ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Пятаков ушел, Куйбышев, оставшись один на один с. Троцким, вероятно, «сорвался» и якобы заявил: «Мы не можем Вас объявить врагом, но считаем нужным в интересах партии против Вас бороться, — вот откуда проистекает необходимость таких методов»1231 1232.

В записке членам ЦК и ЦКК Куйбышев 7 октября написал, что Троцкий неправильно понял и исказил его слова. На самом деле он сказал более витиевато: «Ваше положение в партии и отношение к Вам членов ЦК исключает возможность публичного противопоставления Вас большинству ЦК. Я лично боролся с Вами и буду бороться, поскольку меня будет вынуждать к этому революционная совесть, так как Ваш темперамент часто Вас далеко заводит, но нельзя же только поэтому Вас объявить врагом, начав публичную партийную дискуссию с Вами»1233.

Так или иначе, но вызов был брошен, а поскольку «темперамент» Троцкого не давал ему возможности смолчать, на следующий день, 8 октября, он направил всем членам ЦК и ЦКК обширнейшее письмо по всем тем вопросам, которые обсуждались на сентябрьском пленуме. И судя и по объему и по содержанию этого документа писался и обдумывался он не один вечер. Троцкий утверждал, что вернувшись из Кисловодска 7 октября «он застал обстановку в стране и в партии резко изменившуюся к худшему… Это изменение стало мне ясно только на Пленуме ЦК»1234. Так что Куйбышев дал лишь повод.

«Главной характеристикой момента, — отмечает Троцкий, — является то обстоятельство, что чудовищно возросшее несоответствие цен на промышленные и сельскохозяйственные продукты равносильно ликвидации нэпа…». Для деревни, полагает он, такое положение равнозначно возврату к «военному коммунизму», ибо «для крестьянина — базы нэпа — безразлично, почему он не может покупать: потому ли, что торговля запрещена декретами, или же потому, что две коробки спичек стоят столько, сколько пуд хлеба»1235.

Помимо объективных обстоятельств, которые привели к «ножницам», одной из основных причин сложившегося кризиса являлся, по мнению Троцкого, — «самодовлеющий, т. е. не подчиненный общему хозяйственному плану характер нашей финансовой политики»1. Дело дошло до того, что Политбюро ставит вопрос о введении государственной монополии на продажу водки, т. е. стремится «сделать доходы рабочего государства независимыми от успехов хозяйственного строительства»1236 1237.

Ленинский лозунг смычки истолковывается лишь в сугубо «абстрактно-агитаторском виде», без внимания к «реальному его экономическому содержанию (плановое хозяйство; жесткая концентрация промышленности; жесткое снижение накладных расходов промышленности и торговли)». Возникающие проблемы бюрократическая система решает, как правило, бюрократическими методами: созданием различных комиссий с чрезвычайными полномочиями.

Однако подобное политико-административное давление лишь возвращает нас «к попыткам военно-коммунистического командования ценами». А роль Госплана по научному и плановому регулированию хозяйства, вопреки воле Ленина, не только не усилена, наоборот, — «он отодвинут еще более назад»1238.

Отсюда плановая несогласованность, которая приобретает «вопиющие формы в работе центральных и вообще основных государственно-хозяйственных органов… Важнейшие хозяйственные вопросы решаются в Политбюро наспех, без действительной подготовки, вне их плановой связи… Чтобы быть совершенно точным, надо сказать: руководства хозяйством нет, хаос идет сверху»1239.

Такая ситуация, полагает Троцкий, во многом объясняется «внутрипартийным режимом». Еще на X съезде стало очевидным, что «зажим эпохи военного коммунизма должен уступить место более широкой и живой партийной общественности». Однако сложившийся режим «гораздо дальше от рабочей демократии, чем режим самых жестких периодов военного коммунизма»1240.

«Создаваемый сверху вниз секретарский аппарат, все более и более сомодовлеющий, стягивает к себе все нити». Это неизбежно убивает у хозяйственников инициативу и чувство личной ответственности, порождает у партийных работников, входящих в аппарат государства и партии, отказ от собственного мнения, по крайней мере открыто высказываемого, а у рядовых членов партии — пассивность и апатию»1.

В этом контексте Троцкий излагает и свою версию кадровых перестановок в Реввоенсовете, предложенных ЦК на сентябрьском пленуме, которые, по его мнению, направлены на изоляцию «руководящего органа» РККА и «ударяют по моральному сплочению армии»1241 1242.

В заключение, обращаясь ко всем членам ЦК и ЦКК, Троцкий заявлял, что наиболее безболезненным «выходом из положения явилось бы осознание нынешней руководящей группой всех последствий искусственно поддерживаемого ею режима и искренняя готовность содействовать переводу партийной жизни на более здоровые рельсы. В этом случае методы и организационные формы для перемены курса нашлись бы без труда. Партия вздохнула бы с облегчением»1243.

В соответствии с существовавшим порядком, Троцкий направил свое письмо в Секретариат ЦК для рассылки членам ЦК и ЦКК На следующий день, 9-го, по указанию Молотова, на ротаторе распечатали 125 копий этого письма и одну тотчас послали Сталину, а 10-го 12 экземпляров роздали членам Политбюро и президиума ЦКК1244.

Судя по обмену записками между Рыковым и Троцким, для обсуждения письма поначалу предполагалось провести «частное совещание членов Политбюро» или «устроить совещание с некоторыми членами ЦК». Вероятно, поэтому 11 октября Политбюро, с согласия Троцкого, решило отложить дальнейшую рассылку, приняв к сведению его информацию, что сам он успел ознакомить с письмом лишь узкий круг единомышленников, которые не являлись ни членами ЦК ни ЦКК1245.

Однако круг лиц, ознакомившихся с письмом Троцкого, оказался гораздо более широким. И хотя Троцкий решительно отрицал какие-либо шаги, направленные к его распространению, уже 14 октября бюро МК РКП(б) приняло постановление обсудить оный документ, являющийся, «по сути дела, платформой, на основе которой делаются энергичные попытки к образованию фракции»1246.

На следующий день, ссылаясь на эти постановления, Политбюро ЦК решает разослать письмо Троцкого всем членам

ЦК и ЦКК, а Президиум ЦКК, тогда же — 15 октября, принимает резолюцию, в которой указывает, что «разногласия, перечисленные тов. Троцким, в значительной степени искусственны и надуманы, и что т. Троцкий неосновательно заостряет обычные во всякой коллективной работе разногласия». И хотя партия стоит перед фактом попытки «организации фракции», Президиум ЦКК убежден, что «на данной стадии развития разногласий все они могут и должны быть изжиты внутри ЦК и ЦКК», а посему все получатели письма Троцкого обязаны не выносить эти разногласия за рамки ЦК и ЦКК1.

вернуться

1231

РКП(б) Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С. 150.

вернуться

1232

Там же. С. 150.

вернуться

1233

Там же. С. 153.

вернуться

1234

Там же. С. 195.

вернуться

1235

Там же. С. 156.

вернуться

1236

РКП (б) Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С. 156.

вернуться

1237

Там же. С. 161.

вернуться

1238

Там же. С. 155, 156, 158.

вернуться

1239

Там же. С. 155, 156.

вернуться

1240

Там же. С. 159, 160.

вернуться

1241

См.: РКП(б) Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. С. 159, 160,163.

вернуться

1242

Там же. С. 162.

вернуться

1243

Там же. С. 164.

вернуться

1244

Там же. С. 178.

вернуться

1245

Там же. С. 172, 178,195.

вернуться

1246

Там же. С. 174, 176.

154
{"b":"589684","o":1}