ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из перехода страны к гражданскому миру вытекал не только крутой поворот к укреплению союза с крестьянством, но и налаживание отношений с интеллигенцией, церковью, мало того — с лояльными нэпманами и т. п. Все конкретные реформы в законодательстве, реорганизация ВЧК и прочее исходили именно из этого, ибо без гражданского мира о подъеме производительных сил, культуры, общей «цивилизованности» страны не могло быть и речи.

На это были направлены и такие политические преобразования, как расширение представительства во ВЦИКе не центрального и местного начальства, а беспартийных крестьян, увеличение периодичности и продолжительности самих сессий ВЦИК, дабы его члены не штамповали законы, а могли по-деловому их обсуждать.

Это относится и к предложению Ленина о расширении состава ЦК РКП(б) за счет рабочих не по социальному происхождению, а «от станка», превращение собираемых раз в два месяца расширенных пленумом ЦК в «высшую партийную конференцию» для укрепления «связи с действительно широкими массами через посредство лучших из наших рабочих и крестьян»1383.

Все это требовало от руководства страны и государственного аппарата коренного изменения форм и методов работы, поскольку в новых условиях «ничего нельзя поделать, — замечает Ленин, — нахрапом или натиском, бойкостью иди энергией, или каким бы то ни было лучшим человеческим качеством вообще»1384.

С этим связан предлагаемый Владимиром Ильичом радикальный пересмотр места и роли во всей системе государственной власти России — Госплана, ибо он «как совокупность сведущих людей, экспертов, представителей науки и техники,

обладает, в сущности, наибольшими данными для правильного суждения о делах».

Если раньше ученые и социалисты Госплана выступали в роли констультантов, рекомендациями которых можно было и пренебресь, то теперь ему, наравне с ВЦИКом и СНК придавались законодательные функции. То есть решения Госплана приобретали силу закона, остановить который могла лишь сессия ВЦИК1.

Мало того, при оценке деятельности наркоматов и всего госаппарата необходимо «проверять, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой (а это, нечего греха таить, у нас особенно часто бывает), чтобы наука действительно входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом»1385 1386.

А, во-вторых, особое место в системе госучреждений Республики должен занять Наркомпрос. «У нас делается слишком мало, — отмечает Ленин, — безмерно мало для того, чтобы передвинуть весь наш государственный бюджет в сторону удовлетворения в первую голову потребностей первоначального народного образования». Поэтому, сокращая расходы всех других наркоматов, вплоть до некоторых программ военного ведомства, необходимо, чтобы «освобожденные суммы были обращены на нужды Наркомпроса»1387.

Для того, чтобы «оказаться вполне социалистической страной», России необходима культурная революция, «но для нас, — напоминает Владимир Ильич, — эта культурная революция представляет неимоверные трудности и чисто культурного свойства (ибо мы неграмотны) и свойства материального (ибо для того, чтобы быть культурными… нужна известная материальная база»1388.

На решение этих сложнейших задач, опираясь на ту тягу к культуре и образованию, которую проявляют самые широкие народные массы, и должна быть направлена работа государственного аппарата. И тут сразу же встает вопрос: способен ли он на это в своем нынешнем виде?

О том, что Госаппарат, особенно на местах, становится худшим средостением «между трудящимся народом и властью», что он насквозь пропитан старым духом чиновничьего бюрократизма и остается и посейчас «в том же до невозможности,

593 до неприличия дореволюционном виде», Ленин говорил и писал все эти годы многократно1.

Это поразительно, заметил Владимир Ильич, как люди, совершившие революцию, потрясшую мир, проявляют удивительную робость как только сталкиваются с канцеляриями, бесчисленными формами казенного бумаготворчества, крючкотворством, чинопочитанием и прочими атрибутами старой «государственности». Тут вся «наша “революционность” сменяется сплошь да рядом самым затхлым рутинерство»1389 1390.

Важно осознать, что вопрос стоит крайне остро: или — или. «Без систематической и упорной борьбы за улучшение аппарата, — записал Ленин в самом начале НЭПа, — мы погибнем до создания базы социализма»1391

Масштабы необходимой реформы госаппарата были таковы, полагал Ленин, что провести ее обычными административными преобразованиями невозможно. Необходимы меры не только радикальные, но и неординарные. А для этого важно привлечь к реформе лучшие партийные силы и «лучших из наших рабочих и крестьян». Именно такое «гибкое соединение советского с партийным» являлось, по мнению Владимира Ильича, «источником чрезвычайной силы в нашей политике»1392.

Реально это означало соединение ЦКК РКП(б) с Рабкри-ном, «слияние авторитетнейшей партийной верхушки с “рядовым” наркоматом», но в ином составе и с иными функциями. Прежний аппарат НК РКИ был для этого совершенно не пригоден, ибо унаследовал худшее из старой чиновничьей «культуры» вплоть до мздоимства инспекторов1393.

Между тем, деятельность нового партийно-советского органа должна была «касаться всех и всяких, без всякого изъятия, государственных учреждений, и местных и центральных, и торговых, и чисто чиновничьих, и учебных, и архивных, и театральных и т. д. — одним словом, всех без малейшего изъятия»1394.

Для выполнения подобных функций новому органу нужен был высочайший авторитет. Добиться этого, считал Ленин, можно лишь «дав ему головку с правами ЦК»1395. На них и на членов ЦКК из лучших рабочих возлагалась также задача бороться с бюрократическими извращениями в самом партаппарате, в том числе в его руководящих звеньях с тем, чтобы «уменьшить влияние чисто личных и случайных обстоятельств и тем самым понизиться опасность раскола»1.

Для этого, предлагает Ленин — «Нарком Рабкрина совместно с президиумом ЦКК должен будет… присутствовать на Политбюро и проверять все документы, которые так или иначе идут на его рассмотрение» с тем, чтобы «практически участвовать в контроле и улучшении нашего госаппарата, начиная с высших государственных учреждений и кончая низшими местными и т. д.»2.

На заседаниях Политбюро они «должны составить сплоченную группу, которая, “не взирая на лица”, должна будет следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел»3.

При этом, подчеркивал Ленин, необходимо не только указывать на ошибки, «ловить» бюрократов и лихоимцев в наркоматах, трестах и т. п. Главное — учить тому, как устранить недостатки, как наладить работу в соответствии с новейшими достижениями научной организации труда. А для этого специалисты Рабкрина должны знать подобный опыт в странах Европы и США4.

вернуться

1383

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 384.

вернуться

1384

Тамже. С. 391.

вернуться

1385

См .-.Ленин ВИ. Поли. собр. соч. T. 45. С. 349, 350.

вернуться

1386

Там же. С 391.

вернуться

1387

'Там же. С 312,364,365.

вернуться

1388

' Там же. С. 377.

20 В. Логинов

вернуться

1389

См.:Лепин ВЦ. Поли. собр. соч. T. 45. С. 385, 428.

вернуться

1390

Там же. С. 400.

вернуться

1391

Ленин BJH. Поли. собр. соч. T. 43. С. 381.

вернуться

1392

См .-.Ленин ВИ. Поли. собр. соч. T. 45. С. 384, 399.

вернуться

1393

Там же. С. 393, 406,445.

вернуться

1394

Там же. С. 399.

вернуться

1395

Там же. С. 405.

171
{"b":"589684","o":1}