ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В сводках ГПУ отмечалось: «Наметившееся до мая улучшение материального положения рабочих, в конце мая приостанавливается и даже местами намечается определенное ухудшение его». Замена зарплаты фабрикатами данных предприятий ордерами в заводские лавки, а кое-где и облигациями государственного «Золотого займа» становятся главными причинами возникновения конфликтов, перераставших в стачки, в том числе на таких крупных предприятиях, как «Серп и Молот» (бывший завод Гужона), «Трехгорная мануфактура» (бывшая Прохоровка), на заводе Михельсона, на предприятиях Сормова и Нижнего Новгорода, заводах Урала, шахтах Донбасса, на транспорте. Если в мае ГПУ фиксирует 28 забастовок, то в июне их уже 47, в июле — 30, в августе 51 (из них 20 в Москве), а в сентябре — 401227.

И главный вывод Дзержинского таков: «Мы видим, что основной причиной, вызывающей недовольство рабочих, находящее известное выражение и выражение именно оппозиционное по отношению к Советскому государству, это оторванность наша от низовых ячеек и низовых ячеек от масс.

У нас есть хорошая связь — это связь бюрократическая, кто-то знает, где-то знают, но чтобы мы сами знали, чтобы секретарь знал — этого нет, слишком уж многие коммунисты увлеклись своей хозяйственной работой, увлеклись мелочами… внешними аксессуарами — празднествами, знаменами, значками, но чтобы непосредственно быть связанными с массами, чтобы знать их настроения — этого нет, у нас нет настоящей связи с массами.

…Если бы связь ячеек, губкомов и т. д., снизу доверху, была бы прочна, то мы могли бы на 9/10 предохранить и предупредить многое, что при таком положении вещей неизбежно. В этом отношении у нас неладно и необходимо обратить на это самое серьезное внимание. Пленум поручил мне подчеркнуть эту недостаточную связь между ячейками и массами»1.

В постановлении пленума, состоявшем из 21 пункта, его 1 и 2 пункты одобряли меры по упорядочению и, по возможности, увеличению зарплаты рабочих, предложенные в докладе Рыкова. 3 и 4 пункты указывали на необходимость сокращения штатов и накладных расходов трестов и предприятий, а 21 пункт — создавал специальную комиссию «для выработки и проведения в срочном порядке мероприятий по борьбе с катастрофическим расхождением цен на фабрикаты и сель-хоз. продукты».

В остальных пунктах подчеркивалась «крайняя опасность наметившихся симптомов отрыва некоторых групп и организаций, как партийных, так и профессиональных, от широких рабочих масс», а также указывалось на необходимость «разъяснительной пропаганды по вопросам финансовой политики, государственной промышленности, государственной прибавочной стоимости», выступлений перед массовыми аудиториями наркомов, хозяйственных руководителей и членов ЦК

Особо подчеркивалась необходимость разработки мер по увеличению авторитета профсоюзов, усилению борьбы со злостными оппозиционными и антикоммунистическими эле-

1 РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С 52.

531

ментами, а Секретариату ЦК поручалось инструктировать редакции всех массовых газет для «проведения строго партийной линии»1.

Вспоминая размышления Ленина о необходимости определения «главного звена» в цепи связанных между собой социально-экономических процессов и политических событий, нетрудно заметить, что данное постановление носило слишком общий характер. А проблема «партия и массы», даже по сравнению с докладом Дзержинского, свелась к «наметившимся симптомам» и борьбе со «злостными элементами» в «некоторых группах».

Но все-таки комиссию по ликвидации «ножниц» создали, желание устранить негативные явления было, и это давало основание надеяться, что партия, сосредоточившись на конструктивной работе, сумеет преодолеть возникшие трудности. Однако при обсуждении на пленуме второго вопроса — о составе Реввоенсовета Республики — разразился скандал.

Та планомерная, в значительной мере «подковерная» борьба по политической изоляции Троцкого, которая велась и до и после XII съезда РКП(б), неизбежно привела «тройку» к стремлению укрепить РВСР своими сторонниками.

Повод был: члены исполкома Коминтерна вот уже несколько месяцев утверждали, что Германия стоит буквально накануне пролетарской революции. И хотя Зиновьев и Сталин довольно скептически относились к оптимистическим прогнозам Радека и Пятакова, было решено помочь германским коммунистам и заводским комитетам, не исключая возможности военной поддержки восстания немецких рабочих.

И вот, на сентябрьском Пленуме ЦК, без всякого предварительного согласования с Троцким, Куйбышев предлагает ввести в состав РВСР Сталина, Орджоникидзе, Ворошилова, Пятакова, Лашевича и Муралова, а из всего состава Реввоенсовета выделить исполнительный орган, в который войдут: Троцкий (председатель), Э. Склянский, С. Каменев (главнокомандующий), П. Лебедев (нач. полевого штаба РВСР), Сталин, Пятаков, Лашевич и Муралов1228 1229.

Дальнейшее довольно красочно описал секретарь Сталина, Борис Бажанов: «Значение этой меры было для Троцкого совершенно ясно. Он произнес громовую речь: предлагаемая мера — новое звено в цепи закулисных интриг, которые ведутся против него и имеют конечной целью устранить его от руководства революцией.

Не имея никакого желания вести борьбу с этими интригами, он предлагает Центральному Комитету освободить его от всех его чинов и званий и позволить пойти простым солдатом в назревающую гражданскую революцию. Он надеется, что хоть в этом ему не будет отказано.

…Слово берет Зиновьев с явным намерением придать всему оттенок фарса и предлагает его также освободить от всех должностей и отправить вместе с Троцким солдатами германской революции. Сталин, окончательно превращая всё это в комедию, торжественно заявляет, что ни к коем случае ЦК не может согласиться рисковать двумя такими драгоценными жизнями и просит Центральный Комитет не отпускать в Германию своих “любимых вождей”. Сейчас же это предложение было самым серьезным образом проголосовано.

Всё принимало характер хорошо разыгрываемой пьесы, но тут взял слово “голос из народа”, ленинградский цекист Комаров с нарочито пролетарскими манерами. “Не понимаю только одного, почему товарищ Троцкий так кочевряжится”. Вот это “кочевряжится” окончательно взорвало Троцкого. Он вскочил и заявил: “Прошу вычеркнуть меня из числа актеров этой унизительной комедии”. И бросился к выходу.

…Заседание происходило в Тронном зале Царского дворца. Дверь зала огромная, железная и массивная. Чтобы ее открыть, Троцкий потянул ее из всех сил. Дверь поплыла медленно и торжественно. В этот момент следовало сообразить, что есть двери, которыми хлопнуть нельзя. Но Троцкий в своем возбуждении этого не заметил…

Замысел был такой: великий вождь революции разорвал со своими коварными клевретами и, чтобы подчеркнуть разрыв, покидая их, в сердцах хлопает дверью. А получилось так: крайне раздраженный человек с козлиной бородкой барахтается на дверной ручке в непосильной борьбе с тяжелой и тупой дверью. Получилось нехорошо»1230.

Пленум тут же принимает решение, в котором констатирует, что своим уходом тов. Троцкий «поставил ЦК в затруднительное положение» и направляет вслед за ним Пятакова и Куйбышева. Их уговоры — вернуться в зал заседаний не дают результата. «Предложение новой коллегии [РВСР — ВЛ], — заявил он им, — продиктовано очень определенными внутрипартийными комбинациями», которые занимают «все больше и больше места в политике руководящего ядра ЦК, грозят в данном случае вреднейшими последствиями в военной работе, а вредных последствий уже не мало в других областях»1.

вернуться

1227

Там же. С. 38, 56.

вернуться

1228

См.: РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С. 145, 146.

вернуться

1229

Там же. С. 147, 148.

вернуться

1230

Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Париж — Нью-Йорк, 1983. С. 71, 72.

153
{"b":"589684","o":1}