ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сам факт диктовки данного письма засвидетельствован МА. Володичевойвтотжедень, 5 марта 1923 года, в «Дневнике дежурных секретарей»: «Владимир Ильич вызывал около 12-ти. Просил записать два письма: одно Троцкому, другое — Сталину; передать первое лично по телефону Троцкому и сообщить ему [Ленину — В.Т] ответ как можно скорее. Второе [Сталину — В.Т] пока просил отложить, сказав, что сегодня у него что-то плохо выходит. Чувствовал себя нехорошо»1.

А вот запись за 5 марта доктора А.М. Кожевникова: «Проснулся в удовлетворительном настроении, без головной боли… Около 12 часов В.И. пригласил к себе т. Володичеву и продиктовал ей два письма в течение 15–20 минут. Письма, по словам В.И., его нисколько не разволновали, так как они были чисто деловые, но как только ушла стенографистка, у В.И. появилось чувство озноба. Правда, при расспросах В.И. вспомнил, что чувство озноба у него было в правой ноге уже до диктовки, но после диктовки оно резко усилилось… Он лежал под тремя одеялами с грелкой в ногах, — продолжает Кожевников, — но тем не менее чувство озноба не прекращалось… Через некоторое время головная боль усилилась… В правом виске боль… После обеда вместо того, чтобы поспать, начал читать свою статью.

Мы [опять] приехали в 6 часов. Самочувствие у В.И. хорошее. Вид лучше, чем утром. Голова совершенно не болит… Вообще последнее время у В.И. настроение все-таки хуже, чем было предыдущие дни. Несомненно у В.И. есть вопросы, которые его волнуют и заботят. Вечером В.И. вызвал к себе Л.А. Фотиеву»1088 1089.

Хотя и сказал Владимир Ильич врачам, что письма, продиктованные им 5 марта, «его нисколько не разволновали, так как они были чисто деловые», дались они ему, видимо, нелегко. И тот озноб, который продолжался в тот день до вечера, стал лишь предвестником нового приступа болезни.

Утро 6-го еще более огорчило Владимира Ильича. Степень солидарности Троцкого и его готовности ввязаться в борьбу Гляссер явно переоценила. Собственно, сомнения в этом («Если Вы почему-нибудь не согласитесь…») звучало и в самом письме Ленина. Так оно и случилось.

Свою версию ответа Ленину Троцкий изложил в письме к Пленуму ЦК 23 октября 1923 года. После того как Володиче-ва зачитала ему 5 марта послание Владимира Ильича, Троцкий предложил «показать эту его записку и его статью от 30 декабря, присланную им мне в секретном порядке, членам Политбюро, чтобы добиться перемен курса в национальном вопросе наименее безболезненным путем, т. Ленин формально запретил мне это с мотивировкой, которую я уже вынужден был однажды привести на заседании Президиума XII съезда. “Ни в каком случае, — передал мне В.И. через секретаря. — Он (речь шла о т. Каменеве, который отправлялся в Грузию) расскажет все Сталину, а Сталин пойдет на гнилой компромисс и обманет”»1.

Из приведенного письма непонятно — согласился Троцкий на предложение Ленина или нет? Ответ на этот вопрос дает стенографическая запись Володичевой в «Дневнике дежурных секретарей».

«В ответ на прочитанное т. Троцкому письмо Владимира Ильича о грузинском вопросе, — записала Володичева, — т. Троцкий ответил, что так как он болен, то не может взять на себя такого обязательства, но так как надеется, что скоро поправится, то просил прислать ему материалы… для ознакомления и, если здоровье ему позволит, он их прочитает…

Говорил, что у него острые боли, что подошел к телефону с трудом и лишь потому7, что знал, что будут звонить от Владимира Ильича; сказал, что он не может сейчас работать, положительно парализован…» и т. д.1090 1091

Троцкий ответил 5 марта. Тогда же ему («только ему») послали ленинскую статью «К вопросу о национальностях…» и другие материалы [о том, что копия этой статьи вот уже два месяца лежит у Каменева, Владимир Ильич так и не узнал. — В.Т.] Ленину довольно-таки противный ответ Троцкого передали только 6-го. Лишь после этого Владимир Ильич направляет написанное накануне письмо Сталину.

Вот запись Володичевой 6 марта: «Спросил об ответе [Троцкого — ВЛ.] на первое письмо (ответ по телефону застенографирован). Прочитал второе (Сталину) и просил передать лично и из рук в руки получить ответ. Продиктовал письмо группе Мдивани. Чувствовал себя плохо»1092.

Текст письма: «Строго секретно./тт. Мдивани, Махарад-зе и др. / Копия — тт. Троцкому и Каменеву. / Уважаемые товарищи! / Всей душой слежу за вашим делом. Возмущен грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского. Готовлю для вас записки и речь. / С уважением Ленин / 6-го марта 23 г.»1093.

Запись за 6 марта доктора Кожевникова: «Утром В.И. вызвал т. Фотиеву и тов. Володичеву, которой продиктовал несколько слов, всего IS строчки. И свидание с Фотиевой и диктовка Во-лодичевой были связаны с вопросом, который волновал В.И.

Мы приехали к В.И. в 1 час. Вид сегодня у В.И. неважный, но все-таки немного лучше, чем был вчера. Настроение не веселое, но и не очень плохое… Его посадили в передвижное кресло и прокатили по всей квартире. В большой комнате В.И. посидел около 15 минут, после чего снова уложили его в постель.

После нашего отъезда В.И. не захотел обедать, а заснул. Поспал 2 часа. Когда проснулся, позвал сестру, но почти не мог с ней разговаривать. Он хотел попросить сестру позвать Н.К., но не мог назвать ее имени. Когда пришла Н.К., В.И. почти ничего не мог сказать…

Мы приехали с В.В. Крамером в 5S часов. Владимир Ильич лежал с растерянным видом… Глаза грустные, взгляд вопрошающий… В.И. волнуется, пытается говорить, но слов ему не хватает… “Ах, чёрт, вот какая болезнь. Это возвращение к старой болезни…”

Мы дали ему 2 лепешки йодфортана — В.И. их проглотил и через несколько минут сказал: “йод помог, если это йод”. По-видимому В.И. подозревал, что ему дали какое-либо другое лекарство. После этого я впрыснул В.И. в вену левой руки папаверин. В скором времени речь стала улучшаться, В.И. немного успокоился… В 9 часов я звонил М.И. и она сообщила, что В.И. успокоился и заснул»1.

Хотя Троцкий и отказался открыто поддержать Владимира Ильича в «грузинском деле», он в тот же день, 6 марта, послал Сталину замечания на его тезисы к XII съезду — «Национальный момент в партийном и государственном строительстве».

Троцкий предложил указать в тезисах на наличие в партии двух уклонов: «великодержавников» и «националов», конфликты между которыми «принимают открытую форму». Это и другие замечания были учтены Сталиным, и в таком виде тезисы опубликовала «Правда»1094 1095.

Что касается письма Ленина Сталину, то ни 5-го, ни 6 марта оно передано не было. «Надежда Константиновна, — пишет М.А. Володичева, — просила этого письма Сталину не посылать, что и было сделано 6-го. Но 7-го я сказала, что я должна исполнить распоряжение Владимира Ильича. Она переговорила с Каменевым, и письмо было передано Сталину и Каменеву, а затем и Зиновьеву, когда он вернулся из Питера. Ответ от Сталина был получен тотчас же после получения им письма

Владимира Ильича (письмо было передано мной лично Сталину и мне был продиктован его ответ Владимиру Ильичу). Письмо Владимиру Ильичу еще не передано, т. к он заболел».

Стенографическая запись этого текста Володичевой стала заключительной в «Дневнике дежурных секретарей» и была расшифрована ею лишь через 30 с лишним лет — 14 июля 1956 года1. А в 1967 году этот же эпизод Мария Акимовна рассказала Александру Беку более подробно.

вернуться

1088

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 486.

вернуться

1089

РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12. Л. 170,171.

вернуться

1090

РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. Документы и материалы. M., 2004. С. 229.

вернуться

1091

Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 149; РКП(б) Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С. 229

вернуться

1092

Ленин ВЛ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 486.

вернуться

1093

Ленин ВМ. Поли. собр. соч. Т. 54. С. 330.

вернуться

1094

РГАСПИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. хр. 12. Л. 171, 172.

вернуться

1095

См.: Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 158.

136
{"b":"589684","o":1}