявлением в твоем докладе, не делая демонстрации на фракции». Но Сталина беспокоит и другое: «Как мог Старик организовать переписку с Троцким при абсолютном запрещении Фёрстера»1001.

Валентин Сахаров отрицает столь очевидную связь между тремя указанными документами1002. Он ссылается опять-таки на отсутствие пометок о канцелярской регистрации. Но главное, он убежден, что не было у Ленина оснований для того, чтобы «продолжать наступление», ибо на пленуме всё якобы закончилось полной и окончательной победой ленинской позиции.

Но хорошо известно, что Владимир Ильич не очень доверял столь демонстративному единству. И что если от сотрудников своего секретариата, работавших на пленуме, он знал о тех долгих прениях, запись которых Ярославским ему так и не передали? А что если и в самой «победной резолюции» его что-то насторожило? В ней, помимо клятвенных заверений о незыблемости монополии, указывалось на необходимость составления «твердого списка» хозорганов, которым предоставлялось право «непосредственной торговли» под контролем Внешторга. Да и сам проект резолюции Сталина, Каменева и Зиновьева пленум принял единогласно лишь с поправками из контрпроекта Фрумкина1.

вернуться

994

См.: Ленин BJH. Поли. собр. соч. T. 45. С. 473; Известия ЦК КПСС. 1991- № 6. С. 197.

вернуться

995

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С 473.

вернуться

996

Известия ЦК КПСС. 1989. № 4. С. 188.

вернуться

997

См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 189, 191,195; СахаровВА «Политическое завещание» Ленина. С. 217–218.

вернуться

998

См.: Известия ЦК КПСС. 1991. № 6. С. 190; Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 191.

вернуться

999

См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. \9\\ЛенинВИ. Поли. собр. соч. T. 54. С. 327, 672.

вернуться

1000

Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 191.

вернуться

1001

Там же. С. 192.

вернуться

1002

См.: Сахаров В А «Политическое завещание» Ленина. С. 220, 387.

125
{"b":"589684","o":1}