ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

9 марта Ленин пишет Молотову: «Следует, по-моему, для рабочих требовать 3-х лет стажа, для крестьян и красноармейцев — 4-х лет, остальным 5 лет». Помимо этого ЦК должен «определить точнее» само понятие «стажа» для «проверки того, являются ли кандидаты действительно сколько-нибудь испытанными коммунистами»1.

После получения этого письма, 13 марта, Политбюро утверждает доработанные тезисы Зиновьева, игнорировав предложения Ленина по вопросу о стаже, и в таком виде тезисы публикуются 17 марта в «Правде».

Владимир Ильич решает оспорить это постановление и обращается с письмом к Пленуму ЦК. 24 марта он диктует по телефону из Корзинкино: «Я считаю крайне важным удлинить стаж для приема новых членов в партию». Учитывая столь единодушное мнение членов Политбюро, поддержавших Зиновьева в этом вопросе, Ленин идет на компромисс.

«Предлагаю оставить полгода только для тех рабочих, которые не меньше 10 лет пробыли фактическими рабочими в крупных промышленных предприятиях. Для остальных рабочих назначить 1S, 2 года назначить для крестьян и красноармейцев и 3 года для всех остальных… Я считаю крайне опасным оставить без изменения предлагаемые Зиновьевым краткие сроки»495 496.

Владимир Ильич разъясняет свою позицию: две революции — февральская и октябрьская, две войны — империалистическая и гражданская, привели к гигантской передвижке в социальной структуре населения. Многие ремесленники и крестьяне, уклоняясь от фронта или желая получить «пролетарский паек», уходили на заводы. При таких изменениях считать рабочими всех, кто в данный момент так или иначе связан с промышленным производством, было бы чистейшей канцелярщиной и самообманом.

«Несомненно, что у нас, — полагал Ленин, — постоянно считаются за рабочих такие лица, которые ни малейшей серьезной школы, в смысле крупной промышленности, не прошли. Сплошь и рядом в категорию рабочих попадают самые настоящие мелкие буржуа, которые случайно и на самый короткий срок превратились в рабочих». И Владимир Ильич предупреждает о главной опасности: «Якобы пролетарский характер нашей партии на самом деле нисколько не гарантирует ее от возможного перевеса, и притом в самый короткий срок, элементов мелкохозяйских»497.

Совершенно очевидно, что суть расхождений Ленина с предлагаемыми тезисами состояла в различном понимании руководящей роли коммунистов. Именно здесь, в Корзинки-но, он формулирует мысль, которая пройдет через все его последующие выступления: все мы — коммунисты — лишь «капля в море», и партия будет сильна лишь постольку, поскольку сумеет своей работой выразить интересы и завоевать доверие широчайших слоев трудящихся. Только так она сможет претендовать на руководящую роль1.

Иными словами, для Ленина авангардная роль партии менее всего определялась ростом числа ее членов. Главным был авторитет и степень их влияния на массы. «Если у нас, — пишет Владимир Ильич, — имеется в партии 300–400 тысяч членов, то и это количество чрезмерно, ибо решительно все данные указывают на недостаточно подготовленный уровень теперешних членов партии. Поэтому я усиленно настаиваю на необходимости удлинить сроки стажа…»498 499

Однако Пленум ЦК, собравшийся 25 марта, выслушав замечания Ленина, идет лишь на частичные уступки. Пункт тезисов Зиновьева об условиях приема в партию принимается в следующей формулировке: «Установить кандидатский стаж для рабочих — 6 мес., для красноармейцев — 1 год, для крестьян и прочих лиц — 1S года, с возложением особой ответственности на товарищей, рекомендующих новых членов партии»500.

На протяжении всего срока пребывания в Корзинкино Ленин тщательно готовит и пишет план доклада на XI съезде РКП(б). Он переделывает и переписывает его четыре раза. Мысль Владимира Ильича вращается вокруг тех же проблем, о которых он писал в эти дни членам ЦК, говорил на съезде металлистов. «Генуя. Мы себя в обиду не дадим». О Коминтерне — «тема т. Зиновьева? Выкинуть вовсе?» А вот итог «всемирно-исторических завоеваний великой русской революции» — это надо501.

О НЭПе — подробнее: о «госкапитализме» и «схоластике», о «приспособлении к крестьянству» и «умении торговать и управлять», о вопросе Устрялова — что это «эволюция или тактика?». О роли государства и его аппарата: «Советское государство. Первое в мире. Новая эпоха: хуже первого паровозаII» И какую проблему ни поднимает Ленин, все заканчивается одним: «Обеспечен успех, если хватит? Чего? Культурности!!!»;

«Чья возьмет? Чего не хватает? Культурности»; «Вопрос “только” в культурности/»’

И о партии. «За отчетный год (1921–1922) в области нэпа мы не столько сражались, сколько были сражаемы». Но это была «разведка», «поиски экономической политики», «начало стройки», а главное — «Голод». Отбросить «сладенькое комвранье (тошнит)». Задача: «Во главе масс надо быть, иначе мы капля в море. “Полоса пропаганды декретамипрошла. Массы поймут и оценят лишь деловую практическую работу, практический успех в хозяйственной и культурной работе». Отсюда перегруппировка сил. «Ответственные коммунисты из передних рядов назад! / Простой приказчик — вперед! / Вершками. / Малые дела. / Культурная и хозяйственная работа». И еще: «сохранить перспективу»502 503.

23 марта, посылая план Молотову, Ленин пишет: «План предполагаемого мною политдоклада Цека на съезде:

в основном повторение, в некоторых пунктах развитие того, чту сказано в речи на съезде металлистов, 6.III.1922. Совсем коротко о Генуе. Несколько подробнее о нэпе и о понятии “государственного капитализма”.

…Главное, чего нам не хватает, — культурности, умения управлять… Экономически и политически нэп вполне обеспечивает нам возможность постройки фундамента социалистической экономики.

…Разрыв между величием начатых осуществлением задач и нищетой, как материальной, так и культурной».

План должен был 25 марта озвучен на Пленуме ЦК, и Ленин пишет Молотову: «Если потребуется моя явка на пленум для объяснений по поводу нижеприводимого плана доклада, я безусловно могу явиться и явлюсь часа через 2–3 после вызова». И еще: все эти дни кратковременные спазмы, как и головные боли, не прекращаются. Поэтому, на всякий случай, Владимир Ильич просит «пленум ЦК назначить дополнительного докладчика от ЦК, ибо мой доклад слишком общ, затем я не абсолютно уверен, что смогу его сделать, а главное — от текущей работы Политбюро уже месяцами отстал»504.

21 марта, в связи с прибытием из Берлина немецких профессоров Клемперера и Фёрстера, Ленин поручил Николаю Горбунову составить список ответработников, которых необходимо провести через медосмотр. В этот список он предложил включить Троцкого, Каменева, Сталина, Чичерина, Осин-ского, Брюханова «и несомненно целый ряд других»1.

Включать в список, действительно, надо было чуть ли не всю «верхушку». В начале года Рыкова отправили на операцию в Германию. И после нее, 1 марта, Ленин телеграфирует Крестинскому: «Не выпускайте Рыкова пока не достигнет 70 кило». Крестинский ответил: «…Спросил сегодня у врача, можно ли надеяться, что Рыков увеличит свой вес до 70 кило. Врач ответил, что при характере Рыкова этого, вероятно, никогда не будет… Если он дойдет до 60 кило, то и это будет уже хорошее состояние здоровья… Рыков собирается около 15 марта выехать в Россию»505 506.

вернуться

495

' Ленин ВИ. Поли. собр. соч. T. 45. С. 17, 18.

вернуться

496

Там же. С. 17–18.

вернуться

497

Там же. С. 18.

вернуться

498

См.-. Ленин ВМ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 414, 417.

вернуться

499

Там же. С. 18.

вернуться

500

Там же. С. 501.

вернуться

501

Там же С 409,410.

вернуться

502

Ленин ВИ. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 410, 411,412,413,41б, 417.

вернуться

503

Там же. С. 409, 410,413,417,418.

вернуться

504

Там же. С. 60, б 1,62.

вернуться

505

См.: В.И. Ленин. Неизвестные документы. С. 523

вернуться

506

Там же. С. 441, 442,509.

59
{"b":"589684","o":1}